Иловайский  Д. И. Краткие очерки русской

истории

--------------------------

Отделение третье

Русь - империя

I. Царствование Петра Великого или эпоха государственных реформ

1682—1689—1700—1703—1709—1711 — 1721-1725

(продолжение)  

   Ништадтский мир. Между тем Северная война продолжалась непрерывно, хотя походы большими массами войск уже кончились. Союзники вытеснили шведов с южных балтийских берегов; а на море русский флот одерживал верх над шведским. (Самая значительная морская победа одержана была Петром при мысе Гангуде в 1715 г.). Но царь скоро рассорился со своими союзниками, которые начали подозревать его в намерении завладеть Мекленбургским герцогством (он выдал одну из своих племянниц за гецога Макленбургского и держал там свои войска). Тогда Карл XII завязал переговоры с царем, соглашаясь на многие уступки;  уполномоченные обеих сторон съехались на Аландских островах и главную роль при этих переговорах играл доверенный Карла, голштинский барон Герц, который хотел помирить Петра с  Карлом и с помощью русских вознаградить Швецию в других местах за потери Балтийских провинций. Но внезапная смерть короля при осаде одной норвежской крепости прекратила эти переговоры (1718 г.). Шведская аристократия казнила ненавистного ей Герца и возобновила войну с Россией. Высадки русских войск на берега Швеции, под начальством адмирала Апраксина, и страшные опустошения, произведенные ими, заставили наконец, шведов согласиться на мир, который и был заключен в Ништадте (30 августа 1721 г.). Швеция уступила России: Лифляндию, Эстляндию, Ингрию, часть Карелии и часть Финляндии. Россия купила дорогою ценою великие приобретения утвержденные Ништадтским миром: частые рекрутские наборы и большие налоги сильно истощили государство; поэтому народ был чрезвычайно обрадован прекращением тяжелой войны. Петр праздноввал этот мир великолепными пирами и маскарадами; во время торжества он принял новый, более громкий титул и м п е р а т о р а   В с е р о с с и й с к о г о.
   Петр был на пути в Выборг, когда курьер привез ему известие о заключении мира. Он тотчас поспешил назад в Петербург на небольшом судне, беспрерывно стреляя из пушек. Встреченный на берегу толпами народа, царь прежде всего зашел в Троицкий собор и велел отслужить благодарственный молебен. Междуу тем на соседней площади приготовили бочку с вином и пивом и устаноили возвышенное место. Царь взошел на него и сказал окружавшему народу «Здравствуйте, православные, и благодарите Бога, что толикую долговременную войну, которая продолжалась 21 год, всесильный Бог прекратил и даровал нам со Швецией счастливый вечный мир'» Он взял ковш с вином и выпил за здоровье народа, который отвечал громкими кликами «Да здравствует Государь». 22 октября в Троицком соборе после обедни был торжественно прочтен мирный договор со Швецией, и Феофан Прокопович произнес проповедь, в которой описал знаменитые дела царя. Затем к Петру подходят сенаторы, и канцлер граф Головкин от имени всех чинов государства просит его принять титул "Отца отечества" "Великого" и "Всероссийского императора". Петр отвечает, что «должно всеми силами благодарить Бога, но, надеясь на мир, не ослабевать в военном дабы не иметь жребия монархии Греческой».
  
В следующем году император предпринял свой последний ход, объявив войну Персии за обиды и грабежи, причинение в Шемахе русским купцам. Он спустился Окою и Волгою в Каспийское море, взял Тарки, Дербент и воротился, оставив там русские гарнизоны. Договором 1723 г. Петр обещал шаху Тохмасу помощь против персидских мятежников, а шах уступил России несксколько прикаспийских областей (Гилянь, Мазандеран и Астрабат).
   Сословные и административные реформы. Между реформами Петра весьма важное место занимают меры, относившиеся к преобразованию сословий. Запрещение местничества уже довольно сильно поколебало здание московской родовой аристократии. Петр нанес последний удар боярской знати, открыв дорогу к высшим должностям людям самого незначительного происхождения и бедным иностранным выходцам. Таким образом, служба и милость государя окончательно были поставлены выше знатности происхождения. Своею «табелью о рангах» (1722 г.) Петр поделил все служащее сословие, по образцу немецкого, на степени или «классы», числом 14; каждому классу соответствовал и известный чин военный и гражданский. В то же время учреждением  некоторых орденов (Андрея Первозванного и св. Екатерины) введены знаки отличия за усердную или продолжительную службу. Этими мерами положено было начало чиновной иерархии (б ю р о к р а т и и и) в том виде, в каком она существует до сих пор в России. Чиновные классы наполнялись преимущественно людьми из помещичьего или прежнего служилого сословия, которое получило общее название дворянства или шляхетства; человек всякого другого сословия, достигший первого офицерского чина  в армии или VIII класса в гражданской службе, приобретал достоинство потомственного дворянина. Петр сравнял поместья с вотчинами, но за то подтвердил обязанность всех дворян служить до самой смерти; за уклонение от службы он приказал отбирать вотчины. Воевода каждой провинции должен был собирать дворянских сыновей от 10 до 13 лет и записывать их в военную службу, а неспособных к ней определять в гражданскую. Преобразовав древнюю родовую знать в чиновную, Петр в то же время попытался прекратить постоянное раздробление вотчин, которое много вредило исправному выполнению государственных повинностей. Он издал указ о майорате (1714 г); по этому указу все недвижимое имущество должно было переходить к старшему сыну или к тому, которого изберет отец, и родовые земли не могли быть проданы в чужие руки.
    Посадские люди разделены были Петром на три разряда; первые два под названием «гильдий» состояли из купцов и разных мастеров, к третьему отнесена беднейшая часть городских жителей. В сельском населении образовались еще два особые разряда: п о л о в н и к и, или немногие крестьяне, удержавшие право перехода и пользовавшиеся землею за известную часть жатвы, и   о д н о д в о р ц ы, или обедневшие служилые люди, котрые наравне с крестьянами должны были платить поголовную подать, но сохраняли право владеть крепостными людьми.      

   Замена прежней поземельной подати подушным (или поголовным) окладом повела за собою первую ревизию податного сословия. (Всех податных насчитано около 6 000 000). В этой бщичьи крестьяне были смешаны с кабальными холопами, и те и другие обложены одинаковыми податями и рекрутскою , за исправность которых перед правительством отвечали землевладельцы. Последняя мера окончательно закрепила крестьян за помещиками * Один из указов Петра (1721 г ) замечателен следующими словами (которые обнаруживают попытку облегчить положение крестьянского сословия):  "Продажу людей пресечь, а если нельзя уже совсем, то продавать семьями, а не порознь, как скот, чего во всем свете не делается".

   Административные меры Петра направлены были на введение более простых и однообразных форм управления. Так, вместо прежнего областного деления, сложившегося в течение нескольких веков и довольно запутанного, он разделил Россию на 12 губерний, которые, в свою очередь, подразделялись на провинции; во главе первых были поставлены губернаторы или генерал-губернаторы, вторые поручались воеводам. Подчиненные им местные начальники носили иностранные названия ландрихтеров, комендантов, ландратов, комиссаров и пр. Областное управление было сосредоточено в губернских и воеводских канцеляриях. В 1711 году на место прежней боярской думы учрежден был сенат, высшее в государстве место правительственное, судебное и финансовое. Сначала он был учрежден только на время частых отсутствий государя из столицы и составлен из 9 сановников, но потом (в 1718 г.) сделан постоянным, и число членов постепенно увеличивалось Здесь дела решались не иначе как единогласным приговором всех членов и при утверждении приговора генерал-прокурором сената. Далее, московские приказы Петр преобразовал в коллегии, устроенные по датским и  шведским образцам и подчиненные сенату; в них дела решались членами по большинству голосов. Учреждение "надворных судов" в важнейших городах, указывает на попытку отделить судебную часть от ведомства областных правителей. Точно так же Петр сделал попытку освободить торговых и промышленных людей от ведомства воевод учреждением «бурмистров», которые выбирались горожанами из своей среды, и все торговое сословие подчинено ведомству «Бурмистерской палаты» в Москве (1699 г.); потом в главных городах учреждены были «магистраты», также из выборных людей. Коллегиальная система решать дела посредством большинства голосов не принесла ожидаемых результатов; президенты коллегий и других присутственных мест, пользуясь своими  привилегиями и разными формальностями, обыкновенно подчиняли себе товарищей и решали дела по своему усмотрению. В судопроизводстве словесный (обвинительный) процесс заменен окончательно письменным (следственным) порядком.  В  городах  и  уездах  Петр  положил  начало    п о л и ц е й с к о м у  управлению, которое должно было заботиться об общественном порядке и безопасности. Впрочем, особых полицейских учреждений пока не было основано; обязанности их возлагались на губернаторов, воевод, земских комиссаров, комендантов и др., только для стлицы учрежден генерал-полицмейстер (генерал Девьер).
   Хозяйство, войско, училища, семейный быт. Посреди важных  государственных забот и беспрерывных военных предприятий, Петр находил время обращать внимание на мельчайшие подробности народного хозяйства. Так, он дал право повсюду искать руду и разрабатывать ее с уплатою известного процента землевладельцу; приказал снимать хлеб косами вместо серпов; посылал за границу многих русских людей учиться разным ремеслам Мануфактурная промышленность, дотоле едва существовавшая в России, была создана деятельностью Петра, при нем основано более 200 фабрик и заводов. Для облегчения торгового движения внутри государства он обратил внимание на пути сообщения; проведено было несколько сухопутных дорог; а устройством каналов Ладожского и Вышневолоцкого Петербург ( с 1713 г. столица государства) соединен с Волжским водяным путем, по которому поставляли хлеб из низовых областей * Основание столицы в болотистой и пустынной местности, отдаленной от ударства, стоило огромных усилий и пожертвований. Дня постройки города ежегодно, в течение многих лет, из дальних областей вызывались десятки тысяч разбойников, часть которых погибла в Петербурге от трудов и болезней, царь иногда останавливал каменные работы во всем государстве, приказывал выслать всех каменщиков на берега Невы, несколько раз вода затопляла город, и надобно было потнимать почву насыпями.

   Главным предметом попечений для Петра служили армия и флот на которых было основано значение государства в ряду других держав. С устройством регулярного войска введена более точная постоянная система рекрутских наборов: все податные сословия должны были выставлять по одному рекруту с известного числа ревизских душ; только торговые люди могли откупаться деньгами от рекрутской повинности. Дворянство доставляло для армии офицеров; молодые же дворяне обыкновенно начинали свою службу рядовыми в гвардии, куда выбирались лучшие солдаты полков. Все внешнее устройство сухопутного войска было основано на немецких образцах, и военные люди одеты в немецкий мундир; а флот снаряжен преимущественно по образцу голландскому. (Он состоял из 48 линейных кораблей и 800 мелких судов) Большая часть регулярного войска (которое простиралось до 200 000) была размещена по губерниям в домах городских  обывателей.
   Заботы Петра о народном образовании направлены были на духовное и дворянское сословие.

   Для первого заведены были училища в каждой епархии. (В то время усилилось влияние малороссийских школ, в особенности Киевской академии, на образование русского духовенства). Для дворян и чиновников велено открыть эементарные школы в провинциях, куда учителями посылались воспитанники московских математических школ, и дворянин не имел права жениться до тех пор, пока не выучился грамоте. Кроме того, основано было несколько специальных училищ, каковы морское, инженерное и школа для подьячих. В то же время начались переводы учебных книг по артиллерии, фортификации, истории и др.. Для изучения морской службы царь отправлял многих молодых людей за границу. В самой азбуке сделаны были преобразования: вместо прежних, неудобных для скорописи, церковнославянских букв введены сокращенные, приближающиеся к латинским. По мысли знаменитого германскою ученого Лейбница государь задумал учредить Академию наук и пригласить для нее иностранцев с тем, чтобы они приготовляли русских учителей. (Академия была открыта уже после Петра его преемницею).

   Петр не оставил без внимания и самый семейный быт народа. Так, он вооружился против затворничества женщин и старался о развитии общественной жизни. С этою целью в столице заведены а с с а м б л е и , которые состояли в том, что вельможи и другие зажиточные люди должны были зимой, в назначенные дни принимать у себя гостей обоего пола, званых и незваных. Чтобы жених и невеста имели время познакомиться друг с другом Петр определил между обрученьем и свадьбою шестинедельный срок, в продолжение которого брак мог расстроиться.
   Духовенство и раскол. Относительно церковной иерархии важною мерою Петра было отменение патриаршества, которое иногда приходило в столкновение с царскою властию. Когда умер патриарх Адриан (1700 г.), приверженец старины и противник нововедений, царь не назначил ему преемника; а дела, подлежавшие ведомству патриарха, поручил рязанскому митрополиту Стефану Яворскому, назвав его "блюстителем патриаршего престола". Потом для управления церковными делами была  учреждена коллегия из высших духовных лиц под именем святейшего  синода (1721 г.). Первым президентом синода был тот же Стефан Яворский, один из лучших проповедников и духовных писателей своего времени. Псковский архиепископ Феофан Прокопович по поручению Петра написал духовный устав, или «регламент», для синода. Этим уставом предписывалось каждому епископу иметь при себе школу для приготовления священников, а неграмотных сыновей церковнослужителей велено брать в солдаты, поступление в монашество и прежняя свобода монахов в образе жизни значительно стеснены. Надзор за управлением монастырских крестьян и доходов Петр поручил особому Монастырскому приказу, состоявшему из светских лиц. Ограничив число монахов; он велел определять в монастыри на житье старых, отставных солдат и часть монастырских доходов обращать на богадельни. Большая часть семейных дел, подлежащих прежде церковному суду, законами Петра отнесена к суду светскому. Вообще Петр обращал деятельное внимание на церковные дела. Он подтвердил указ Алексея Михайловича, чтобы все православные посещали, богослужение в праздничные дни; за неисполнение этого указа назначался штраф. Иностранцам предоставлена почти полная свобода в отправлении богослужения, строгие же меры против раскольников продолжались.

  Гонения, открытые на раскольников при Алексее Михайловиче не только не ослабляли раскола, а, напротив, возбуждали в нем энергию и фанатизм. Гонимые уходили в северные леса, в донские и волжские степи или спасались за шведскую и польскую границы и составляли там свои общины. Со времени петровских реформ раскол начал размножаться еще быстрее и получил не один церковный, но и политический характер. Многие нововведния Петра и усердное подражание иноземным обычаям были непонятны простым людям, казались им нарушением народности и православия (табак, бритье бороды, отмена патриаршества, ревизия и т. п.); а крутые меры, которыми сопровождалась реформа, тяжкие налоги и принудительные работы еще более возбуждали дух недовольства. Люди более смелые и упорные уход или в леса или за аницу и приставали к расколу.

   В конце XVII в. в среде самого раскола произошло раздвоение. Раскольничьи попы, поставленные до Московского собора 1667 года, с течением времени все умерли; места их заступили новые, переходившие из православия. Но так как они были поставлены епископами-никонианцами (т е. принявшими исправленные книги), то многие старообрядцы не признавали их за священников; другие, напротив, признавали. Первая часть раскольников стала называться беспоповщиной, а вторая поповщиной; каждая из них подразделилась еще на несколько сект, или согласий. Поповщина распространилась  в лесах костромских и нижегородских (Керженских), на Дону и Черниговской области, в Сибири и на Ветке (Могилевской губернии, тогда за польской границей). Беспоповщина утвердилась особенно в древних новгородских областях, именно в лесах олонецких и северного Поморья. Сюда укрылись многие расколоучители после взятия Соловецкого монастыря; здесь образовались знаменитые в истории раскола Выгорецкие скиты...

   Петр I хотя и признал гражданское существование раскола, но при разных стеснительных условиях. Он велел переписать в и обложить их двойными податями, не допускать к общественным должностям, носить им особое платье (напр., зипун со стоячим клееным козырьком, или воротником), за бороду платить особую пошлину и пр. В последние годы Петрова царствования (после дела царевича Алексея) строгости против раскола усилились ...
  Характер и значение петровской реформы. Многочисленные препятствия и огорчения, чинимые Петру приверженцами старины, побуждали его нередко употреблять крутые меры, чтобы приводить в исполнение свои преобразования. Ослушникам царских указов назначались: лишение жизни, имущества, ссылка на каторжные работы, нещадные батоги и т. п. Чтобы следить за точным исполнением указов, учреждена была должность фискалов. При коллегиях, губернских канцеляриях и в каждом провинциальном городе учреждено по одному или по два фискала: в их пользу шла половина штрафных денег. Реформы вызывали частые изъявления неудовольствия (особенно много было подметных писем). Для «розысков» по этим делам Петр назначил «Преображенский приказ» в Москве (около 1702 г.). Начальником Преображенского приказа был суровый Ромодановский, любимец государя, получивший от него титул к н я з я - к е с а р я. Кто хотел донести о замыслах против государя (а донос в таком случае был обязателен), произносил: «слово и дело!». Его и тех, которых он оговаривал, немедленно брали для розыска и пытали в "застенках" Приказа или Тайной канцелярии.
   Преобразования Петра были направлены на усвоение европейских обычаев и учреждений. Иноземные обычаи и учреждения, переносимые на русскую почву, не всегда, впрочем, сообразовались с естественными условиями государства и с характером. народа. Многие благие по своей цели указы, не опираясь на известный уровень образованности или на привычки народа скоро теряли свою силу и подвергались злоупотреблениям.
   Тем не менее беспримерная в истории деятельность Петра сообщила Русскому государству (а следовательно, и русской национальности) новую жизнь и новые силы, и ни один государь нового мира не имеет больших прав на именование Великого.
   Самые видные стороны этой деятельности заключались в следующем: своими административными и сословными реформами Петр улучшил государственный механизм и подвинул вперед государственную централизацию. Он облегчил для России дальнейшее сближение с Западной Европой и непосредственное заимствовавание европейской науки. Он создал многие отрасли промышленности и усилил торговую деятельность. Быстрым развитием регулярной армии, основанием флота и приобретением Балтийских берегов он успел поднять Россию на высокую степень могущества и положил начало ее влиянию на систему общей европейской политики.

   Сотрудники Петра. Петр отличался особенным уменьем находить для своих планов способных исполнителей. Первое место между государственными людьми, его окружавшими, принадлежит князю Меншикову, который по смерти Лефорта (умершего в 1699 г.) сделался самым приближенным лицом к государю. (Достигши зрелых лет, Петр продолжал отличать иностранцев и привлекать их в свою службу; но не проивозводил их на первые места в государстве. Предание о том, что Меншиков в юности продавал пирожки, не подтверждается). Меншиков не получил почти никакого образования и с большими талантами соединял большее честолюбие и корыстолюбие. Не раз уличенный в лихоимстве Меншиков только милостию государя спасался от заслуженного наказания. Далее замечательны: умный, образованный фельдмаршал Шереметев, храбрый и великодушный князь Михаиил  Голицын и граф Брюс, известный своею ученостию. (Брюс в народных преданиях прослыл каким-то чернокнижником и астрологом; его именем называется календарь, который только под его надзором был издан). Последние три лица по своему честному характеру выдавались из среды современных государственных деятелей, которые, при талантах и неоспоримых заслугах, к сожелению, не всегда отличались нравственными достоинствами.

     Известность самого прямого вельможи приобрел сенатор князь Яков Долгорукий, который иногда открыто не соглашался с царем, не любившим противоречий. По тайным поручениям и розыскам правою рукою Петра был изворотливый граф Толстой. Учредив в 1722 г. при сенате важную должность генерал-прокурора, Петр поручил ее весьма способному генералу Ягужинскому. ( Как сановник, надзирающий за всеми частями управления, он назван был «оком» государя). На дипломатическом поприще прославились: барон Шафиров, возвышенный из подьячих Посольского приказа, барон Остерман, сын одного немецкого пастора, знаменитый своим тонким, проницательным умом (он вместе с Брюсом заключил Ништадтский мир). В царствование Петра начал свою службу друой даровитый иностранец, так же как и Остерман игравший впоследствии весьма важную роль,— это Миних. Будучи отличным иженером, он заслужил благосклонность государя своими работами по Ладожскому каналу; так что царь, посещаемый уже болезнями, заметил однажды после осмотра этих работ: "Труды моего Миниха сделали меня здоровым".

    Прежнее московское духовенство по скудости своего образования не могло доставить Петру искусных помощников в деле реформ, поэтому он возвышает преимущественно киевских ученых, и они встали во главе церковной иерархии. Таковы: Стефан Яворский, Дмимитрий Ростовский и Феодосии Яновский — архимадрит Александроневской лавры; особенно усердным защитником реформы явился даровитый Феофан Прокопович.

   В 1706 г.царь был в Киеве, в Софийском соборе. По окончании богослужения молодой  монах произнес слово. Он искусно коснулся политических событий, красноречиво, но без схоластической напыщенности проповедников того времени. Петр спросил имя оратора: это был Феофан Прокопович. В молодости обучался в Киевской академии, докончил свое образование в иезуитском Риме и теперь был одним из преподавателей Киевской академии. После Плтавской победы Прокопович встретил Петра в Киеве поздравительною речью. Петр полюбил умного монаха, спустя несколько лет, вызвал его в Петербург и сделал архиереем. В своих проповедях и сочинениях, написанных по поводу важнейших распоряжений государя, Прокопович на основании разума и Св.Писания доказывал святость царской воли, а приверженцев старины изобличал в невжестве. В вопросах религиозных он обнаруживал некоторое свободомыслие и не любил стесняться в своем образе жизни, поэтому не раз подвергался обвинениям в ереси со стороны завистников и людей, не расположенных к реформе.
   Дела семейные. Личность преобразователя. Что касается до семейных дел, в этом отношении Петр не всегда был счастлив. Первая его супруга Евдокия Феодоровна, из рода Лопухиных, приверженная к старым обычаям, была заключена в суздальский Поровский монастырь (1699 г.). Петр вступил во второй брак с простою ливонскою пленницею Мартою. Она происходила из бедного ливонского семейства Скавронских и в детстве своем вступила в дом лютеранского пастора Глюка в городке Мариенбург. При взятии этрго города Глюк со всем семейством своим и с Мартою попал в плен фельдмаршалу Шереметеву. Петр случайно увидал пленницу, отличавшуюся красотой и живым характером. Он полюбил ее и вступил с ней в брак; она приняла православие и названа Екатериной Алексеевной. Сын Петра от первого брака, Алексей Петрович, должен был после отца наследовать русский престол,но царевич этот имел весьма печальную судьбу.
      Петр, постоянно отвлекаемый походами и путешествиями, сначала не обратил надлежащего внимания на воспитание своего наследника, Алексей до десятилетне-оставался на руках матери и рос, окруженный людьми, которые враждебно смотрели на петровские нововведения. Царь, наконец, заметил в сыне сочувствие к старине и отвращение к беспокойной военной деятельности. Отец сильно огорчился, опасаясь за участь своих преобразований после смерти; он прибегал к строгим мерам, даже к побоям, чтоб изменить характер Алексея, грозил лишить его наследства; но подобные меры только ожесточили сердце юноши. (Их взаимному нерасположению немало способствовали приближенные царя, особенно Меншиков). По желанию Петра царевич вступил в брак с Софьею Шарлотою, принцессою Брауншвейг-Вольфенбюттельскою; этот брак был  несчастлив, и Софья вскоре умерла, оставив маленького сына Петра Алексеевича. Тогда государь потребовал от Алексея, чтоб он постригся в монахи,  если не хочет совершенно изменить свой характер и поведение. Царевич изъявил согласие на пострижение; но вслед за тем, пользуясь пребыванием Петра за границей бежал из России. Он нашел покровительство и убежище у германского императора Карла VI, который отправил его в один уединенный тирольский замок, откуда перевел потом в Неаполь. Однако тайный советник Толстой и капитан гвардии Румянцев, по поручению Петра, скоро открыли убежище царевича.
   Отец хотел во что бы то ни стало получить непокорного сына в свои руки и грозил даже войною императору; но хитрый Толстой уладил это дело довольно легко. Он уговорил царевича воротиться в отечество, обещая ему полное прощение. Когда Алексей приехал в Россию, его заключили под стражу и подвергли розыску; в то же время были арестованы лица, помогавшие бегству царевича, находившиеся в тайных сношениях с его матерью (которая не хотела помириться с монастырским заключением и продолжала называть себя царицею). Прибегли к пыткам, чтобы вполне раскрыть замыслы царевича и его партии, питавшей надежду на возвращение старого порядка. За пытками последовавли казни светских и духовных лиц, замешанных в это дело (ростовский архиепскоп Досифей, генерал Глебов, Кикин и др.). Суд, составленный из высших сановников государства, приговорил к смертной казни и Алексея Петровича; но приговор не был приведен в исполнение, и несчастный царевич умер в темнице (1718 г.).
  

   В 1721 г. Петр издал указ о том, что русский государь может назначать наследника престола по своему выбору, а также и отрешать его от наследства; но сам он сошел в могилу, не успев назначить себе преемника. Тяжелые труды и беспокойства расстроили крепкое здоровье императора. Семейные огорчения также способствовали этому расстройству. В 1724 г. Петр совершил в Москве торжественное коронование своей любимой супруги Екатерины и для этого созвал депутатов от дворянства и городов со всей России. Спустя несколько месяцев в глубокую осень император увидел однажды бот, наполненный солдатами и ставший на мель; пренебрегая опасностью, он сам помогал спасать солдат и жестоко простудился. Едва оправившись от болезни неутомимый труженик принялся за обычную деятельность; и в начале 1725 г. снова простудился на обряде водоосвяшения и слег в постель. А 28 января он уже скончался. «До чего мы дожили, россияне? — говорил Феофан Прокопович, произнося речь на погребении императора в Петропавловском соборе, - Что видим? Что делаем? Петра Великого погребаем!» При этих  словах оратор залился слезами, и собор наполнился рыданиями народа.
   Петр был очень высок ростом, красив и строен, а силу имел необыкновенную. Огненный взор, порывистые движения и быстрая походка обнаруживали его пылкую, энергическую натуру. Он сам сознавал свою горячность и вспыльчивость и говаривал: "Я преобразовал свое государство, а не могу преобразовать самого себя". В совем образе жизни Петр подавал пример бережливости, простоты чрезвычайной деятельности. Он не любил бесполезной роскоши. Обычный его костюм составляли: зеленый суконный кафтан, сабля или палаш на широком поясе и темный короткий парик без пудры. Вставал он очень рано и брался за работу: слушал дела, диктовал новые указы, обучал войска, посещал присутственные места, а также разные мастерские и особенно корабельные вепфи, где нередко собственными руками помогал рабочим. «Видишь, братец, - сказал однажды Петр молодому флотскому офицеру,— я и царь, да у меня мозоли, а все для того, чтобы показать вам пример и хоть под старость иметьь достойных помощников и слуг отечеству». Он пользовался всяким удобным случаем, чтобы приобрести новые сведения и пополнить скудное образование полученное им в юности. Дочь его Елизавета Петровна впоследствии вспоминала, что однажды отец, застав ее с сестрой за уроками, сказал со вздохом: "Ах, если бы я в молодости был выучен как должно!".  С особою любовью он собирал сведения, относящиеся к истории и географии России.

   Петр не оставался долго в столице; его часто отвлекали военные походы и поездки  по государству. Поездки эти он совершал без всякой пышности, по большей части в простых санях или в кибитке, в сопровождении только своего денщика и нескольких приближенных молодых людей, которые служили ему вместо канцелярни и исполняли разнообразные поручения. Из таких молодых людей выходили потом видные государственные деятели.

Источник: Учебники дореволюционной России по истории. Сост. Т.В. Естеферова, М.,1993, сс.323-333

 Содержание учебника  Далее
 


История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь  Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008