Культура и быт России первой половины 19 в.

Лекция 12. Эволюция Российского государства и общества в первой половине XIX века

проф. Миненко Н.А., асс. Шалымов А.Ю.

История России с древнейших времен до второй половины  XIX века
Курс лекций . Ч. 1.  Под ред. академика Личмана Б.В. Уральский гос. тех. ун - т, Екатеринбург,  1995


4. Культура и быт

   Сразу после воцарения Александр I начал осуществлять широкую программу развития просвещения в России. Реформа народного образования была проведена в 1803 - 1804 гг. Вводилась преемственность учебных программ. Низшей ступенью являлось одноклассное приходское училище, второй - уездное трехклассное училище, третьей - шестиклассная гимна

зия в губернском городе, высшей - университет, который был поставлен во главе учебного округа и должен был обеспечивать его учебными программами и кадрами учителей. Помимо существовавшего с 1755 г. Московского университета, в 1802 - 1804 гг. были открыты еще Дерптский, Виленский, Казанский, Харьковский, а также на правах университета - Петербургский педагогический институт (преобразован в университет в 1819 г.). Университеты призваны были готовить, кроме учителей для гимназий, кадры чиновников для гражданской государственной службы и специалистов - медиков. Университетам предоставлялась довольно широкая автономия. Университетские советы выбирали ректора, деканов факультетов и профессоров на вакантные кафедры.

   Несомненно, что развитие просвещения в России в определенной степени было связано с потребностью в подготовленных чиновниках. В августе 1809 г. по инициативе Сперанского появился “Указ о новых правилах производства в чины по гражданской службе”. Согласно указу коллежского асессора могли получить только те чиновники, которые имели на руках свидетельство об успешно окончании курса обучения в одном из российских университетов или выдержали экзамены по специальной программе, включавшей проверку знаний русского языка и одного из иностранных, усвоения естественного права римского, гражданского и уголовного права, всеобщей русской истории, государственной экономии, арифметики, геометрии, физики, географии и статистики России.

   Открываются также специальные средние и высшие учебные заведения: Демидовский (в Ярославле) и Царскосельский лицеи, Институт путей сообщения и пр. В первом десятилетии в учебных заведениях довольно прочные позиции заняли просветители или близкие к ним ученые. Так, в Петербургском педагогическом институте с 1806 г. преподавал К. Ф. Герман, рекомендовавший своим слушателям сочинения Монтескье, Адама Смита, Филанджери. А. Ф. Мерзляков, работавший в Московском университете, в своем курсе российской риторики приводил в качестве примеров отрывки из произведений Вольтера, Руссо, Жермены де Сталь. Преподавателем политической экономии в Дерптском университете был профессор Ф. Рамбах, немецкий ученый-просветитель, переехавший в 1803 г. в Россию. Александр I в начале царствования не видел опасности для самодержавия в распространении просветительской философии. По его инициативе за счет казны были переведены на русский язык и изданы произведения известных западноевропейских просветителей—философов, экономистов, социологов, юристов (Дж. Бентама, Ш. Монтескье, Ш. Делольма и др.).

   Быстро росло в стране число любителей чтения. Карамзин в статье, опубликованной в 1802 г. в “Вестнике Европы”, отмечал: число любителей чтения “едва ли в какой земле... так скоро возрастает, как в России. Правда, еще многие дворяне, и даже в хорошем состоянии, не берут газет, но зато купцы, мещане любят уже читать их. Самые бедные люди подписываются и самые безграмотные желают знать, что пишут из чужих земель”. Его поддерживал И. И. Дмитриев -  “В зрелых летах Хераскова читали только просвещеннейшие из нашего дворянства, а ныне всех состояний: купцы, солдаты, холопы и даже торгующие пряниками и калачами”.

   Развитие просвещения, его демократизация дали и нежелательные для правительства результаты, привели к быстрому росту оппозиционных настроений. Это имело большое влияние на политику Александра I. Усилена была цензура, начались гонения на просвещение и печать. В 1819 г. в Казанский университет для “ревизии” был послан М. Л. Магницкий. Он обнаружил там “дух вольнодумства и безбожия” и потребовал “публичного разрушения” университета. Александр не согласился на это, но поставил Магницкого попечителем Казанского учебного округа. Из университета было уволено более половины профессоров, из его библиотеки изъяты все книги, отличавшиеся, по мнению Магницкого, “вредным направлением”. Попечитель самовольно отдавал студентов в солдаты и ввел в университете казарменный режим. В 1821 г. назначенный попечителем Петербургского учебного округа Д. П. Рунич подверг разгрому столичный университет. В 1817 г. появляется преобразованное министерство народного просвещения и духовных дел, главой которого становится обер-прокурор Синода. Были пересмотрены и урезаны учебные программы, университеты потеряли автономию.

   Опиравшийся на “казарму и канцелярию” Николай I с недоверием относился к науке и просвещению. Университеты и учащиеся казались ему подозрительными. В мае 1826 г. в Московский университет был послан флигель - адъютант С. Г. Строганов. Он обнаружил там много “недостатков”. Были найдены запрещенные книги, выявлены “вредные” мысли в лекциях преподавателей. Последовало запрещение чтения курса философии. Изгоняя вольнодумство, царь перестраивал школу. Усилилась сословность образования. Гимназия предназначалась преимущественно для дворян, приходские училища - для некрепостных крестьян, реальные училища - для городских сословий. Выпускники реальных училищ имели мало шансов на поступление в университет. Учебные округа были изъяты из ведения университетов и переданы в исключительное ведение попечителей. Университеты перестали быть методическими и научными центрами. Прием в них сильно ограничили, значительно повысилась плата за обучение.

   Результатом явилось еще большее отдаление общества от государства. Царь и его приближенные изгоняли из страны вольнодумство, а общество между тем жило богатой, духовно насыщенной жизнью. Формы проявления общественного движения были многообразны. Одна из них - образование тайных обществ. Возникшие первоначально с целью “содействовать благим начинаниям правительства” они превращаются в организации, ставящие целью захват политической власти в стране. Все историки отмечают, что это движение было довольно узким и замкнутым, не имело связи с широкими слоями общества, идеалом которого было превращение России в политически европейскую страну с конституцией и отмена крепостного права. Но главное место в общественном сознании, по мнению Покровского, - занимала не декабристская идея, а идея национальная. Немалую роль в данном случае сыграли войны с Наполеоном, героическая защита Родины в 1812 г. Одним из проявлений “эпохи возбужденности умственных интересов было появление негосударственной периодической печати, как придерживающейся официальной идеологии (“православие, самодержавие, народность”), так и оппозиционной.

   Можно назвать среди форм общественного движения и политизацию литературы. На смену “аристократическому” классицизму приходят “демократические направления” - сентиментализм и романтизм. Они воспринимались как проявления различных линий общественного движения. Сентиментализм, родоначальником которого считают Карамзина, воспевал “естественную простоту” и неиспорченность веяниями западной цивилизации. Романтизм же, возникший под влиянием этой цивилизации, выражал недовольство окружающей действительностью, расхождением между нею и идеалом. Российская литература достигает вершин в творчестве великих реалистов ( А.С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, Н.В. Гоголь и др.), отразивших едва ли не все социальные проблемы страны. А литературно-критическая полемика рассматриваемого периода была прямой политической борьбой.

   Вообще первая половина XIX в. - время небывалого взлета всех отраслей художественной культуры России: литературы, музыки, изобразительного искусства, театра, скульптуры и архитектуры. То же самое можно увидеть и в научных отраслях. Наиболее яркое объяснение этому дает подход Л. Н. Гумилева. В фазе пассионарного надлома при невысокой пассионарности и достаточных способностях люди самопроявляются в искусстве, науке, преподавании и технических изобретениях. Не случайно соответствующей фазой в развитии Европы была эпоха Возрождения. Проявлением этого же процесса была реформаторская деятельность и общественные движения различных направлений—либерального (славянофильство и западничество) и радикального (кружки братьев Критских, Белинского, Герцена и Огарева, Петрашевского и др.).

   В целом правительство и общество в первой половине XIX в. так и не нашли общего языка. Причину этого Карамзин видит в дурных советниках верховной власти, Ключевский - в бюрократическом произволе и -непоследовательности правительства, а Покровский - в том, что промышленный капитал боролся за власть, но был еще слаб в этой борьбе. История показывает, что даже самые благие начинания и замыслы власти не могут реализоваться без опоры на общество, в условиях бюрократической тайны, разрыва с обществом. Ситуация, сложившаяся в стране к середине ХГХ в., гарантировала неизбежность близких перемен.

   Заметные изменения происходили в первой половине XIX в. в быту населения России, в особенности горожан. Улицы городов стали быстро застраиваться большими каменными домами По свидетельству Ф. Ф. Вигеля, в центре Петербурга “обывательские трех- и четырехэтажные дома на всех улицах росли не по дням, а по часам”. Обширное Зарядье в центральной части Москвы, сгоревшее дотла в 1812 г., в короткий срок оказалось застроенным двух- и трехэтажными каменными домами. Начало одеваться камнем и деревянное в прошлом купеческое Замоскворечье. К середине XIX в. каменные жилые дома имелись в большинстве городов. Получает распространение (преимущественно в крупных городах) новый тип жилища - доходный дом, включавший обычно много сходных квартир в несколько комнат с отдельными входами—их сдавали внаем. Уменьшается в городах число индивидуальных хозяйственных построек: хлевов, сараев, бань, снопосушилен и пр., что было связано с развитием торговли, транспорта, городского хозяйства.

   Улицы городов становились более оживленными. Менялся характер народных гуляний и массовых развлечений. Участились многолюдные гулянья в садах и парках, на площадях и бульварах. В Москве, например, в 20-х гг. ХIХ в. популярными местами отдыха стали Нескучный сад и Петровский парк. В Нескучном саду в “воздушном театре”, предшественнике позднейших “зеленых театров”, устраивались спектакли. Петровский парк славился своим “воксалом”, где давались концерты. Шумные пасхальные гулянья собирали представителей разных сословий на обширном пустыре, где потом был разбит Новинский бульвар. Любили шумные “гульбища” и жители Петербурга. Здесь они устраивались обычно на Сенной площади, на Царицыном лугу или в Екатерингофе. Праздничная толпа поражала наблюдателей пышностью и пестротой нарядов. Пестрота эта "порождалась в частности смешением традиционной и новой одежды. Не только “благородные” стремились теперь следовать европейской, моде. Во многих купеческих и мещанских домах можно было увидеть шляпки, чепчики, платья новейших фасонов, сюртуки, жилеты, манишки. По замечанию М. Г. Рабиновича, исследовавшего материальную культуру русского дореволюционного города, “в середине XIX в. костюм русского горожанина в разных сословиях сохранял еще значительные традиционные элементы, но приближался постепенно к так называемому среднеевропейскому”. Деревня в большей степени проявляла приверженность традициям, но новые веяния проникали и в нее. Корреспонденты Географического общества сообщали из разных мест страны, что “сколько-нибудь зажиточные крестьяне стараются во всем подражать горожанам”. В частности под влиянием горожан среди деревенских жителей получает в первой половине XIX в. широкое распространение чаепитие. В городах в это время чаепитие развивалось в различных формах: питья чая в трактирах, домашнего угощения для гостей и, наконец, излюбленной семейной трапезы, без которой не начинали дня и не ложились спать. Сама процедура чаепития складывалась в России по западноевропейскому, а не по восточному образцу. Чай пили из самоваров и чашек за обычным обеденным столом, преимущественно черный, а не зеленый, без разного рода добавок, столь характерных для восточных народов. В некоторых местах приобретает популярность и кофе. В. Г. Белинский, например, писал, что “петербургский простой народ несколько разнится от московского: кроме полугара и чая, он любит еще и кофе и сигары, которыми даже лакомятся подгородные мужики; а прекрасный пол петербургского простонародья в лице кухарок и разного рода служанок без кофею решительно не может жить...”

   Новым явлением в быту россиян стало широкое потребление картофеля. К середине XIX в. он занял видное место среди других повседневных продуктов питания.

   “Необходимым церемониалом званых обедов”, по свидетельству уже упоминавшегося Ф. Ф. Вигеля, .становятся французские блюда. Вообще рацион богатой части русского общества середине XIX в. насчитывал 376 различных кушаний и напитков, в том числе блюд не только французской, но и немецкой, английской, голландской, итальянской, венгерской кухонь. Были дома, в которых держали поваров, находившихся на уровне высших достижений тогдашнего международного гурманства. В быт даже рядового населения города и деревни все активнее проникает и утварь европейского образца, в частности фарфоровая и фаянсовая посуда. Деревянные ложки в городах в значительной степени вытесняются металлическими, причем в обиходе различали ложки разных размеров и назначений: чайные, десертные, столовые. Появились специальные столовые ножи, а также вилки. Правда, вилка даже в середине XIX в. была предметом не очень привычным и отчасти аристократическим. Все отмеченные новации явились следствием происходивших в рассматриваемый период социально-экономических и культурных процессов.

ЛИТЕРАТУРА Ключевский В. О. Соч. в 9-и томах. М., 1989. Т. V. Покровский М. Н. Русская история с древнейших времен. Спб., 1907. Окунь С. Б. История СССР. Лекции. Ч. 1. Конец XVIII — начало XIX века. Л., 1974. Окунь С. Б. Очерки истории СССР. Вторая четверть XIX в. Л., 1954. Предтеченский А. В. Очерки общественно-политической истории России в первой четверти XIX в. М.-Л., 1957.Ерошкин Н. П. Крепостническое самодержавие и его политические институты (Первая половина XIX в.). М., 1981.Мироненко С. В. Самодержавие и реформы. Политическая борьба в России в начале XIX в. М., 1989.Мироненко С. В. Страницы тайной истории самодержавия. Политическая история России первой половины XIX столетия. М., 1990. Познанский В. В. Очерк формирования русской национальной культуры. Первая половина XIX в. М., 1975.Сафонов М. М. Проблема реформ в правительственной политике России на рубеже XVIII —XIX вв. Л., 1988. Пресняков А. &. Российские самодержцы. М., 1990. Чулков Г. И. Императоры. Психологические портреты . М., 1991. Томсинов В. А. Светило российской бюрократии. Исторический портрет М. М. Сперанского. М., 1991.

   сс. 234 - 242


Проверь себя    Следующая лекция   Практическое занятие по теме
Важнейшие даты и события

Переход к лекциям [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12][13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22]

История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008