Консультации председателей приемных комиссий по истории ведущих вузов Санкт-Петербурга

Санкт - Петербургский государственный университет
 

align="center"]  (продолжение)

   Петровские реформы вызывают трудности обилием материала и многочисленностью нововведений в русский политический строй, экономику, культуру. Можно предложить следующую схему изучения реформ. Начать надо с реформ государственного управления, поскольку это были, пожалуй, наиболее назревшие преобразования. К ним, естественно, примыкают реформы армии и создание военно-морского флота. Затем надо рассмотреть экономическую политику Петра, обязательно усвоив понятия "меркантилизм" и "протекционизм". Далее — политику в области социальных отношений, причем нужно разобраться во влиянии и на высшие классы общества и на низшие. Если в первом случае огромную роль сыграли петровские указы, то во втором — введение подушной подати взамен подворного обложения, что привело к фактической ликвидации целых социальных прослоек. Наиболее неоднозначно оцениваются реформы в области культуры, что и надо показать в ответе.
   Непросто подготовить и тему "Северная война". Тут надо применять ту схему, о которой говорилось во введении: показать причины и поводы войны, а также ее периоды (переломным моментом была Полтавская битва). Абитуриенты часто забывают о своего рода "аппендиксе" Северной войны — Прутском походе, о тех войнах, которые вела Россия до Северной войны, и после нее (восточная политика петровского правительства).
    Время дворцовых переворотов очень плохо изучено в нашей историографии, так что здесь нет обилия материала по истории, экономике и политическим отношениям того времени. Но зато трудность вызывает обилие действующих лиц дворцовых переворотов и их генеалогия. Нельзя также забывать о причинах и, так сказать, "поводе", которые привели к такого рода эпохе в нашей истории. Что касается глубинных причин, то это, конечно же, утверждение абсолютизма, возрастание власти самодержца, но одновременно и всего дворянского сословия во главе с гвардией, что делало трон игрушкой в чьих-то руках. "Поводом" же был знаменитый петровский указ о престолонаследии (его сплошь и рядом путают с указом о единонаследии), который оставлял занятие престола на усмотрение царствующего самодержца. Не забудьте, что дворцовые перевороты не были совершенно безликими и повторяющими друг друга. С воцарением Анны Иоанновны связана попытка создания конституционной монархии, "сооруженной двухнедельным правлением Верховного Тайного совета" (В. О. Ключевский). Переворот Елизаветы Петровны также имел свои особенности. Он был наиболее "демократическим" по составу участников и вовлек в подготовку заговора послов иностранных держав.
Обычно абитуриенты плохо знают внутреннюю и внешнюю политику эпохи дворцовых переворотов. Обратите на эти проблемы пристальное внимание, особенно на реформы времен Елизаветы и на Семилетнюю войну, которую довольно часто путают с Северной. Надо знать причины, повод и общий ход военных действий, важнейшие сражения, имена крупнейших русских полководцев. Война чуть было не закончилась курьезом, когда пришедший к власти Петр III приказал двинуть войска на Данию, которая была союзницей России. Кстати, короткое правление этого "случайного гостя русского престола" часто выпадает из памяти абитуриентов, а изданный по его приказу важнейший Документ — Манифест о вольности дворянской - связывают с Екатериной.
   Время Екатерины (в плане изучения) выгодно отличается от петровской эпохи тем, что здесь все довольно четко распадается на внутреннюю и внешнюю политику. Нужно хорошо знать и первую и вторую, уметь выделить в них этапы, понимать, чем время Екатерины отличается от предшествующего. В связи с этим надо понимать, что "просвещенный абсолютизм" - это отнюдь не оборот речи и не маска "на злобном лице самодержавия", как часто трактовали его в предшествующие годы. Это особый этап развития российской государственности - попытка самодержавия изменить существующий строй без всякого покусительства на его основы, не меняя ни в малейшей степени крепостнических отношений. Нужно с фактами в руках уметь обосновать идею о том, что XVIII век - "золотой век" российского дворянства, причем включая петровские указы, законодательство времен дворцовых переворотов и времен Екатерины. Во времена Петра это, конечно же, указ о единонаследии и Табель о рангах. Однако дворянин петровского времени - это еще не дворянин последующих времен: Петр не давал ему покоя - заставлял посещать дворянские смотры, посылал на учебу за границу. Усиливавшееся "освобождение дворянства" все больше превращалось в освобождение от государственной службы и способствовало превращению дворян в своего рода паразитическую прослойку, существующую за счет крестьян. Такое "освобождение" дворян было закреплено указом о вольности дворянской 1762 г. и Жалованной грамотой российскому дворянству 1785 г.
   Рассуждая о восстании Пугачева, нужно обязательно показать сложность этого движения, разнообразный состав его движущих сил, периоды, которые традиционно выделяют в этом движении. Один из периодов этого движения в наибольшей степени подходит под определение крестьянской войны, но в целом движение являет собой переплетение различных противоречий.
   Короткое правление Павла I, противоречивое и запутанное, оборачивается, однако, одним из вопросов экзаменационных билетов, посвященным внутренней и внешней политике конца XVIII в. Вот почему в этом вопросе надо обязательно разобраться, видеть отличия этого периода от предшествующего и последую-
   Историки определяют правление Павла как апогей личной власти императора.
   Переходя к XIX веку, надо сказать, что наибольшие трудности у абитуриентов вызывает вопрос о внешней политике России начала века. Дело в том, что яркие события Отечественной войны 1812 года заслоняют в памяти абитуриентов все остальное. Между тем отношения с наполеоновской Францией пусть и главное, но далеко не единственное направление внешней политики России этого времени. Интересы российского правительства простирались и на другие регионы, свидетельством чего были войны с Ираном, Турцией, Швецией.
   Вообще внешняя политика XVIII - XIX вв. вызывает значительные трудности у абитуриентов. Основная трудность заключается в том, что сама геополитическая ситуация определяла круг противников России, с которыми ей приходилось вести войны на протяжении этих столетий. Это Польша, Швеция, Турция. С последней, например, Россия вела ряд войн и в том и в другом столетии. Для вступительных экзаменов это оборачивается трагикомедией: Кутузов обороняет Шипку, Скобелев штурмует Измаил и т. д. Тут можно лишь посоветовать разложить фамилии и факты по "полочкам", уложить их в систему, связав с теми событиями внешней политики, которые уже хорошо известны абитуриенту.

    Иные трудности вызывают вопросы, связанные с внутренней политикой. Дело в том, что традиция, прежде господствовавшая в обучении, рисовала внутреннюю политику сугубо черным цветом, а ее руководителей, в частности представителей российского царствующего дома, как глупцов и вредителей. Как показывает изучение учебных пособий, которые увидели свет в последнее время, освобождение от груза этой традиции идет крайне медленно и болезненно. Современный абитуриент, не впадая в апологетику, должен максимально приближенно к объективности изложить основные направления внутренней политики, особое внимание при том обратить на сложность и неоднозначность внутренней политики, на наличие в ней различных периодов и, что не менее ажио, направлений. Надо всячески избегать субъективных, однозначных оценок как всякого рода мероприятий внутренней политики так и деятелей ее, четко различать субъективные устремления этих деятелей и объективные результаты, к которым приводили предложенные ими мероприятия. Так, скажем, замысел создания военных поселений, может быть, и неплох, но вот осуществление его привело к известным результатам. Внутренняя политика правительства Николая I, в целом имея консервативный окрас, была весьма неоднозначной, она изобиловала как сугубо охранительными мероприятиями, так и искренними попытками решить наболевшие вопросы внутренней жизни огромного государства. О попытках решить крестьянский вопрос свидетельствует обилие комиссий, которые создавались при Николае и которые должны были рассматривать те или иные вопросы, но это же обилие свидетельствует и о бессилии правительства решить крестьянский вопрос.
    Сами реформы 60—70-х гг. являются для абитуриентов достаточно сложным материалом. Сразу надо оговориться, что им посвящены два вопроса: один — непосредственно освобождению крестьян, а другой — остальным так называемым буржуазным реформам. Поэтому, если вам достался вопрос о реформах 60— 70-х гг. то о самом освобождении крестьян рассказывать уже не надо — помните: это самостоятельный вопрос. Замечено, что трудности у абитуриентов вызывает как подготовительный период, так и само проведение знаменитой реформы освобождения крестьян.
   Изучая подготовку реформы, надо постараться разобраться в подходах различных групп дворянства и правящего аппарата к освобождению крестьян, а когда речь идет о самой реформе — в ее сути, условиях ее проведения. Часто абитуриенты не знают основных атрибутов реформы: что такое отрезки, какова была судьба крестьянской общины, что выиграли и в чем проиграли и крестьяне и землевладельцы. Освобождение крестьян надо оценить как можно более объективно, не преуменьшая и не преувеличивая значения этого события для дальнейшей истории России.
   Надо видеть общие закономерности реформаторской деятельности правительства, подмеченные еще П. Н. Милюковым. Речь идет, прежде всего, о реформах в области государственного устройства. Петровское правительство сосредоточилось на реформах центрального управления. Но ко временам Екатерины заметно стало уже явное отставание в области местного управления — вот почему сердцевину административных реформ Екатерины составляет губернская реформа. Однако уже к началу XIX века ясно что необходимы коренные изменения в области центрального управления.
   Если вернуться к оценкам реформ 60—70-х гг., то надо иметь ВИДУ что в учебниках и учебных пособиях совсем недавнего времени давались неправильные характеристики значения и влияния на русскую общественную жизнь этих реформ. Взять, например, земства. С легкой руки вождя мирового пролетариата за ними закрепилось язвительное — "пятое колесо в телеге самодержавия".
   Это, конечно же, гиперкритический подход, который деформирует картину исторического развития России. Но сейчас так легко впасть в апологетику земств, что также было бы неправильно. Необходимы взвешенные оценки этого важнейшего политического института России второй половины XIX - нач. XX вв. Нельзя преуменьшать значение земств в политической и общественной жизни: они способствовали развитию России по более демократическому пути, взяли на себя заботу о тех сферах жизни, которые выпадали из поля зрения правительства, но надо видеть и ограниченность влияния земств — ведь само правительство положило предел росту влияния этих организаций, постоянно ущемляло их, ограничивало их компетенцию.
Ряд вопросов, которые выносятся на вступительные экзамены, связан с развитием революционного движения в России в конце XIX - начале XX вв. Для лучшего понимания этой темы надо прочитать две известные работы В. И. Ленина — "Памяти Герцена" и "Из прошлого рабочей печати". Они, правда, уже сами стали достоянием истории, но пока историки практически не отошли от той периодизации революционного движения, которая дается в этих работах, — выделения трех основных периодов: дворянского, разночинного и пролетарского (причем и в последнем В. И. Ленин выделял ряд этапов).
   Характеризуя творчество А. Н. Радищева, желательно отказаться от школьных упрощенных схем. Дело в том, что произведение Радищева "Путешествие из Петербурга в Москву" весьма полифонично по своему смысловому звучанию. Мы можем найти в нем как яростный протест против самодержавия, так и чуть ли не апологетику последнего. Чтобы лучше разобраться во- взглядах Радищева, желательно ознакомиться с его творчеством. При всей сложности взглядов этого, как его назвала Екатерина, "бунтаря хуже Пугачева" нельзя отрицать, что именно с ним связан первый в нашей истории призыв к революции. Но весьма сложна проблема "Радищев и радищевцы". Скорее всего, мыслитель был еще одинок, для такого рода воззрений еще не сформировалась соответствующая почва.
   Таковая возникла уже в первой четверти следующего столетия. При изучении движения декабристов обратите внимание на ранний период, когда появились зародыши будущего декабризма. Чаще всего абитуриенты этого не знают, увлекаясь уже непосредственно самим восстанием. В ответе надо показать знание ранней истории декабризма, связь и в то же время отличия движения от масонства, организационные изменения в движении. Решающую роль в оформлении зрелого декабристского движения сыграл Московский съезд, о котором в большинстве случаев абитуриенты забывают. Характеризуя программы Южного и Северного обществ, нужно отказаться от почему-то широко распространенной схемы: "Русская Правда" Пестеля была "более прогрессивной, чем конституция Никиты Муравьева". Выбрав за отправные точки такие вопросы, как отношение к государственному устройству, аграрный и национальный вопросы, нужно с фактами в руках показать конкретные отличия, которые существовали в программах. Говоря о выступлениях декабристов, их организационном устройстве, не упустите и то, что было на Украине, — существование здесь "Общества соединенных славян", Тульчинской управы, выступление Черниговского полка.
     Проблема преемственности в революционном движении не должна превратиться в ставшую уже почти анекдотической формулировку: "Декабристы разбудили Герцена !". Нужно уметь показать сложность взглядов первых революционных демократов, их формирование под перекрестным влиянием местных традиций и западноевропейской философской и экономической мысли. В советской науке вопрос о соотношении революционной демократии и народничества является дискуссионным. Абитуриенту, естественно, влезать в эти споры нет необходимости, но показать отличия между революционными демократами и народниками, и в то же время взаимовлияние, он должен уметь. В народничестве было, как известно, три основных течения, связанных с именами Бакунина, Лаврова и Ткачева. Крайностью революционного движения, оттолкнувшей от него многих мыслящих людей, была нечаевщина, которой также нельзя забывать. Когда рассуждают о революционном движении той поры, часто путаются в фактах. Дело в том что существовало две "Земли и воли" — одна начала 60 х гг. — довольно рыхлая организация, и "Земля и воля", сыгравшая гораздо большую роль и распавшаяся в конце 70-х гг. на "Народную волю" и "Черный передел". Хождение же в народ, предпринятое в первой половине 70-х гг., было явлением, вовлекшим в себя людей, организационно не связанных с "Землей и волей"
   Если раннее народничество обычно абитуриенты знают неплохо, то позднее, так называемое либеральное, народничество по ряду обстоятельств бывает совершенно неизвестно. Между тем глава либерального народничества Николай Константинович Михайловский был признанным властителем умов в конце XIX века, и в этом с ним вряд ли кто сравнится. Взгляды Михайловского были причудливым, но талантливым сплавом двух самых популярных в ту пору западноевропейских учений — дарвинизма и марксизма. "На выходе" получилось интересное учение, столь не достававшее российской революционной мысли, основным содержанием которого было поведение и жизненные цели отдельных индивидуумов.
   Взаимосвязи и противоречия между народничеством и пролетарским революционным движением также заслуживают отдельного внимательного изучения, ибо здесь нет места схематизму и надуманным схемам, которые господствовали в последние десятилетия в советской исторической науке. Это относится, в первую очередь, к так называемому "легальному марксизму". У изучающего историю вырисовывается в голове следующая схема: был марксизм, сказать, правильный, ленинский и был марксизм неправильный "легальный". Но речь идет о том, что марксизм стал очередным направлением западноевропейской философской мысли, получившим широкое распространение в России. Так же, как в 40-е годы стыдно было не знать Гегеля, в конце XIX в. стыдно «было не знать Маркса. Марксизм получил хождение на Руси в самых разных формах, что и пыталась прежняя историко-партийная наука выразить словом "легальный". Отличие ленинского марксизма от всех остальных разновидностей во многом надуманно и заключается, прежде всего, в том, что работы Ленина, использовавшего те или иные аспекты учения Маркса и Энгельса, стали основой идеологии нелегальной, сплоченной и сильной революционной организации, ориентированной на захват власти и дестабилизацию существующего в стране порядка.

   Когда речь идет о социальном, экономическом и политическом развитии страны в конце XIX—XX вв., в начале надо сделать упор не столько на сходстве экономического строя России с: европейскими странами, сколько на его специфических чертах. В современной исторической науке Россию относят ко второму эшелону (модели). В странах этого эшелона развитие буржуазных структур началось позднее, чем в странах первой модели, но осуществлялось более интенсивно. Процесс капиталистической эволюции в этих странах протекал в условиях сохранения многочисленных остатков старых, до буржуазных, структур. Но особенностью России, даже по сравнению со странами похожей модели, был необычайно высокий уровень развития государственного сектора в экономике. Развивались в первую очередь те сферы экономики, которые напрямую были связаны с казной, могли пользоваться государственными кредитами, выполнять госзаказы. Государственный сектор был весьма силен, но в этой силе была заключена и слабость, ибо экономика оказывалась в значительной зависимости от политики государства, а соответственно, от той борьбы, которая могла возникать в правительственном лагере. В конце XIX в. правительство стояло перед необходимостью выбора пути экономического развития. Что развивать в первую очередь: промышленность или сельское хозяйство? Конечно, в идеале надо было развивать и то и другое, но, как всегда это бывало, не хватало средств. С. Ю. Витте, занимавший в 1892-1903 гг. пост министра финансов, выбрал форсированную индустриализацию. Составными частями его системы стали таможенная защита отечественной промышленности от иностранной конкуренции, широкое привлечение зарубежных капиталов в виде займов и инвестиций.
   Этот курс дал значительные результаты: 90-е годы ознаменовались невиданным по интенсивности и продолжительности промышленным подъемом, и, хотя первое десятилетие XX века было для промышленности неблагоприятным временем, промышленный пост не прекращался. Развитие промышленности привело к тому, что в российской экономике появились черты, характерные для развитых капиталистических обществ, которые определяют как "империалистические", но надо иметь в виду, что вплоть до начала первой мировой войны среди монополистических объединений количественно преобладали более простые формы — картели и синдикаты, что свидетельствовало о сравнительно низком уровне развития монополистического капитализма. Что касается сращивания промышленного и банковского капиталов, то ведущие отрасли индустрии еще не были затронуты этим процессом.
   Надо видеть и сложность такой проблемы, как ввоз иностранных капиталов. В последнее время исследователи констатируют явную тенденцию ослабления зависимости народного хозяйства России от иностранных капиталов. Добавим к этому, что многие иностранные компании опасались вкладывать деньги в российскую промышленность. Зато финансовая зависимость российского правительства от крупнейших держав возрастала. Одной из величайших заслуг Витте, по оценкам современников, было то, что он благодаря связям и влиянию смог добыть кредиты, в частности, от Франции. Для того чтобы оттенить нетипичность российской экономики в эту эпоху, отметим, что Россия и сама вывозила капиталы за рубеж — в отсталые государства Востока (Китай, Персию). Но вывозили преимущественно государственные капиталы. Правда, их размещение обусловливалось не столько экономическими, сколько военно-политическими соображениями.
   Но если промышленное развитие обозначилось довольно ко, то тем яснее стало отставание аграрного сектора, что было особенно болезненно в условиях по-прежнему прежде всего аграрной страны. Вот почему не вызывает удивления появление противоположной тенденции в правительственном лагере, пред, представленной такими крупными политическими деятелями, как П. А. Столыпин, А. В. Кривошеин и др. Впрочем, уже. Особое совещание 1902 г. под руководством Витте высказалось за ре„ формы в области сельского хозяйства. Но понадобилось грянуть революции, чтобы правительство стало более решительным в проведении такого рода реформ. Представители данного направления исходили из того, что Россия есть и долгое время еще будет аграрной страной, поэтому надо способствовать развитию аграрного сектора. Для этого необходимо разрушить сельскую общину, которая являлась тормозом развития капитализма в сельском хозяйстве. Для развития сельского хозяйства необходимы средства, и сторонники данной точки зрения предлагали создать специальный государственный сельскохозяйственный банк. Они полагали также, что кустарное производство может быть успешной альтернативой крупной промышленности. Естественно, что позиции этой группировки были наиболее сильными в период ликвидации последствий революции, основной причиной которой были противоречия в аграрной сфере. Однако "выбрать путь" российскому правительству так и не удалось. Все начинания и поиски были сметены мировой войной. Впереди была сталинская модернизация экономики.
  
 

На http://diplomyx.com купить диплом в челябинске. . Купить диплом о высшем образовании посмотреть. Даты:  2002
Источник: 
История России IX - XX вв. Консультации и справочные материалы для старшекласссникови абитуриентов . Изд. 2 - е , доп. - СПб: изд-во "Образование и культура" , 2002 , сс.20 - 30.
Опубликовано в INTERNET: 2006, декабрь

 

Далее


История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Контрольные Экзамены Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь  Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008