VII. На переломе веков.

7.2. Зарож

дение многопартийности

   В начале XX в. политическая деятельность в России была возможна лишь в нелегальных условиях. Широкие массы населения мало интересовались политикой. Оренбургская губерния не была исключением. Первые социалисты, оказавшиеся здесь, были, как правило, ссыльными. Революционные идеи поначалу находили мало сторонников. Неоднократно ссыльные пытались организовать кружки, привлекая туда молодежь и рабочих, но они были очень малочисленны и существовали недолго. Кардинальные перемены произошли лишь с началом первой революции.
   В марте 1905 г. в Оренбурге возникла социал-демократическая группа, которой руководили Д. Гансбург и Л. Славин. Постепенно она росла, несмотря на аресты, высылки и т. п. В июле 1906 г. в группе произошла организационная перестройка — она стала комитетом с двумя подрайонными комитетами: рабочим и ремесленным. При нем существовали коллегии: агитаторская, пропагандистская, организаторская, финансовая, техническая. Члены комитета были законспирированными людьми. Результаты голосования не делались достоянием гласности во избежание репрессивных мер со стороны властей, или, как тогда говорили, «провокации». В организации ремесленного района было 75, а рабочего — 120 человек. Комитет имел связи с ЦК РСДРП и рядом организаций Урала. Он вел большую пропагандистскую работу. Уже с апреля 1905 г. стали издаваться социал-демократические листовки, с помощью которых они стремились организовать рабочие выступления, происходившие в городе, возглавить их. Практически на каждое активное выступление пролетариата Оренбурга социал-демократы издавали соответствующего содержания листовки. Комитетчики исходили из уверенности, что их задача состоит в том, чтобы защищать интересы пролетариата; вот почему работа среди иных групп населения велась не столь активно, впрочем, не хватало и средств. Делались попытки вести пропаганду среди солдат и казаков. Вообще печатной агитации придавалось большое значение и на неё уходило до одной четверти партийного дохода. В начале 1907 г. была создана подпольная типография. Основная заслуга в ее деятельности принадлежала С. Тамарову. Первоначально типография находилась в городе, позднее была перевезена в Зауральную рощу. Социал-демократы активно участвовали в издании оппозиционных левых газет «Степь» (апрель-октябрь 1906, апрель 1907 гг.; 128 номеров), «Оренбургский вестник» (ноябрь 1906 — январь 1907 гг.), «Простор» (январь — апрель 1907 г.), оказывая им финансовую помощь. Вся ранее существовавшая пресса была официальной, выражавшей позиции властей. Новые оппозиционные газеты давали читателям то, чего не могли дать правительственные. А кроме того, политические издания исподволь формировали у читателей новые взгляды. Без преувеличения можно сказать, что в период первой революции пресса была единственным серьезным источником информации о происходящем в стране.
   Делу агитации революционных идей служил созданный в мае 1906 г. книжный магазин «Степь». Владелицей его считалась М. Туркестанова, член оренбургской группы РСДРП. От нее по всей губернии шла марксистская и революционная литература, устанавливались конспиративные связи. Оренбургская организация была объединенной. В ней состояли и большевики, и меньшевики, но здесь не было такой ожесточенной борьбы, как в руководстве РСДРП. Организация в целом не придерживалась какой-либо одной линии, а по отдельным тактическим вопросам присоединялась то к одним, то к другим.
   Несколько позже, в сентябре 1905 г., образовалась оренбургская группа партии социалистов-революционеров (ПСР). Руководил ею С. Ососков, а после его ареста — В. Барановский. К 1907 г. группа стала комитетом, установила постоянную связь с ЦК ПСР, самым знаменитым эсеровским боевым «летучим отрядом» Карла Тауберга. Непосредственно в Оренбурге, по агентурным данным, членами группы себя считали около 100 человек. Кроме того, здесь существовал Железнодорожный союз, где эсеры играли немалую роль. К союзу примыкали железнодорожники и рабочие по всей линии: рабочие комитеты союза существовали в Актюбинске, Челкаре, Ташкенте. В Оренбурге находился ЦК союза. Примерно треть его были членами Оренбургского комитета ПСР. После разгрома организации эсеров в 1908 г. именно ячейки партии в железнодорожном союзе остались в качестве действенной силы и самостоятельной организации.
   Эсеровские кружки существовали в Белорецке, Илецке, Троицке, Челябинске, Орске и других местах губернии.
   При комитете существовала боевая дружина, но ее функции первоначально ограничивались охраной собраний и прочих массовых мероприятий. За весь 1906 г. был совершен только один «экс» (экспроприация) — ограбление винной лавки в Илецкой Защите. В 1907 г. оренбургские боевики при поддержке специально приехавших сюда представителей «летучего отряда» Тауберга помогли бежать из ссылки члену ЦК ПСР Ольге Потоцкой. В мае 1907 г. был совершен первый террористический акт: член Оренбургского комитета слесарь П. Тарасов застрелил товарища прокурора окружного суда А. Исеева. Террорист был схвачен и казнен.
   В то же время эсеры стремились вести активную пропаганду. Подобно многим подпольщикам, они преувеличивали значимость своей организации и массовость своих рядов. Очень много делалось для подталкивания масс к решительным действиям. Росли тиражи листовок. В ноябре 1906 г. была поставлена подпольная типография. В ночь на 4 января 1907 г. она была разгромлена полицией, но уже с 27 апреля вновь заработала.
   Успеху в массах эсерам помогала устная агитация их руководителей В. Барановского и В. Скляревича. Последний был наиболее популярным оратором в железнодорожных мастерских, рабочие даже выдвинули его кандидатом в Государственную Думу. В середине 1907 г. он был избран председателем Центрального бюро Всероссийского железнодорожного союза, самого массового профсоюза страны.
   В годы первой русской революции, когда все новые и новые люди вовлекались в политическую деятельность, именно эсеры были наиболее привлекательной силой. Но готовность их расширять свои ряды таила и серьезную опасность: отсутствие внутреннего единства привело в период реакции практически к полному прекращению партийной деятельности. В то время, как социал-демократы были более осторожны в своих действиях и смогли сохранить нелегальную организацию.
   Важно отметить тесное сотрудничество оренбургских эсеров и социал-демократов в эти годы. Они сходились в главном: признании капиталистического строя несправедливым и в необходимости социальной революции, которая должна была привести к построению нового общества без эксплуатации. Разногласия между ними касались преимущественно тактических вопросов. В своей пропагандистской работе социалисты использовали любую, отвечающую их воззрениям и целям, литературу. Неоднократно проводились совместные мероприятия обеих социалистических групп.
   Деятельности социалистов мешали условия нелегального существования. Новый этап в деле становления многопартийности и вовлечения широких масс в политику начался после издания знаменитого царского Манифеста 17 октября 1905 г., объявившего, кроме прочего, свободу союзов. Было объявлено, что выборы в Государственную Думу будут проводиться по партийным спискам. Таким образом создание политических легальных партий совпало по времени с избирательной кампанией.
   Третьей по счету и первой легальной организацией стал созданный 19 ноября 1905 г. по инициативе действительного статского советника И. Я. Ростовцева «Оренбургский союз порядка и законности на основах Манифеста 17 октября». Председателем его был избран действительный статский советник П. Башкиров. Союз был абсолютно самостоятельным, по заявленным идейным принципам он стоял где-то между октябристами и кадетами. В процессе окончательной выработки программы оформились два направления: сторонников сохранения самобытности организации и тех, кто стоял за присоединение к уже существующей партии ради успеха на выборах. Последние победили, кадетские положения были изъяты из программы и в начале декабря Оренбургский союз стал отделом Московского «Союза 17 октября». Несогласные с этим решением покинули Союз, в том числе, его председатель. Новым лидером стал купец и землевладелец П. Зарывнов. Вскоре начала издаваться партийная газета «Голос Оренбурга». Отделы Союза были в 11 населенных пунктах губернии, а его численность была 500 человек, из них около сотни — в Оренбурге.
   Малочисленными были местные организации других общероссийских политических партий. Так, объявившая о создании городского комитета партия правового порядка (инициативная группа из 10 человек) не смогла привлечь ни одного нового члена. Немногим более ста человек вступили в ряды партии мирного обновления, местная организация которой была создана либерально настроенными оренбуржцами, ранее покинувшими Союз.
   Откровенно авантюрным поступком было создание группой лиц самозванного «Временного бюро конституционно-демократической партии» во главе с Е. Городисским. Кадетская партия в этот момент пользовалась в стране значительными симпатиями избирателей, вот почему оренбургские деятели, желающие сделать политическую карьеру, назвали себя кадетами, продемонстрировав полную неразборчивость в выборе союзников и завоевании голосов электората.
    На первый взгляд, в Оренбуржье существовала многопартийность. Судя по обилию газет различной партийной ориентации, политическая жизнь в крае просто кипела. Но на самом деле это были лишь ростки многопартийности. Вся политическая борьба сосредоточилась, преимущественно, на страницах газет, где сводилась к саморекламе и обличению конкурентов.
    В большинстве случаев легальные организации возникали не на идейной основе, а в тактических целях, с учетом реальных возможностей той или иной общероссийской партии победить на выборах. Ради этого легко менялись политические пристрастия. Оренбургский Союз, например, был готов блокироваться практически со всеми либеральными группировками. Окончание выборов привело к резкому падению активности местных партий. Результаты их были свидетельством политического веса той или иной партии в жизни края. В 1 Государственную Думу от губернии было избрано 7 депутатов: социал-демократ М. Рыбаков, рабочий железнодорожных мастерских, один из руководителей местного профсоюза; мусульманский конституционалист; прочие заявили себя беспартийными.
    Во II Думу из семи депутатов один мусульманский конституционалист, остальные — беспартийные. Эти люди избирались по их личным качествам, а не партийным пристрастиям. Как справедливо отмечал троицкий уездный исправник, «выбраны были не ставленники партий, а лица, пользующиеся симпатиями общества; вне зависимости от их политических взглядов».
   Легальные партийные организации не дали ни одной яркой политической фигуры, в то время, как среди социалистов выделялись лидеры общероссийского масштаба, такие как Скляревич.

ВОПРОСЫ
В чем суть расхождений оренбургских социал-демократов и социалистов-революционеров? Что мешало процессу становления многопартийности в крае? Объясните, почему в Оренбуржье не возникло самостоятельных партий, а только отделения всероссийских?
 

Д.А. Сафонов

Следующий параграф раздела

Даты: 19 в.
Источник: 
История Оренбуржья. Уч. пособие, Оренбург 1996.
Опубликовано в INTERNET: 2006, декабрь


История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь  Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008