Иловайский  Д. И. Краткие очерки русской истории

--------------------------

Отделение второе

IV. Эпоха первых трех царей из дома Романовых

1645—1649—1653—1667—1672—1676—1682

МИХАИЛ ФЕОДОРОВИЧ. 1613—1645


   Очищение государства от неприятелей. В июле 1613 г. совершилось в Москве царское венчание Ми

хаила Феодоровича. Во время этого торжества, по обычаю, объявлены разные милости: князь Пожарский, бывший прежде стольником, получил боярина, а Козьма Минин пожалован в думные дворяне награжден поместьем. Но правительство не могло наградить жалованьем ратных людей или предоставить народу льготы податей, потому что казна была совершенно пуста. От имени духовенства и всего земского собора посланы были в главные города (между прочим, к богатым купцам Строгановым) грамоты с просьбою о присылке в Москву денег, хлеба и разных запасов на жалованье войску. Последнему предстояло еще много дела, потому что внешние и внутренние враги продолжали пользоваться расстроенным состоянием государства. Новгородская область находилась в руках шведов, Смоленскую занимали поляки, Псковскую разоряли наездники Лисовского, на юго-востоке господствовал атаман Заруцкий; а внутри на всем протяжении государства, от южных пределов и до самых северных , свирепствовали казацкие шайки. Казанские, ногайские татарыи волжские черемисы также бунтовали и грабили русских жителей.
   Первые усилия правительства были обращены против Заруцкого, который вместе с Мариною Мнишек засел в Астрахани и заставлял народ присягать ее маленькому сыну (от Лжедимитрия II), объявляя себя правителем государства. Он созывал к себе на служ6у казаков, ногайских татар и просил помощи у персидского хана. Но еще прежде, нежели подоспел с войском князь Одоевский, отправленный из Москвы, астраханские жители восстали против Заруцкого и прогнали его с помощью терских казаков. Заруцкий бежал на Яик (Урал); но здесь настигли его стрельцы, посланные Одоевским, и взяли в плен (1614 г.). Заруцкий и сын Марины подверглись позорной казни, а сама Марина умерла в тюрьме. К концу того же года и сезерная часть государства была очищена от казацких шаек; успешным преследованием этих шаек отличился князь Лыков; недалеко от Москвы он разбил главные толпы казаков и взял в плен наиболее свирепогоиз их  атаманов, Баловня.

   Между тем самый знаменитый из московских воевод, князь прягал свои силы, чтобы уничтожить хищную дружину Лисовского, составленную из отчаянных удальцов разных наций. Необыкновенно быстрыми переходами Лисовский долго спасался от преследования князя; когда Пожарский заболел, дело его продолжали другие воеводы; но они также не могли настичь неутомимого наездника, который описывал круги по всему государству, обозначая свой путь грабежом и опустошением. Наконец он перешел за литовскую границу, и только внезапная смерть избавила Россию от ее злейшего неприятеля (1616 г.)
   Столбово и Деулино. Одновременно с очищением государства от казаков шла борьба с двумя западными соседями России, Швециею и Польшею, которые не хотели возвратить захваченими русские области. Московское войско, отправленное против шведов под начальством князя Трубецкого, потерпело поражение от Делагарди под Бронницами. Сам король шведский Густав Адольф явился на месте военных действий и лично осадил Псков, но псковитяне и на этот раз прославили себя мужественною обороною  против одного из величайших полководцев своего времени, чем и способствовали скорейшему прекращению войны. Переговоры со шведами производились при содействии Англии и Голландии, которые хлопотали о мире, имея в виду свои интересы. Наконец, заключен был мир в селе Столбове (недалеко от Ладоги, 1617 г.): шведы возвратили Москве Ладогу и некоторые другие города; но обязали ее заплатить 20 000 рублей и удержали за собою все захваченное побережье Финского залива. Таким образом, русские были отрезаны от Балтийского моря. Впрочем, московское правительство считало Столбовский мир довольно выгодным, потому, что получало теперь возможность обратить все силы против врага еще более опасного - против Польши.

   Война с поляками шла с переменным счастием; русские терпели поражение в открытом поле, но мужественно отстаивали города; попытки отнять у неприятеля Смоленск оставались без успеха. Наконец, война приняла решительный оборот, корролевич Владислав вместе с гетманом Ходкевичем двинулся на самую Москву, чтобы здесь возложить на себя московску» корону. Во время его похода города Дорогобуж и Вязьма изменили Михаилу и сдались полякам; но под Калугою, где воеводой был князь Пожарский, поляки потерпели неудачу. На помощь Владиславу пришел малороссийский гетман Сагайдачный, и они соединенными  силами подступили к Москве. В виду такой опасности царь созвал собор из духовенства, бояр «и всяких чинов людей»; все они единодушно дали ему обет крепко стоять, биться за православную веру и своего государя. Приступы поляков к воротам столицы были отбиты, попытка овладеть Троицкою лаврою также не удалась. Тогда Владислав вступил в переговоры, и в селе Деулине (подле Троицы) было заключено перемирие на 14 лет и 6 месяцев (1618 г.). По этому перемирию Смоленск и часть Северской области остались за Польшею; в числе пленных возвратился в Россию отец государя митрога Филарет.
   Патриарх Филарет и внутренняя деятельность. По смерти Гермогена патриарший престол оставался незанятым, потому, что в Москве дожидались отца государева, и, когда митрополит воротился из плена, ему немедленно предложили сан патриарх. После обычных отрицаний Филарет согласился и был посвящен (1619 г.). Опытный в делах политических, Филарет скоро обрел решительное влияние на управление государством: укрепил московское самодержавие, ослабленное в эпоху смут и до самой смерти своей (1633 г.) оставался полным руководителем Михаила, отличавшегося мягкостию характера и великою сыновнею преданностию. В государственных грамотах писали рядом имена отца и сына («Государь царь и великий князь Михаил Феодорович всея Русии и великий государь святейший патриарх Филарет Никитич Московский и всея Русии»).
   Главные заботы царя и патриарха обратились на приведение в порядок хозяйственной части, которая после Смутного времени находилась в самом печальном положении. Собрание податей представляло большие затруднения, потому что очень многие города и села были разорены, а жители их разбежались. Из дальних областей многие посадские люди, чтобы не платить пода переехали в Москву и в ближайшие города и укрывались здесь у своих родственников или друзей. Некоторые тяглые люди избавляли себя от царских налогов тем, что записывались за боярами, духовенством или монастырями; остальные же, указывая на свое разорение, беспрестанно просили царя о даровании разных льгот. Кроме того, со всех сторон присылались в Москву жалобы на обиды и насилия от воевод и приказных людей. Для обсуждения мер против такой безурядицы государи неоднократно собирали земскую думу. Решено было составить по областям точные росписи (или «писцовые книги») и распределить подати сообразно с имуществом жителей. С этой целью во все города были посланы писцы и дозорщики. Но они по большей части недобросовестно исполняли свое дело и ради посулов накладывали на кого легче, на кого тяжелее (хотя воеводам и приказным людям под страхом жестокого наказания запрещалось брать посулы, а жителям давать их). Тяглых людей, уклонявшихся от налогов, велено было возвращать на свои места. Замечательна также следующая мера правительства: приказано было от каждого города взять в Москву по одному человеку из духовенства, по два из дворян и детей боярских и посадских людей, которые могли бы сообщить правительству точные сведения о  состоянии областей и о способах помочь разоренным жителям.
   С воцарением Михаила возобновились и прерванные в Смутную эпоху дружественные отношения с иностранными державами. Так, во время Польской войны персидский шах Аббас и английский король Иаков I помогали Михаилу деньгами. При Михаиле московское правительство первый раз обменялось посольствами с французским двором.
   Смоленск и Азов. Деулинское перемирие не прекратило враждебных отношений между Москвой и Польшею; они скоро возобновились, потому что поляки все еще не хотели признать Михаила, а Владислав продолжал носить титул царя и великого князя Московского. К тому же потеря Смоленска и других русских городов была очень чувствительна для московского правительства, оно ожидало только удобного случая к новой войне; и между темпостепенно приготовляло для нее средства. Видя, как далеко русские уступают западным соседям в военном искусстве, правительство наняло в свою службу несколько тысяч иноземных солдат, выписало из заграницы большие запасы огнестрельного оружия и поручило даже иностранным офицерам учить русских ратных людей европейскому строю.

   В Польше умер король Сигизмунд III (1632 г.). Пока собирался сейм, чтобы избрать ему преемника, Москва поспешила воспользоваться временем междуцарствия и двинула свои войска на западные границы. Главным воеводою был назначен боярин Шеин, прославивший себя в Смутную эпоху защитою Смоленска и вместе с Филаретом освобожденный из польского плена. Война началась удачно: более 20 городов и местечек перешли в руки москвитян, Шеин осадил Смоленск. Город едва держался от голода готов был сдаться, когда на помощь гарнизону пришел Владислав, избранный сеймом на польский престол. С приходом короля обстоятельства переменились: русские, отбитые от Смоленска, заперлись в окопах и в свою очередь были осаждены поляками. Между тем крымцы сделали набег на московскую украйну, услыхав о том, многие украинские помещики уехали из русского лагеря. В самом лагере происходили смуты: иностранные полковники и генералы не скрывали своего  призрения к московскому войску и нередко отказывали в повиновении главному воеводе, к тому же в лагере начался голод и сильная смертность. Наконец Шеин, оказавшийся неискусным предводителем в открытом поле, вошел в переговоры, согласился оставить полякам весь свой обоз и артиллерию и отступил, преклонив знамена перед королем. По возвращении в столицу несчастные московские воеводы были обвинены в измене; Шеину и некоторым из его товарищей отрубили головы, других сослали в Сибирь. По следам отступившего войска король двинулся в Россию, но под стенами крепости Белой потерпел неудачу Угрожаемый же время со стороны Турции, он предложил мир, который и был заключен на реке Поляновке (1634 г.). Этим миром подтверждены были статьи Деулинского договора; кроме того, русские заплатили 20 000 рублей, а Владислав отказался от своих прав московский престол.
  В конце Михайлова царствования Россия едва не вступила в борьбу с турками. Поводом к неприязненным отношениям послужили, с одной стороны, беспрерывные набеги крымских татар на московские украйны, откуда они уводили множество пленных и продавали их потом на азиатских рынках. Напрасно московское правительство старалось удержать крымцев подарками («поминками»), которые почти ежегодно посылало хану и его главным мурзам; тщетно просило оно и турецкого султана, чтоб он запретил татарам набеги. С другой стороны, и султан также тщетно требовал от московского правительства, чтоб не допускало Донских казаков выходить в Черное и грабить турецкие берега.
   Неудовольствуясь одною мелкою войною, казаки взяли сильную турецкую крепость Азов и геройски отразили войска, шедшие на выручку крепости. Предвидя, что неприятель возвратится еще с большими силами и что им одним невозможно будет бороться долгое время, казаки отправили посольство Москву бить челом государю, чтобы он принял Азов «под высокую руку» и прислал бы им помощь. Московское правительство понимало, что владея Азовом, оно легче могло удерживать татар от набегов; но занятие этого города вело за собой неизбежную и трудную войну с могущественным турецким таном, для чего потребны были большие военные силы и огромные издержки. Чтобы решить этот важный вопрос, царь созвал великую земскую думу (1642 г.).
   Великая земская дума состояла из высшего духовенства, думных людей и выборных из разных сословий государства, число выборных на этот раз простиралось до 192 (тут были стольники, московские дворяне, дьяки, стрелецкие головы, жильцы, дворяне и дети боярские из 42 провинциальных городов, торговые сотни и посадские люди). 3 января они собрались в Столовой избе и здесь думный дьяк Лихачев от имени царя предложил им на обсуждение азовский вопрос, раззделенный на два пункта: 1) принять ли Азов от казаков и 2) если принять, будет война с турками, в таком случае, где взять для нее запасов и денег. На этот вопрос потом каждое сословие отдельно давало письменные ответы. Предоставляя решение дела на государеву волю, все сословия изъявили готовность по мере своих средств жертвовать на военные издержки. Служилые люди охотно вызывались идти против «нечестивых бусурман» и предлагали государю сделать чрезвычайный сбор денег с духовенства, монастырских и приказных людей, но в то же время они жаловались на свою бедность и разные государственные беспорядки. Так, дворяне и дети боярские северных  городов указывали на лихоимство дьяков и подьячих по их словам, приказные люди, разбогатев взятками, накупили себе много вотчин и построили прекрасные каменные дома ("палаты каменные такие, что неудобь сказаемые"). которых в прежнее время и у знатных людей не было. Дворяне и дети боярские южкных городов жаловались, что они, хуже нежели от турецких и крымских бусурман, разорены от московских несправедливых судов (от "московской волокиты"}. Торговые люди указывали на свое разорение, причиненное поборами в прежнее военное время, соперничеством (в торговле) немцев и персиян и воеводскими притеснениями. Сотские и старосты черных сотен и слобод говорили, что тяглые люди «обнищали» от великих пожаров, от царской службы (в целовальниках), от тяжких податей и повинностей.
   Из ответов выборных людей ясно было, что государство все еще находиться в расстроенном состоянии и имеет слишком мало средств для борьбы с турками; притом же посланные осматривать Азов донесли, что укрепления его все разбиты. Тогда царь велел казакам его оставить; казаки послушались и, уходя, окончательно разорили город,
   Михаил Федорович был женат два раза, и от второй его супруги Евдокии Стрешневой он имел сына Алексея. 12 июня царь скончался; один приближенный боярин (Никита Мванович Романов), вышел из царской спальни, возвестил о его кончине и первый присягнул шестнадцатилетнему царевичу Алексею; примеру боярина последовали все придворные чины, потом присягнула Москва, за ней вся Россия

АЛЕКСЕЙ МИХАЙЛОВИЧ. 1645—1676

   Морозов и внутренние смуты. Характером своим молодой государь во многом напоминал добродушного отца и первое время своего царствования нуждался в руководителях. Воспитатель Алексея боярин Морозов, пользуясь привязанностию и полной доверенностью своего воспитанника, не замедлил приобрести исключительное влияние на управление государством. Спустя три года осле своего царствования, Алексей вступил в брак с дочерью стольника Милославского; а Морозов вслед за тем женился на ее сестре.
    Внутреннее состояние Московского государства все еще носило на себе следы Смутной эпохи, и бедствия, на которые жаловались выборные люди 1642 г., продолжались: народ страдал под тяжестью налогов и повинностей, все более и более возраставших, так между прочим, наложена была новая пошлина на соль - один из предметов первой необходимости. Налоги эти вместе с притеснениями приказных людей произвели народное неудовольствие, которое разрешилось, наконец открытым мятежом московской черни (летом 1648 г).
   Те, которые терпели от лихоимства приказных людей, несколько раз давали боярам жалобы для передачи царю, но жалобы их до царя не доходили. Выведенный из терпения, народ поднял мятеж, умертвил двух нелюбимых чиновников (окольничего Плещеева и думного дьяка Чистого), разграбил дом правителя Морозова и некоторых других вельмож. На другой день в Москве вспыхнул страшный пожар, за ним последовало опять возмущение. Мятежники потребовали выдачи самого правителя, который скрылся во дворце. Пришел  наемный немецкий отряд и расположился стражею вокруг дворца. Тогда на площадь выехал двоюродный царский дядя Никита Иванович Романов, более вельмож любимый народом, держа в руках свою боярскую шапку, он уговорил толпу разойтись, обещая от имени царя исполнение народных желаний. Толпа послушалась. Морозова царь поспешил спасти, отослав его тайно на сохранение в Кириллов Белозерский монастырь Когда волнение успокоилось и места ненавистных чиновников заняли люди, слывшие добрыми и угодными народу, царь однажды во время крестного хода обратился к толпе с речью. Он изъявил сожаление о притеснениях, которые делались его именем, но без его ведома, обещал понизить цену на соль, уничтожить монополии, а в заключение, со слезами на глазах, просил не требовать выдачи Морозова, его воспитателя и второго отца. Умиленный народ отвечал восклицаниями «да здравствует государь на многие лета, да будет воля Божия и государева1» Морозов воротился в Москву, не занимая более места правителя, он продолжал еще некоторое время быть главным советником Алексея и, говорят, успел даже заслужить народное расположение.
 
Спустя два года после московских событий, вспыхнул мятеж в древних вечевых городах, в Новгороде и Пскове. Новгородцы бросились на немецких купцов, ограбили их и заключили в тюрьму, однако здесь мятеж скоро был укрощен твердостию митрополита Никона. Митрополит при этом случае подвергся даже побоям и поруганию; но до тех пор не переставал уговаривать мятежников, пока они не смирились и не выдали главных зачинщиков, смущение в Пскове продолжалось долее и было усмирено при помощи военной силы
   Законодательство, экономические меры и финансовые затруднения. Когда затих мятеж московской черни, вызванный дурным управлением Морозова и притеснениями приказных людей, государь, по совету с высшим духовенством и думными людьм , приступил к следующей законодательной мере. Он велел выписать разные статьи из отцов церкви, законов греческих царей, Литовского статута, потом собрать указы русских государей и боярские приговоры, сверив с ними прежние судебники, исправить их и дополнить недостающими статьями Новый свод статей назван Соборным Уложением: для утверждения его был созван царем земский собор из выборных людей от разных сословий. Выборные  люди собрались в «Ответной палате» под председательством князя Юрия Долгорукого. Здесь им прочли Уложение, составленное московскими боярами и дьяками, и дали всем подписать (1649 г.) *.
     В один год с изданием Уложения совершилась важная мера относительно внешней торговли. Еще при Михаиле Феодоровиче русские купцы жаловались на привилегии, данные англичанам: последние владея правом беспошлинной торговли и огромными капиталами, захватили в свои руки почти все главные коммерческие обороты, так что русским купцам оставалась только мелочная торговля. Алексей Михайлович, наконец, внял этим жалобам: он воспользовался смутным временем в Англии (где происходила революция) и выдал указ, по которому английские высылались из внутренних областей государства; им позволено было приставать только в Архангельске и там производить торговлю с платой обыкновенной пошлины. В числе причин, побудивших к такому указу, упомянуты следующие злоупотребления: тайный привоз в Россию табаку и других запрещенных товаров, равно вывоз из России заповедных товаров (напр., шелку, сырца) и, наконец, уголовное преступление всех англичан, которые «учинили большое злое дело: короля своего Карлуса убили до смерти».

    Этот указ не остался без некоторого влияния на последующие затем финансовые затруднения. С удалением англичан из внутренних городов прилив иностранного серебра в Россию значительно уменьшился; а начавшиеся вскоре войны с Польшею потребовали больших усилий и огромных издержек со стороны государства **. Когда недостаток серебряной монеты сделался весьма ощутителен, царь, по совету окольничего Ртищева, приказал чеканить медные копейки, которые должны были ходить по равной цене с серебряными (1655 г.). Сначала эта мера удалась:     медная и серебряная монета ходила в равной цене потому, что обмен одной на другую совершался беспрепятственно. Но монетным делом заведовали люди невежественные и корыстолюбивые, именно тесть царя Милославский с своими родственниками, они начали собирать все серебряные деньги в казну, а в выпуске медных не соблюдали никакой умеренности; сюда не замедлило присоединиться и большое количество поддельной монеты.  Неизбежным следствием таких беспорядков было весьма быстрое понижение в цене медных копеек сравнительно с серебрянными, так что в течение пяти лет первые сделались в пятнадцать раз дешевле последних. Зло не прекращалось, несмотря на строгие наказания фальшивых монетчиков (им заливали горло растстопленным металлом). Необходимые припасы и все товары сделались страшно дороги; от этой дороговизны более всего терпели люди служилые, которые получали жалованье монетою по ее номинальной цене; государству угрожало всеобщее разорение. В народе поднялся сильный ропот, который перешел, наконец, в открытый мятеж. Московская чернь бросилась в село Коломенское (любимое летнее местопребывание Алексея Михайловича) и потребовала от царя выдачи некоторых ненавистных бояр (Милославских, Ртищева и др.). Царь велел окружавшим его стольникам, дворянам, детям боярским и подоспевшему отряду стрельцов ударить на толпы мятежников; часть их была избита или захвачена, остальные рассеялись в бегстве (1662 г.). Вслед за тем вышел указ, которым медные деньги отменялись и все уплаты приказано производить прежнею серебряною монетою. Но государство не скоро могло оправиться от сильного финансового расстройства.

________________

* Составление этого свода поручено было трем боярам (князьям Одоевскому, Прохоровскому, Волынскому) и двум дьякам (Леонтьеву и Грибоедову). Подлинный список  Уложения подписан 315 членами собора. Оно разделено на 26 глави 967 статей Вот некоторые заглавия: о богохульных и о церковных мятежниках, о государской чести и как его государское здравие оберегати, о службе всяких ратных людей, о суде, о поместных землях, о вотчинах и т д Уложение, сравнительно с судебниками, представляет дальнейшее развитие московского самодержавия и государственного значения греческой церкви. Самые тяжкие наказания назначены за оскорбление церкви, за оскорбление царского имени и за умысел против государя ("государево слово и дело").

   ** Московское государство почти не имело собственных драгоценных металлов, потому что не было людей, которые умели бы отыскивать и разрабатывать руды: главный материал для выпуска звонкой монеты доставляла торговля с иностранцами. Иноземные купцы (английские, голландские, ганзейские) вместе с товарами обязывались привозить и серебро в разных видах, т е монетою и слитками, пошлина с товаров собиралась также серебряными деньгами Все это серебро московское правительство перечеканивало в русскую монету с значительною для себя выгодою например, голландский ефимок принимался в казну за 42  копейкм, а перечеканенный ходил за 64 копейки.
  

Источник: Учебники дореволюционной России по истории. Сост. Т.В. Естеферова, М.,1993, сс.276 - 284

 Содержание учебника  Далее


История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь  Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008