Иловайский  Д. И. Краткие очерки русской истории

--------------------------

Отделение третье

="center"]IV. Дальнейшее развитие гоударственного единства и внешнего могущества

1762—1772—1774—1775—1785—1794—1796 1801 — 1802—1812—1815—1825—1831 — 1839—1855


   Первая Турецкая война. Одновременно с войною против Барской конфедерации в Польше Екатерина должна была вести борьбу с Турцией (1768—1774). Побуждаемый французским двором и польскими конфедератами, султан воспользовался тем, что одна шайка малорусских гайдамак сожгла пограничное татарское селение Балту: под этим ничтожным предлогом он объявил России войну, приказал заключить в Семибашенный замок русского посла. Императрица не могла отправить большого войска турок; но Румянцев, назначенный главнокомандующим, умел и с малыми силами одолеть многочисленных неприятелей (на его  просьбу о подкреплении Екатерина отвечала: Римляне не хотели знать о числе врагов; а только спрашивали: где они). Самою славною эпохою этой войны был 1770 г., когда Румянцев одержал над турками две блестящие победы, первую на берегах Ларги где была рассеяна стотысячная армия крымского хана; вторую на берегах Кагула, где потерпело поражение войско великого визиря, простиравшееся до 150 000 человек (у Румянцева было только 17000). В том же году русская эскадра, обогнув берега Западной Европы, явилась в Архипелаг, одержала победу над турецким флотом и сожгла его в Чесменской гавани; в этом деле отличились особенно Спиридов и Грейг, а главным начальником эскадры был граф Алексей Орлов. В следующем году князь Василий Долгорукий произвел удачное вторжение в Крым. Военные действия продолжались еще три года и окончились миром, который был заключен в русском лагере при Кучук-Кайнарджи (недалеко от Силистрии). По этому миру Россия приобрела часть Азовских и Черноморских берегов (Азов, Керчь, Кинбурн); русским купеческим кораблям открыто свободное плавание в Средиземное море; Крымские, Буджакские и Кубанские татары объявлены независимыми от Турции; султан должен был уплатить 4 500 000 рублей за военные издержки и пр. (1774 г.).
   Чума и Пугачев. Между тем как русские войска одерживали блистательные победы за пределами государства, внутри оно страдало от физических бедствий и сильного народного волнения. Из Молдавии проникла в Россию чума и начала свирепствовать в Москве (1771 г.). Когда главнокомандующий столицею граф Салтыков покинул зачумленный город, суеверная чернь возмутилась и умертвила архиепископа Амвросия за то, что он хотел снять с Варварских ворот Боголюбскую икону Богоматери (сюда собирались толпы народа, отчего зараза распространялась еще более). Московское возмущение было остановлено энергическими усилиями генерала Еропкина и окончательно усмирено присланным из Петербурга князем Григорием Орловым.
   Спустя два года после этого бедствия, государство сильно было потрясено мятежом, известным под именем пугачевщины. Еще прежде между казаками были попытки взволновать народ слухами о том, что Петр III жив и скоро потребует обратно свой престол; но самозванцы, принимавшие его имя, при самом начале своих действий попадали в руки правительства. Зато при первой удачной попытке мятеж разлился с необыкновенною быстротою.
   Беглый донской казак Емельян Пугачев объявил себя императором Петром III и стал во главе Яицкого казацкого войска.
   Яицкие казаки — отрасль Донских — сделались известны в истории с начале 17 в.; они имели старинное общинное устройство, рыболовство составляло главное их богатство; средоточием был Яицкий городок.  Петр I подчинил их ведомству военной коллегии и определил их службу. При Анне Иоанновне положено начало Оренбургской военной линии, т е ряду мелких крепостей по Уралу, его притокам Эти крепости с одной стороны отрезали Башкирию от азиатских степей и утвердили ее за Россией, а с другой положили преграду набегам киргизов, гарнизоны их составлены из казаков и старых солдат.      С тех пор  Яицкое    войско, недовольное стеснениями своих прежних вольностей, роптало и неоднократно возмущалось. Особенно замечателен мятеж 1771 г. Калмыки, кочевавшие в степях Саратовских и Астраханских, раздраженные притеснениями чиновников, вдруг в числе 30 000 кибиток двинулись за Яик и потянулись к китайским пределам. Яицкому войску велено было идти за ними в погоню; но оно не послушалось, возмутилось и убило генерала Траубенберга. Присланный из Москвы генерал Фрейман силою оружия усмирил мятеж. Зачинщики наказаны кнутом, многие сосланы в Сибирь или отданы в солдаты, прежнее казацкое правление уничтожено и заменено яицким комендантом Войско не успокоилось. "То ли еще будет! — говорили прощеные мятежники — Так ли мы тряхнем Москвою". Тайные совещания происходили по степным уметам (постоялым дворам) и отдаленным хуторам Недоставало только предводителя.
  
Убежав с Дона, Пугачев долго скитался, вошел в сношения раскольниками, побывал в их знаменитом притоне на Вятке и в Иргизских скитах. В 1772 г. он появился на Яике и подговаривал казаков бежать на Кубань в области турецкого султана. Войсковое начальство схватило его и отослало в Казань. Но из Казани ему удалось бежать при помощи богатых раскольников. Он опять укрылся на яицких хуторах и, согласившись с несколькими казаками, принял имя Петра III. Около него собрались несколько сот человек и подняли знамя восстания. Казацкий отряд, высланный против мятежников, перешел на их сторону. Илецкий Городок был первою крепостью, сдавшейся им без бою. Атаман ее хотел защищаться; но казаки приняли Пугачева с колокольным звоном и с хлебом-солью; а верного атамана он велел повесить, пограничные крепости вследствие измены гарнизонов начали переходить в руки бунтовщиков, а начальники обыкновенно гибли на виселице; но Оренбург и Яицкий Городок мужественно выдержали осаду. По всему Поволжскому краю распространилось восстание крестьян, которым Пугачев обещал вольность. В связи с казацким и крестьянским восстанием происходило движение раскольников, особенно многочисленных между казаками: Пугачев обещал пожаловать их «крестом и бородою». Крестьяне с уральских заводов и беглые каторжники немедленно пристали к самозванцу; взбунтовались также и различные инородцы восточной России, т. е. башкиры, калмыки, мордва и пр. Таким образом, возобновились времена Стеньки Разина. В самой Москве чернь глухо волновалась и, по-видимому, с нетерпением ждала Пугачева. Первые действия войск, отправленных против бунтовщиков, были неудачны. Дела правительства начали поправляться, когда главнокомандующим был назначен генерал Бибиков; но от чрезвычайных трудов он скоро умер, и место его заступил граф Петр Панин. Между тем самозванец сжег Казань, взял Пензу и Саратов. Только с большими усилиями удалось усмирить этот огромный мятеж. Неоднократно разбитый полковником Михельсоном, Пугачев наконец был окружен императорскими войсками, выдан своими сообщниками в руки правительства и привезен в Москву, где получил достойную казнь (1775 г.).
   Крым и новые войны. Крымское ханство, признанное Кучук-Кайнарджийскому миру независимым от Турции, не могло долго сохранять ни свою самостоятельность, ни внутреннее спокойствие между двумя противуположными влияниями России и Турции. Когда у татар начались междоусобия и свержение ханов, русские вмешались во внутренние дела полуострова и возвели на престол Шагин-Гирея. Убежденный агентами Екатерины, Шагин-Гирей вскоре отрекся от престола и был отправлен на жилье в Калугу; а крымские мурзы присягнули на русское подданство. Турецкий султан после некоторого колебания согласился признать присоединение Крыма к России (1783 г.). Таким образом, это гнездо разбойников, в продолжение трех веков грабивших Русскую землю, наконец, сделалось для нее безвредным, и Россия достигла на юге своих естественных границ. Управление вновь приобретенною провинцией поручено генерал-губернатору Новороссийской области князю Потемкину, который деятельно занимался устройством южного, пустынного края и основал несколько новых городов (Херсон, Екатеринославль, Николаев, Севастополь).
   Слабость, обнаруженная Турцией, подала повод к появлению при русском дворе так называемого Греческого проекта, целью которого было изгнание турок из Европы и восстановление Греческой империи. Этот проект особенно поддерживал Потемкин. Общие замыслы против Турции сблизили Екатерину с австрийским императором Иосифом II, и они заключили тесный союз. Тогда турецкий двор, побуждаемый английским и прусским, снова объявил войну Екатерине (1787 г.). Главное начальство над русскими войсками во второй Турецкой войне принял Потемкин, но его личные подвиги ограничились завоеванием Очакова, после трудной и дорого стоившей осады (зимою 1788 г.). Слава же этой войны принадлежит преимущественно Суворову, который совершил целый ряд громких подвигов; из них особенно замечательны: победы при Фокшанах и Рымнике и взятие сильной крепости Измаила. Но союзники наши австрийцы действовали неудачно; вместо того чтобы сосредоточить свою 200-тысячную армию и повести наступательную войну, Иосиф принял систему войны оборонительной и расставил войска отдельными частями вдоль границы в виде кордона.
   В то же время Россия должна была вести борьбу на северо-западе с шведским королем Густавом III, который хотел воспользоваться Турецкою войной, чтобы отнять у русских Финляндию.
   Война со шведами происходила преимущественно на море и притом с переменным счастием (русские сражались под начальством Яова Грейга, Чичагова и Круза). Она окончена миром Версальской долине (1790 г.); оба государства остались при  прежних границах. А в следующем году, уже по смерти Потемкина, в Яссах был подписан мир с турками, по которому Россия приобрела пространство между Бугом и Днестром и утвердила свое владычество на северных берегах Черного моря. (Кончина Иосифа II и дипломатическое вмешательство Англии и Пруссии, опасавшихся усиления России, побудили оставить дальнейшие виды на Турцию).

   В последний год Екатерининского царствования произошла  война с  персидским шахом, который напал на закавказские владения, находившиеся под покровительством России. Отправленый против персиян, граф Валерьян Зубов взял Дербент; но успехи его были остановлены смертию императрицы: преемник ее прекратил Персидскую войну.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ЗАПАДНОРУССКИХ ОБЛАСТЕЙ

   Диссидентский вопрос и Барская конфедерация. Когда умер Август Ш в Польше (1763 г.), вопрос об избрании нового короля по обыкновению разделил дворянство на партии. Екатерина II пожелала возвести на польский престол графа Станислава Понятовского, который приобрел ее расположение в то время, когда находился при английском посольстве в Петербурге. Русские двинулись в Польшу; Фридрих II Прусский также принял сторону Понятовского, и партия последнего одержала верх.
   Вслед за избранием Понятовского началось дело о польских диссидентах. Несмотря на потерю восточной Малороссии в XVII в., польское  духовенство продолжало всеми мерами обращение православного населения Западной России в унию и католичество. Когда Киев отошел к Московскому государству, Западная Русь лишилась своего церковного средоточия; дело унии с тех пор пошло успешнее, и в XVIII в. из западнорусских епархий только одна Белорусская еще сохраняла православную иерархию...

   Со времен Петра I в Польше утвердилось политическое влияние России, и православное население начало обращаться к русскому правительству с жалобами на религиозные преследования. Но представления русских послов и резидентов в Варшаве в пользу православных оставались почти без последствий. Польское вительство, по своему бессилию, не могло оградить их от обид и насилий. В царствование Станислава Понятовского влияние России усилилось; русский уполномоченный распоряжался в Варшаве именем императрицы, и русские войска почти не выходили пределов Польши. Тогда вопрос о диссидентах принял более решительный оборот.
    Усердным деятелем в этом вопросе выступил белорусский епископ Георгий Конисский, бывший прежде киевским архимандритом и ректором Киевской академии. В 1763 г. он подал императрице жалобу на жестокие притеснения, которым подвергались православные от католиков в Западной России. Русский двор вмест с прусским потребовал от польского правительства, чтобы права диссидентов (православных и протестантов) были уравнены с католиками. Но поляки не хотели слышать ни о каких уступках в этом отношении. Когда на сейме 1766 г. один депутат начал говорить в пользу диссидентов, то поднялся шум и оратора едва не изрубили в куски его товарищи. Тогда Екатерина приказала своему уполномоченному в Варшаве Репнину составить диссидентскую конфедерацию. В следующем году действительно образовались две конфедерации, православная в Слуцке и протестантская в Торне. Однако сейм продолжал упорствовать. Самым ревностным вождем католической партии в это время был краковский епископ Солтык. Репнин употребил энергические меры: он велел арестовать Солтыка и некоторых других представителей католической партии (Залусского и Ржевусского) и под конвоем отправил их в Россию. Сейм после того сделался уступчивее и подписал трактат с Россией, по которому православным возвращалась полная свобода вероисповедания. Тем же трактатом Россия поручилась охранять в Польше существующий политический порядок.
   Состояние Польши в то время было весьма печальное. Польские сеймы, имевшие в своих руках законодательную власть, обыкновенно кончались без всякого результата, потому что каждый член имел право «разорвать сейм», т. е. остановить сеймовое решение; это право называлось liberum vetо. Сеймы разрывал всегда какой-нибудь шляхтич, который был подкуплен или польским магнатом, или иностранным двором. Королевская власть так упала, что король сам не мог принять никаких мер для внешней защиты государства или для преобразования его отжившего политического устройства. Между тем как шляхетское сословие пользовалось всеми правами и привилегиями, низшие классы находились в угнетении и невежестве и остались чужды политическим интересам страны. Администрация представляла анархию; магнаты самоуправствовали, заводили распри друг с другом; а государственные сановники не стыдились за деньги быть орудием иностранных дворов и продавать отечество. При таких обстоятельствах некогда могущественная Польша ослабела до крайности, давно уже находилась в зависимости от соседей, которые имели виды на ее области.
   Но влияние Екатерины на польские дела возбудило опасение в других державах. Некоторые польские дворяне (Красинский, один из Потоцких и семейство Пулавских), в надежде на французскую помощь, завязали конфедерацию в подольском городе Баре с целию отнять права у диссидентов и низложить с престола Понятовского (1768 г.). Репнин открыл военные действия; плохо вооруженные отряды конфедератов, состоявшие под начальством нескольких вождей, почти независимых друг от друга, не могли устоять против регулярных русских войск; последние, впрочем, были малочисленны, потому что в то же время началась война с Турцией.
   Герцог Шуазёль, первый министр Людовика XV, прислал на помощь конфедератам французских офицеров и между ними Дюмурье (прославившегося впоследствии во время Французской революции). Дюмурье в своих записках очень дурно отзывается о конфедератах; буйные шляхтичи не соблюдали никакой дисциплины, пьянствовали и грабили, не разбирая своих и неприятелей; вожди их окружали себя роскошью, не были согласны между собою и нередко заводили друг с другом ссоры...

    Спустя четыре года, Барская конфедерация была уничтожена. В то же время между дворами русским, прусским и австрийским состоялось соглашение, следствием которого был первый раздел Польши. Россия получила северную и восточную часть Белоруссии (1773 г.). Об этом разделе более всех хлопотал Фридрих II Прусский.
   Конституция 3 мая и падение Польши. В следующую за тем эпоху между польскими аристократами составилась партия людей, пытавшихся произвести важные перемены в государственном устройстве; перемены эти имели целью поддержать государство, очевидно клонившееся к падению. Во главе преобразовательной партии стояли: Игнатий Потоцкий, Малаховский, Коллонтай и другие патриоты. Несмотря на противодействие консерваторов, патриотам действительно удалось провозгласить новую конституцию (3 мая 1791 г.): престол, по смерти Станислава Понятовского, вместо избирательного становился теперь наследственным в Саксонском доме, король получил исполнительную власть, отменялось liberum veto и пр. Вместе с тем обнаружилось значительное движение против России, которая в то время занята была войною с турками и шведами. Но эта война вскоре кончилась; уже в следующем году в Тарговице составилась конфедерация приверженцев прежнего государственного устройства; главы конфедерации (Феликс Потоцкий, великий коронный гетман Браницкий и полный коронный гетман Ржевусский) обратились с просьбою о помощи к Екатерине, и русские войска недленно вступили в Польшу. Польское правительство не могло выставить значительных сил для сопротивления, а надежда на прусскую помощь была обманута. Польская армия, предводимая племянником короля Иосифом Понятовским и генералом Костюшко,пыталась сопротивляться, но, после битвы под Дубенкой, принуждена была к отступлению. Наконец, сам король Станислав Август  по требованию Екатерины пристал к Тарговицкой конфедерации, и Майская конституция была отменена. После того императрица вошла в соглашение с прусским королем, и произошел второй раздел Польши; Россия получила на свою долю области Волынскую и Минскую...
   Французская революция, находившаяся тогда в сильном разгаре, отвлекла внимание западных держав от Восточной Европы. Вскоре прекратилось и самое существование Польского государства.
   Патриотические тайные общества, силившиеся спасти погибающую Польшу, успели приготовить восстание. Оно ускорилось когда русский уполномоченный в Варшаве, мягкий, образованный Сивере, был отозван и его заменил Игельстром, храбрый генерал, но не отличавшийся большою предусмотрительностью. Восстание началось в Кракове (в марте 1794 г.) и отсюда быстро распространилось на север: главнокомандующим и диктатором был избран генерал Тадеуш Костюшко (принимавший участие в Северо-Американской войне и там развивший свои военные таланты) . Русский отряд, расположенный в Варшаве, застигнут врасплох и потерял до 2000 человек. Но скоро подоспели русские и прусские войска, и польские предводители один за другим начали терпеть поражения. Сам Костюшко проиграл битву при Мациовицах и попался в плен.
   Костюшко, желая предупредить соединение двух русских корпусов, Суворова и Ферзена, шедших на Варшаву, двинулся навстречу последнему с 8000 человек, но, обманутый ложными известиями, увидел перед собою гораздо сильнейшего противника. Тогда он поспешно отступил к местечку Мациовицы (на правом берегу Вислы к югу от Варшавы), окопался в этой болотистой, лесистой местности и велел генералу Понинскому как можно скорее прийти на помощь. Ферзен, не теряя времени, последовал за поляками и (30 сентября 1794 г ) с разных сторон напал на их лагерь. После продолжительного и упорного боя силы поляков истощились, а между тем Понинский не приходил. Костюшко сделал последнее, отчаянное усилие вырвать победу из рук Ферзена во главе своей отборной кавалерии; но она была разбита и обратилась в бегство. Следуя за беглецами, Костюшко попал в болото, где конь его завяз, и тут он был взят казаками в плен, сильно израненный. Он не был узнан, и только крик одного из его спутников: «Стойте это Костюшко'» остановил направленные на него удары. Несколько казаков тотчас сложили свои копья в виде носилок и отнесли раненого в русский лагерь
   Победа была решительная; едва полторы тысячи поляков успели спастись через леса в Варшаву.
  
Вслед за тем Суворов, соединившись с Ферзеном, после жестокого штурма овладел Прагою, предместьем Варшавы, и здесь положил конец войне. Предводители польского восстания удалились за границу; король Станислав Август отказался от престола (и последнее время своей жизни провел в Петербурге); Польша окончательно была разделена между Россиею, Пруссиею и Австриею. На долю первой досталась Литва и вассальное Курляндское герцогство (1795 г. Последним курляндским герцогом был Петр Бирон, сын известного Эрнста Бирона, которому Екатерина возвратила герцогство. Петр Бирон отказался от своих прав в пользу России и получил денежное вознаграждение).
 

ПАВЕЛ 1. 1796—1801

   Новые постановления. До кончины Екатерины II Павел Петрович жил со своею супругою Мариею Феодоровною (Виртембергскою принцессою) по большей части в Гатчине, в удалении от государственных дел. По восшествии на престол он обнаружил неутомимую деятельность. Из правительственных распоряжений Павла I замечателен, во-первых, указ об императорской фамилии, которым определены взаимные отношения ее членов и порядок престолонаследия; тогда же отделена была часть государственных крестьян на содержание членов царской фамилии, под именем крестьян «удельных» (преимущественно прежние «дворцовые»имения, соединенные при Екатерине II с прочими казенными). Когда началось новое царствование, крестьяне, обманутые ложными слухами о свободе, в некоторых местах отказались повиноваться своим помещикам и были усмирены военными отрядами. Однако вскоре после того издан манифест, который запрещал принуждать крестьян к работе по праздникам, и в течение недели помещики могли пользоваться только трехдневною крестьянскою работою (1797 г.); а в следующем году запрещено продавать в Малороссии крестьян без земли. Этими мерами в русском законодательстве положено было начало ограничению помещичьей власти. Вообще устройством сельского управления император Павел дополнил губернские учреждения Екатерины II. Далее, вследствии новых политических теорий, волновавших тогда Западную Европу, последовало запрещение отправлять молодых людей для образования за границу, а взамен того позволено дворянству Балтийского края открыть свой университет в Дерпте (1799 г.). В то же время частные типографии были закрыты, и новыми пстановлениями о цензуре усилен надзор за книгопечатанием; позволялось издавать только те книги, в которых не было ничего противного Греко-российской церкви и русскому государственному устройству. Присоединение старообрядцев к единоверию, начатое при Екатерине II, при Павле продолжалось, и право иметь свои церкви распространено для них на все епархии. Успеху этой меры способствовал особенно умный, просвещенный митрополит московский Платон.
   Итальянский поход Суворова. Относительно внешних дел император Павел сначала изъявил намерение держаться миролюбивойм политики и желал доставить спокойствие России, истощенной частыми войнами и расточительностью предыдущей эпохи. Он обратил большое внимание на финансы, которые после Екатерины остались в расстроенном состоянии (чтобы исправить курс бумажных денег, он велел в своем присутствии сжечь на несколько миллионов руб. ассигнаций).
   Павел прекратил начатые Екатериною приготовления к борьбе французскою революциею; но, спустя два года, постоянное распространение французских завоеваний побудило императора заключить наступательный союз с Англиею и Австриею против Франции. Предводителем войска, отправленного в Италию на помощь австрийцам, избран был Суворов, который в начале этого царствования попал в немилость. Император, весьма любивший военную службу, неутомимо занимался устройством армии, ввел в ней строгую дисциплину, прусскую форму с напудренными буклями и башмаками и пр. Такие нововведения не нравились старому фельдмаршалу, привыкшему распоряжаться в своих полках совершенно самостоятельно, и он получил отставку. Суворов жил в своей деревне (Новгород, губ. Боровицкого уезда) и продолжал вести себя очень оригинально: он пел на клиросе во время церковной службы, звонил в колокола, играл с деревенскими мальчиками; но между тем зорко следил за политическими событиями в Европе. Вдруг, по желанию австрийского императора Франца, Павел I назначил Суворова главнокомандующим над соединенною русско-австрийскою армией, и старик с радостью принял начальство. Итальянский поход покрыл громкою славою русского полководца (1799 г.); но плоды его блестящих побед в Италии (на берегах Адды, Требии и при Нови) были уничтожены неблагоразумными мерами и завистью австрийского придворно-военного совета (Гофкригсрат). Совершив беспримерный переход но Альпийским горам в Швейцарии, Суворов отступил в Баварию.
   После победы при Нови Суворов получил приказание из Верхней Италии двинуться в Швейцарию, на смену австрийских войск эрцгерцога Карла и на соединение с русским корпусом генерала Римского-Корсакова. Суворов через вершины Сен-Готарда вступает в Швейцарию, рассеяв на пути французов, он идет по ущельям, над пропастями (между прочим по знаменитому Чертову мосту), и спускается в Муттенскую долину Но тут он узнает, что Корсаков, преждевременно оставленный эрцгерцогом Карлом, потерпел при Цюрихе поражение от французского генерала Массены и отступил на север Массена с 60 000 войска хочет запереть в Муттенской долине и принудить к сдаче Суворова, у которого было не более 20 000. В таком отчаянном положении главнокомандующий собирает военный совет, решено повернуть на Гларис и пробиться сквозь французские войска. Тщетно Массена пытался загородить дорогу, он был неоднократно разбит. После неимоверных трудностей русские, наконец, вышли из гор и вздохнули свободно
   Во время этих походов наше войско под начальством любимого вождя развернуло вполне свое неодолимое мужество и умело побеждать самую природу, совершенно для себя непривычную Выросшие в климате холодном и умеренном, русские неутомимо сражались под знойным итальянским небом в долине р. По, привыкшие только к ровным широким полям своей родины, они в ненастную погоду, голодные, оборванные, почти босые, бодро взбирались на снежные, окутанные туманом альпийские вершины, штыками очищая себе дорогу от французов
   В то же время экспедиция соединенного англо-русского отряда в Голландию окончилась неудачею. Тогда Павел I, недовольный союзниками, отозвал свои войска обратно в Россию. Он даже вошел в сношения с первым консулом Французской республики, Бонапартом, и думал объявить войну Англии; но скончался посреди приготовлений к этой войне.
 

Содержание учебника  Далее


История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь  Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008