Лекция 12. Эволюция Российского государства и общества в первой половине XIX века

проф. Миненко Н.А., асс. Шалымов А.Ю.

История России с древнейших времен до второй половины  XIX века
Курс лекций . Ч. 1.  Под ред. академика Личмана Б.В. Уральский гос. тех. ун - т, Екатеринбург,  1995


 1. Изменения в государственном строе  2. Крестьянский вопрос и развитие экономики  3. Россия и мир  4. Культура и быт. 

1. Изменения в государственном строе

   К началу XIX в. Россия была мировой державой, игравшей заметную роль на европейской арене. Она занимала территорию в 17,4 млн. кв. км; на этой территории, по данным переписи 1795 г., проживало 37,4 млн. человек. Около 90 % всего населения составляли крестьяне; примерно 2 проц. дворяне. Имело тенденцию к росту ведущее в экономике страны аграрное производство, происходили сдвиги в промышленности. Однако, говоря словами современного исследователя Б. Г. Литвака, Русь-тройка “не мчалась, а еле-еле тащилась по ухабистой дороге истории”. Первая половина XIX в. принесла немалые перемены. Не без основания историки подчеркивают, что с начал

ом этого столетия Россия вступила в новый этап своего развития. Многих специалистов интересовал, в частности, вопрос о причинах и сущности преобразовательной деятельности Александра I, занимавшего российский престол с марта 1801 г. по ноябрь 1825 - го, причем решают они его по-разному. Так, авторы многотомных трудов об Александре I и его времени генералы М.И.Богданович и Н.К.Шильдер развивали идею о стремлении царя к законности как главном мотиве его преобразований. Ненавидя деспотизм, Александр I, как утверждал Богданович, стремился “навсегда охранить от произвола права всех и каждого”.
  
В. О. Ключевский указывал на два “основных стремления, которые составляли содержание внутренней политики Александра I: “...это уравнение сословий перед законом и введение их в совместную дружную государственную деятельность”. По мнению же марксиста М. Н. Покровского, эта политика была обусловлена экономическими процессами, развивавшимися в России. Продуктом социально-экономического развития страны считал реформы начала XIX в. и А. Е. Пресняков, издавший в 1924 г. книгу “Александр I”. Развившие построения М. Н. Покровского и А. Е. Преснякова, С. Б. Окунь и А В. Предтеченский главную цель внутренней политики Александра I видели в спасении феодально - крепостнической системы от гибели. Но если у Окуня царь—консерватор использовал либеральные идеи, чтобы оставить все по - старому, то под пером А. В. Предтеченского Александр предстает как реформатор, убежденный в необходимости уступок. С. В. Мироненко, М. М. Сафронов и Н. И. Казаков пишут о серьезности либеральных увлечений и планов Александра I. Последнее мнение представляется достаточно обоснованным.
   Старший сын 0">Павла I родился 12 декабря 1777 г. и был наречен бабкой Екатериной II в честь Александра Невского - покровителя Петербурга. Александр был любимым внуком императрицы, и она подобрала ему блестящих учителей. Русскую словесность и историю ему преподавал образованнейший
М.Н.Муравьев (писатель, отец будущих декабристов ; естественные науки — известный ученый и путешественник, академик П.С.Паллас; законоучителем, духовником и преподавателем английского языка был протоиерей А. А Самюорский, долгое время живший в Англии, страстный англоман. Состоять “кавалером” при Александре и обучать его французскому языку Екатерина II пригласила швейцарца Ф. П. Лагарпа, приверженца идей Просвещения, республиканца по взглядам. Общение с такими людьми, и особенно с Лагарпом, не могло остаться бесследным. Князь А. А. Чарторыйский, с которым Александр близко сошелся в 1796 г., вспоминал о первой беседе с ним: “Он сознался мне, что ненавидит деспотизм повсюду, во всех его проявлениях, что он любит свободу, на которую имеют одинаковое право все люди”. Сам Чарторыйский и другие друзья юности Александра — граф П.А.Строганов, Н.Н. Новосильцев , граф В.П.Кочубей — во многом разделяли увлечения великого князя Собираясь тайно, они вели откровенные разговоры о необходимости отменить крепостничество, о конституции, о предпочтительности республиканского образа правления. Именно на этих людей, составивших “Негласный комитет”, опирался Александр I после своего вступления на престол.
  Воцарению Александра предшествовал дворцовый переворот, осуществленный заговорщиками, во главе которых стояли
П.А.Пален , военный губернатор столицы, и последний фаворит Екатерины II  Платон Зубов. В ночь с 11 на 12 марта 1801 г. Великий князь был поставлен в известность о планах заговорщиков и дал им согласие  на устранение Павла I при условии сохранения последнему жизни. Такое обещание он получил, но заговорщики не собирались его выполнять. В первом часу ночи Пален принес Александру весть е “скоропостижной кончине” императора. Александр никогда не забывал событий марта 1801 г. Всех заговорщиков он вскоре демонстративно удалил из Петербурга.
   Воцарение сына Павла I было встречено населением I столицы с ликованием. В  манифесте, спешно отпечатанном уже утром 12 марта, Александр I объявил, что будет управлять “богом врученным” ему народом “по законам и по сердцу августейшей бабки нашей”, тем самым подчеркнув свою приверженность политическому курсу Екатерины II. Он и начал с того, что восстановил отмененные Павлом “Жалованные грамоты” дворянству и городам, дворянские выборные корпоративные органы, освободил дворян от телесных наказаний, объявил амнистию всем, бежавшим от павловских репрессий за границу, и ссыльным. Были отменены и другие павловские указы, вроде запрета носить круглые французские шляпы, выписывать иностранные газеты и журналы, выезжать за границу. Была объявлена свобода торговли, разрешены частные типографии, упразднена вселявшая страх Тайная экспедиция, занимавшаяся сыском и расправой. Опустела петербургская Бастилия - Петропавловская крепость.

  Эти первые распоряжения порождали надежды на дальнейшие перемены. И они последовали. Необходимо было реформировать систему государственного управления - прежняя организация власти уже не отвечала требованиям времени. Собиравшийся при Екатерине II время от времени Государственный совет стал постоянным (“Непременным”); он рассматривался как орган с законосовещательными функциями при императоре. В совет входили представители высшей титулованной знати (12 чел.). С первых же дней своего существования “Непременный” совет приобрел такое значение, что его позиция в значительной степени предопределяла окончательное решение императора по наиболее важным вопросам внутренней и внешней политики. •
   Дальнейшие преобразования были связаны с деятельностью М. М. Сперанского, сына сельского священника, благодаря исключительным способностям сделавшего головокружительную карьеру. При Павле он служил в канцелярии генерал-прокурора, а затем оказался на должности статс-секретаря в “Непременном” совете. Именно этому человеку, одаренному талантом бюрократа и блестящим умом, “твердым, как лед, но и холодным, как лед же” (В. О. Ключевский), Александр I поручает разработать реформу, которая должна была в значительной степени изменить государственный строй в стране. К октябрю 1809 г. Сперанский уже представил проект царю. В нем, по существу, речь шла об ограничении самодержавия, о введении в стране конституционной монархии. В основу реформы автор проекта предлагал положить принцип разделения властей: законодательную власть он считал необходимым сконцентрировать в новом органе - Государственной Думе, судебную - в Сенате, а исполнительную - в министерствах, возникших в России еще в 1802 г. Ни один закон не мог быть издан без предварительного одобрения его выборным органом - Государственной Думой. Министров назначал царь, но они оказывались ответственны перед Думой. Предусматривалась стройная система выборных дум: Государственная, губернские, окружные, волостные. Членов Сената полагалось выбирать губернским думам. Политическими правами наделялись все, кроме “народа рабочего” (“поместных крестьян, мастеровых, их работников и домашних слуг”). Связывающим звеном между императором и тремя ветвями власти должен был стать Государственный совет - вершина новой государственной системы.
   Александр I признал проект “удовлетворительным и полезным”, но реализован он не был. Дело свелось к учреждению в 1810 г. Государственного совета - законосовещательного органа при императоре, занявшего место “Непременного” совета.
   В 1811 г. получило силу закона подготовленное Сперанским “Общее учреждение министерств”, завершившее реформу начатую в 1802 г., когда коллегии были заменены новой, европейской формой высшей исполнительной власти - министерствами. Дела по каждому министерству решались единолично министром, назначаемым императором и ответственным только перед ним. Если в 1802 г. структура и функции министерств не были четко определены, то “Общее учреждение” устанавливало единообразие организации и делопроизводства министерств, регламентировало взаимоотношение министерств с другими органами власти. Министры объединялись в Комитет министров, организационные основы окончательно были определены 1812 г. В состав комитета вошли также представители департаментов Государственного совета, а председатель Государственного совета стал одновременно председателем Комитета министров. Согласно закону 1812 г., Комитету министров полагалось рассматривать дела, по которым “необходимо общее соображение и содействие” и в разрешении которых министр “встретил сомнение”, включая дела, превышающие пределы его власти. Однако на практике кол выполнял и судебные функции, и обсуждал законопроекты, которые император утверждал, не передавая их на дополнительное рассмотрение в Государственный совет, министров мог отменять решения Сената, который также в начале XIX в. претерпел реорганизацию. Он был разделен на девять департаментов (к середине XIX в. их число выросло до 12), полусамостоятельных,- скрепленных главенством генерал-прокурора (с 1802 г. должность эту стал занимать министр юстиции).
  Решения Сената по судебным делам нередко оказывались неокончательными: если при обсуждении дел в департаментах и общих собраниях сенаторов возникали разногласия (а такие ситуации случались часто), окончательный приговор выносил император, а впоследствии - Государственный совет. М. М. Сперанский в 1811 г. предлагал принять закон о признании решений Совета окончательными; к этому времени он подготовил проект нового преобразования Сената. Речь шла о разделении Сената на два - правительствующий и судебный. Состав последнего должен был, по замыслу реформатора, частью назначаться императором, частью избираться дворянством. Однако это предложение не обрело силу закона. Вскоре последовала отставка Сперанского и ссылка его в Нижний Новгород. Причины “падения” реформатора трактовались и трактуются по-разному. Говорят об интригах сановников, которые видели в Сперанском выскочку (В. О. Ключевский); указывают на чрезмерную активность самого Сперанского (в записках к императору и личных беседах он обнаруживал такую обширную осведомленность о разных обстоятельствах внутренней и внешней политической жизни России, что у Александра зародилось сомнение в том, кто же действительно правит империей (В. А. Томсинов) и на отказ царя от профранцузской политики, сторонником которой являлся Сперанский, и причастность его к масонству (М. Н. Покровский).
   Но удаление Сперанского не означало отказа Александра I от либерального курса своей политики. В 1815 г. он даровал конституцию “царству Польскому”. Это рассматривалось как первый шаг к дарованию конституционного устройства самой России. Проект российской конституции было поручено составить императорскому комиссару при польском правительстве Николаю Новосильцеву. Составленный им проект (“Уставная грамота”) предусматривал создание парламента, без одобрения которого монарх не мог издавать законы, предоставление свободы всем российским подданным, кроме крепостных, и федеративное устройство государства.
   Но этот проект, созданный в тайне, так и не был обнародован. Более того, к началу 20-х гг. XIX в. Александр I отказывается от коренных преобразований в политической сфере и становится на путь возврата к бесперспективной практике частных изменений и подновлений существующей системы. Причиной такой перемены Ключевский считает то, что Александра напугали военные революции в Италии и Испании, призрак которых он увидел в выступлении лейб-гвардии Семеновского полка в 1820 г. Покровский указывает, что как только исчезла необходимость игры в либерализм, император тут же свернул все либеральные начинания, обнаружив тем самым свои истинные настроения. Близкую точку зрения занимает С. Б. Окунь. Ряд историков (Н. Я. Эйдельман, С. В. Мироненко) высказали мнение, что отказ от преобразований произошел в силу мнимой или истинной узости социальной опоры для них и боязни Александра I войти в конфликт с основной массой дворянства.
   Курс правительства становится по одним определениям - “консервативным”, по другим—“реакционным”. Как пишет Ключевский, “правительство и общество разошлись, как никогда не расходились прежде”. То, что оппозиция правительственному курсу существовала во всех слоях общества, единодушно отмечается историками. Самое яркое проявление этой оппозиции - восстание 14 декабря 1825 г. Это событие дореволюционными историками расценивалось как напрасная трагедия, усугубившая отчуждение верховной власти и передовых слоев общества. Историки-марксисты оценивают это выступление как важный этап борьбы против самодержавия. Но на содержании конкретной политики правительства восстание отразилось слабо. По оценке большинства исследователей, направление деятельности Николая I, сменившего своего брата на престоле и подавившего декабрьское восстание, прямо продолжало консервативный курс конца александровского царствования.

  Надо отметить, что Николай Павлович и по характеру, и по воспитанию, и по образу мыслей заметно отличался от брата. Любимыми предметами его в детстве были математика, “потом артиллерия и в особенности инженерная наука и тактика”. Будучи уже императором, он любил говорить про себя: “Мы, инженеры”. Его отличали приверженность к точности, симметрии, порядку, иерархической стройности. С возрастом он все более увлекался военной дисциплиной, парадами и маневрами. К демократии Николай всегда относился отрицательно, был ревнителем монархической идеи, убежденным сторонником абсолютизма. “Время Николая I, - отмечал А. Е. Пресняков, - эпоха крайнего самоутверждения русской самодержавной власти в ту самую пору, как во всех государствах Западной Европы монархический абсолютизм, разбитый рядом революционных потрясений, переживал свои последние кризисы... Во главе русского государства стоит цельная фигура Николая I, цельная в своем мировоззрении, в своем выдержанном, последовательном поведении. Нет сложности в этом мировоззрении, нет колебаний в этой прямолинейности”. Своей главной задачей Николай: поставил сохранение самодержавного строя. Но он был  трезвым реалистом и понимал, что последнее невозможно без проведения некоторых преобразований, не меняющих, однако, существа политической системы. При этом никакого участия общества в реформаторской деятельности не; допускалось, ставка делалась только на бюрократию. Александр I много сделал по усилению централизации и бюрократизации государственного аппарата. Николай I продолжил эту линию. Ключевым органом в государственной структуре становится Собственная его императорского величества канцелярия. Значительно увеличивается численность чиновников канцелярии, учреждается несколько ее отделений (к середине XIX в. их было 6). По структуре и функциям эти отделения фактически были министерствами, но пользовались гораздо большим влиянием и контролировали деятельность соответствующих министерств, оставаясь при этом органами личной власти императора.
   Одним из важнейших являлось III отделение канцелярии - орган политического сыска и следствия, созданный по записке генерала А. X. Бенкендорфа, бывшего члена масонской ложи, приятеля декабристов, подавшего на них донос Александру I; в 1826 г. начальник отделения стал одновременно шефом специально сформированного корпуса жандармов. На этот пост правительство назначило наиболее преданных ему людей. Первым его занимал Бенкендорф; в 1844 г. его сменил граф А. Ф. Орлов; последнего в 1856 г. сменил князь В. А. Долгоруков. Страна была разделена на несколько жандармских округов, во главе которых находились генералы, имеющие в распоряжении обширный штат подчиненных. Задачи III отделения и корпуса жандармов были многообразны: они осуществляли сыск и следствие по политическим делам, наблюдали за литературой, ведали расколом и сектантством; следили за иностранцами, приехавшими в Россию, занимались крупнейшими должностными и уголовными преступлениями, изучали положение крестьян и причины крестьянских волнений, ведали цензурой и пр. Фактически III отделение охватывало все стороны жизни.
   Предпринимались попытки поставить под жесткий контроль верховной власти местную администрацию в лице губернаторов.
   Центральная бюрократия неимоверно разрослась. Если в 1796 г. в России насчитывалось приблизительно 15 - 16 тыс. чиновников, то в 1847 г. их было уже 61 548. Невиданный размах приобрели коррупция и казнокрадство. И Александр I, и Николай I пытались бороться с ними путем проведения государственных ревизий (для этого было даже создано специальное главное управление) и путем упорядочения законодательства. Вообще, по мысли Николая Павловича, необходимо было внушить стране уверенность, что Россия управляется на незыблемых основаниях закона. К работе по кодификации законодательства император решил привлечь Сперанского, который еще в 1821 г. возвратился в столицу. Работа эта была сосредоточена во II отделении императорской канцелярии, начальником которого Николай назначил профессора Петербургского университета М. А. Балугьянского. Фактически отделением руководил Сперанский. К 1830 г. им и его помощниками была выполнена большая работа по сбору в архивах и государственных учреждениях законодательных актов, вошедших затем в “Полное собрание законов Российской империи” и “Свод законов Российской империи”. “Сводом законов” стали руководствоваться в качестве официального кодекса в судебных и других учреждениях.
   Николай I включил Сперанского в состав Секретного комитета, образованного 6 декабря 1826 г. для подготовки реформ в государственном управлении. Комитет разработал ряд проектов, но в большинстве своем они остались на бумаге. Некоторые частные изменения были внесены в систему местного управления.
   Реорганизованное в 1-й половине XIX в. центральное управление просуществовало, с небольшими изменениями, вплоть до 1917 года. Реформы 1801 - 1813 гг. способствовали приспособлению политического строя России к новым социально-экономическим отношениям, укрепили высший и центральный государственный аппарат. Централизация и бюрократизация государственного аппарата отвечали задаче поддержания самодержавной власти.

   сс. 234 - 242


Следующий раздел  лекции Важнейшие даты и события

Переход к лекциям [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12][13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22]

История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008