неулегшихся сил. И конечно, твердая власть необходима. Но ею может стать среди взбаламученного моря темной стихии русской действительности лишь правительство, популярное в массах, т.е. лишь правительство, которое одной рукой смело, твердо и властно наводит порядок, а другой рукой не менее смело, твердо и властно проводит социальные реформы, подымающие «хижины» за счет «дворцов». Стоит лишь хоть немного нарушить эту гармонию, этот параллелизм двусторонней деятельности, и все будет кончено. Правительство, запаздывающее с социальными мерами, Сделается одиозным со своими мерами по введению порядка, не ослабит, а усилит ими центробежные течения и, в конце концов, сорвется с ними.
Именно эта опасность и стоит сейчас перед правительством, на котором повисла, словно жернов осельский на вые, «коалиция». Его пассив все больше и больше превышает актив, его популярность падает. Оно висит сейчас в воздухе.
Очень часто даже от министров приходилось слышать,  "если власть не валяется на улице, то она будет валяться, что всякий, кому не лень, может нагнуться и эту власть подобрать и  ею овладеть". Так говорил т.Авксентьев на съезде. Ныне коалиционное правительство, изжив себя, отслужив свой срок, привело нас к тому же положению. И так как мы не хотим этого видеть, не хотим выбросить за борт элементы, парализующие его созидательную деятельность — справа до к.-д. включительно, — то перед нами риск катастрофы — овладения властью теми, кто будет иметь дерзновение нагнуться и поднять ее.
Большевики на это и держат курс, решительно и смело. Упорно назначили даже день: 20-е число, — когда они совершат переворот. Двадцатого ждали, как светопреставления, и, конечно, не дождались: перевороты приходят, «яко тать в нощи», а не по предварительной публикации. Но трудность не в том, как сделать переворот, а в том, что после него будет.
«Ты все пела? Это дело, так поди же попляши!» Вот перед чем встанет большевистская партия, если ей удастся захватить власть. Едва ли не каждый большевик, по народной поговорке, «хороший рассказчик, да плохой приказчик». Послушайте хотя бы Льва Троцкого, как у него все на словах выходит гладко, словно специально про него и сказано: «У нашего Левки — все ловко, он из песку веревки вьет. Но ведь не та хозяйка, что говорит, а та — которая щи варит». Я не хотел бы хлебать щей, сваренных г.Троцким. И не только потому, то безлюдье и некомпетентность сделают их пребывание у власти смешной и жалкой картиной, ибо они и не подозревают, с какими порой почти непреодолимыми трудностями приходится иметь дело у государственного руля, и какая огромная тягота, в нынешних русских условиях, власть. Разве об этом будут задумываться люди, которые носят мозги набекрень? Но всего затруднительней дело их будет оттого, что им придется у власти все делать то, что они предавали анафеме в оппозиции. Они все время агитировали против займа свободы, — им придется схватиться за заем свободы. Они все время разлагали армию, — им потребуется иметь под рукой сильную армию. Они все время повышали требовательность рабочих, — им, перед опасностью финансового и промышленного краха, придется умерять требования рабочих. Они делали одиозным малейшее применение репрессий, тем более что они плывут на гребне валов взбунтовавшейся стихии, всячески расковывают и разнуздывают ее, и она начнет неизбежно перекатывать через их головы. И беда здесь не только в том, что содержание большевитской программы явно окажется, как говорится, и цветно и красно, да линюче. А беда в том, что как бы успешно они сами ни проделали метаморфозу от безответственной агитации, к ответственному обуздыванию стихии, а им это удастся меньше, чем кому бы то ни было. Их катастрофа будет неизбежна, но она может быть катастрофой всей России.
При той тактике, которую усвоила сейчас ответственно чувствующая и мыслящая демократия, она осуждена на поражение. По-видимому, большевистский бурун нагрянет неотвратимо. Я безрадостно гляжу на ближайшее будущее. Массы сейчас опьянены. Потом придет отрезвление. Но удастся ли вовремя вмешаться, чтобы остановить всеобщую разруху и всеобщий развал? Демократическое совещание могло предотвратить кризис. Оно этого не сделало. Он будет. И ликвидировать его будет труднее, чем предотвратить. Ответственно мыслящая часть трудовой демократии будет ослаблена и дискредитирована. Она упустила момент, а такие промахи поправляются с трудом. Надо было не упускать, когда все шло нам прямо в руки, а «не удержался за гриву, за хвост и подавно не удержишься».

Мысль: Альманах. (Пг.). 1918. № 1. С. 262-268


История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь  Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

доставка грузов из китая, весь мир. Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008