Иловайский  Д. И. Краткие очерки

русской истории

--------------------------

Отделение второе

III. Западная Русь в XVI и первой половине XVII века.

1569—1572—1595

   Русские земли, вошедшие в состав Польско-Литовского государства, распадались на следующие области:
   На севере, в бассейне верхнего Днепра, верхнего Немана и Западной Двины, лежала Б е л а я  Р у с ь (древние княества Полоцкое, Минское и часть Смоленского); южная половина Приднепровья получила название Украины или М а л о й  Р у с и ; (княжества: Киевское, Черниговское и часть    Северского).    Потом    следуют:   П о л е с ь е - вдоль р. Припети, В о л ы н ь,    П о д о л и я  - по    верхнему    Бугу,    а    далее    к    западу   Ч е р в о н н а я   Р у с ь или Галиция. Восточные уезды настоящей Гродненской губернии и соседние Минской носили название  Ч е р н о й  Р у с и, а западная часть Гродненской называлась П о д л я х и е й (страна  древних Ятвягов)*.
   Польское влияние. Когда Западная Русь была завоевана вою, завоеватели начали перенимать у покоренного на рода его образованность; русский язык и православие уже сделались господствующими при дворе великих князей литовских. Но после соединения с Польшею и Литва и Русь подверглись влиянию польской гражданственности. Дворянство юго-западной Руси, по образцу Польши распалось на высшее сословие, или магнатов, владевшими обширными поместьями, и на мелкопоместных дворян, или шляхту. Сюда начали проникать польские нравы и обычаи, возникли дворянские сеймы и сеймики. Влияние польское проникало прежде всего, конечно, при посредстве двора. Ягелло еще не говорил иначе, как по-русски, а сыновья его употребляли уже польский язык. Впрочем, в судебных и административных актах господствует в XVI и даже в XVII в.

   Древние русские княжества были разделены на воеводства и поветы; прежних княжеских наместников, городничих и тиунов заменили королевские воеводы, каштеляны и старосты. Многие получили распространенное в Польше немецкое городское устройво, известное под именем М а г д е б у р г с к о г о   п р а в а   или Магдебургских привилегий.
    Сущность этих привилегий заключалась в том, что горожане («мещане») освобождались от подсудности королевским воеводам, старостам, судьям и подсудиям. Они получали своего в о й т а, который был назначаем королем из дворянского сословия: войт производил суд вместе с  б у р м и с т р а м и   и   р а й ц а м и (т.е. ратманами), выбранными из самих жителей. Городу давался особый герб, знамя (т. е. хоругвь); каждый ремесленный цех также получил свое знамя. Ремесленники освобождались от некоторых повинностей, например, от обяанностей починивать королевские замки и давать подводы королевским чиновникам. Чужие купцы могли торговать в таком городе оптом, а не в розницу.
                                                                                                                                                                                  В судопроизводство Западной России  вошли  некоторые  статьи  из  польского права; вместе со старыми местными законами они были собраны в один свод под именем                  Л и т о в с к о г о   с т а т у т а...

   Люблинская уния. Окончательное соединение Польши с Литвою и Западною Русью было утверждено в царствование Сигизмунда II Августа, последнего короля из династии Ягелло. На Люблинском сейме 1569 г. Литва и Польша соединились на равных правах и составили одну Речь Посполитую (республику).
Полное соединение Литвы с Польшею и Юго-западною Русью было утверждено в царствование С и г и з м у н д а  II  А в г у с т а, последнего короля из династии Ягелло. На Люблинском сейме 1569 г. Литва и Польша соединились на равных правах и составили одну Р е ч ь  П о с п о л и т у ю (республику).

     Полное соединение Литвы с Польшею было было обещано Ягеллом при его короновании в Кракове. С тех пор польские вельможи и католическое духовенство постоянно хлопотали об этом соединении. Но им противодействовала сильная литовская аристократия, которая опасалась потерять свое господство с распространением польского шляхетского равенства между всеми членами дворянского сословия. Сюда присоединились и религиозные интересы: значительная часть литовской аристократии прияла протестантизм и потому еще сильнее противодействовала польско-католической партии. После Сигизмунда I королем польским и великим князем литовским сделался сын его С и г и з м у н д -  А в г у с т (1548—1572). Мать Августа королева Бона, родом  итальянская принцесса, своим властолюбием, жадностью и интригами оставила по себе дурную память в Польше. Она дала сыну очень изнеженное воспитание. Это был мягкий характером, любивший праздность и забавы. По его бездетности вместе с ним прекращалась династия Ягеллонов, служившая политическою связью Литвы с Польшею; следовательно, грозила опасность их разъединения. Польско-католическая партия удвоила свои старания о формальном соедииении этих двух государств; но встретила главное препятствие со стороны литовского канцлера Николая Черного Радивилла, усердного протестанта. По личным достоинствам и по родству он имел большое влияние на короля. (Сигизмунд Август тайно ступил в брак с прекрасною Варварою, двоюродною сестрою Радивилла, и потом, несмотря на интриги матери Боны, на требовния сената и сейма, не хотел ни за что развестись с нежно любимою супругою; но она вскоре умерла). По смерти Николая Радивилла литовско-протестантская партия лишилась своего вождя; Сигизмунд Август подпал влиянию партии польско-католической.

    Вопрос об унии Литвы с Польшею был решен на Люблинском  сейме, который собрался в январе 1569 г. и протянулся до июля. Представители великого княжества Литовского долго, упорно противились этой унии; между тем король грозил непослушным лишением пожизненных поместий (староств); а поляки отказались помогать Литовско-русскому государству в предстоявшей войне с Иоанном Грозным. Большинство литовских послов даже самовольно разъехалось с сейма, думая тем помешать делу унии; но без успеха. Король склонил на сторону унии двух самых значительных вельмож западнорусских, именно киевского воеводу Константина Острожского и волынского воеводу Александра Чарторыйского; они, в свою очередь, увлекли за собою шляхту Юго-западной Руси, которая вообще была менее враждебна унии, нежели представители собственно литовских провинций (в особенности протестанты). Последние, видя, что дело решается и без них, принуждены были снова приехать на сейм и, наконец, подписали акт соединения. По условиям этого акта, Польская корона и великое княжество Литовское соединились друг с другом на равных правах; они получали общий генеральный сейм (в мазовецком городе Варшаве) и общий сенат; но каждое сохраняло свои особые правительственные лица (канцлера, подканцлера, маршалов, гетманов и пр.), войско и законы. Большая часть Юго-западной Руси (Волынь, Украина и Брацлавское воеводство) была отделена от Литвы и включена в состав земель Польской короны, а именно присоединена к Малой, или южной Польше. Так зываемые Инфлянты (теперь северо-западная часть Витебской губернии) признаны в общем владении Литвы и Польши.
   Со времени Люблинской унии началось более широкое влияние Польши на Западную Русь. Особенно важны в этом отношении те статьи унии, которые разрешали полякам приобретать имения в великом княжестве Литовском и занимать там государственные должности. Еще успешнее начала распространяться колонизация высших классов собственно в Юго-западной Руси, которая  была непосредственно присоединена к Польше.

   Вторжение католичества. Братства. Но соединению Западной Руси с Польшею недоставало внутренней, более прочной основы. Главным припятствием к тесному сближению обеих народностей, польской и русской, послужило различие вероисповеданий, католическое духовенство никак не хотело отказаться от попыток вытеснить греческую религию из русских областей; что в последних возбуждало неудовольствие против правительства и вообще мешало делу присоединения. В правление Ягеллонов попытки эти слабы, а при последних государях этого дома почти прекратились; одним из главных условий Люблинской унии было  сохранение греческой религии в Западной России. Но в конце XVI в., когда в Польше утвердились иезуиты, вражда между католиками и православными возгорелась с новою силою.
   В то время религиозное движение, возбужденное успехами реформации, охватило всю Западную Европу, и Иезуитский орден был призван Польшу собственно для борьбы с протестантизмом.
    Олабляя протестантскую партию, иезуиты немедленно обратились против греческого исповедания; они привлекали в свои  школы русскую молодежь и воспитывали ее в духе католического учения; а  духовенство русское старались унизить и мешали его образованию.Правительство оказывало деятельную помощь иезуитам с особенною ревностью помогал им преемник Стефана Батория  недальновидный Сигизмунд III (1587—1632, из шведской династии Ваза), у которого преданность католической церкви доходила до фанатизма. Католицизм начал мало-помалу распространяться в русских областях, подчиняя себе преимущественно высший класс населения. Русские вельможи долгое время служили главной опорой православия; но потомки их, усвоив нравы и обычаи полькой аристократии, довольно легко оставили религию своих предков, так что в конце XVI в. уже значительная часть их исповедывала католицизм. Но еще большинство западнорусской шляхты и весь низший класс населения упорно держались старой религии.

   Значительную   помощь греческой церкви в борьбе с ее врагами оказали   б р а т с т в а ; так назывались издавна существовавшие в Западной России общества, основанные с целями благотворительными и религиозными.   Они составлялись преимущественно горожанами, а во второй половине XVI в. получили определенное устройство; а именно: члены братства выбирали себе старшин, вносили деньги в общую казну, собирались в известное время и пр. В церковном отношении восточные патриархи предоставляли им многие права и привилегии (напр., право обличать отклонявшихся от уставов православия и даже право отлучать от церкви). Они заводили школы на свой счет для православных детей всякого звания, госпитали для больных и типографии для печатания книг на славянском и греческом языках. Самые знаминитые братства были: Львовское в Галиции, Виленское в Литве, Луцкое на Волыни и Богоявленское в Киеве.
   Церковная уния. Брестский собор. Недовольные медленными успехами католицизма в русских областях, иезуиты для среднего и низшего класса возобновили мысль о церковной унии, т.е. о соединении греческой и латинской церкви под верховною властью римского папы, причем первая сохраняла свои обряды и богослужение на славянском языке. Попытка к этому соединению была произведена еще в XV в. (на Флорентийском соборе  (1439 г.), но не имела успеха.

   Между иезуитами с особенною ревностью начали хлопотать об унии Петр Скарга и знаменитый Антоний Поссевии. Они нашли себе сочувствие даже в некоторых православных епископах. Последние уже давно тяготились своим невыгодным положением в Польском государстве и добивались тех же прав, которыми пользовалось высшее католическое духовенство (например, права заседать в польском сенате наряду светскими  магнатами)...

   Душой униатской партии в Западной России сделались Кирилл Терлецкий, епископ Луцкий, и Ипатий Поцей, епископ Владимиро-Волынский. Киевский митрополит Михаил Рагоза, недовольный своею зависимостию от Константинопольского патриарха, также склонился на сторону унии; а Сигизмунд III с радостно принял ее под свое покровительство. Терлецкий с Поцеен отправились в Рим и здесь от имени всех епископов просили папу Климента VIII принять их под свою верховную власть (1595 г.). В Риме торжествовали присоединение западнорусской церкви. Но между тем большинство русского духовенства, дворяне некоторые из вельмож горячо восстали против подчинения. Для решения этого вопроса в следующем году собрался собор в Бресте...
   Таким образом, в Западной Руси произошло распадение церкви на православную и униатскую (рядом с третьей  католической). Польское правительство помогало последней и воздвигло открытое гонение на первую, в надежде водворить в своих областях единую веру и тем усилить, укрепить государство...
   Православная партия вступила в деятельную борьбу с католиками и униатами, стараясь действовать их же оружием, т.е. проповедями, богословскими сочинениями и основанием школ для воспитания юношества в правилах греческой религии. Из таких школ особенно прославилась впоследствии Киевская Академия. Самым знаменитым ректором этой академии был архимадрит Киево-Печерской лавры Петр Могила, возведенный потом в сан киевского митрополита...
   Западнорусскле дворянство при появлении церковной унии довольно усердно заботилось о сохранении православия. На варшавском сейме и в сенате часто раздавались протесты русских послов против нарушения прав и привилегий, утвержденных королями за русским населением. В царствование Сигизмунда III эти протесты по большей части оставались бесплодными. После его смерти на избирательном сейме 1632 г. русским послам удалось выхлопотать новые постановления о свободе греческой церкви. Новый король, Владислав IV, утвердил эти постановления («конституции»). Но папа объявил их противными божеским и человеческим законам; по обыкновению они остались неисполненными. Между тем наступившие казацкие и крестьянские восстания против панов побудили большую часть западнорусского дворянства теснее сблизиться с польской шляхтю; а воспитание в иезуитских академиях и коллегиях и желание пользоваться всеми шляхетскими привилегиями подготовили переход в католичество. Во второй половине XVII в. большинство дворян Юго-западной Руси является уже вполне ополяченным, забывшим язык и религию своих предков. Тогда они сделались чуждыми простому народу, который находился у них в полном подчинении, но оставался русским и православным.

   Таким образом рушились естественные связи между высшим сословием (аристократией) и низшими классами в Западной России.
   Положение крестьян. После религии вторая причина вражды русского населения к полякам заключалась в угнетении низшего класса. В дрвнейшую эпоху крестьянское, или земледельческое, сословие («поспольство») пользовалось личною свободою; но по мере того, как аристократия приобретала более и более политических прав, прав и шляхетские сеймы забирали в свои руки судьбу государства, крестьяне теряли прежние вольности, В Польше еще раннее, нежели в России, они лишились права свободам когда же прекратилась династия Ягелла и престол сделался избирательным, дворянство окончательно закрепило их собой и концу XVI в. крестьянское сословие (получившее общее название  «холопов») уже находилось в состоянии рабства. Из собственно Польши это рабское состояние перешло в западнорусские области, где оно было подтверждено юридически Литовским статусом Польские паны и ополячившиеся русские вельможи если не уезжали за границу или в главные города королевства, то жили в своих поместьях и окружали себя чрезвычайной роскошью; каждый из них держал в своем замке большое количество надзорной милиции, набранных отчасти из мелких дворян или шляхтичей, так что свита знатного пана походила на королевский двор в меньших размерах. Вся тяжесть огромных панских расходов падала на бедных хлопов, которые были облагаемы множестовм разного рода оброков и повинностей...
   К страшному  гнету от крепостного состояния присоединились еще для русского народа обиды и насилия от буйных жолнеров (наемные польские войска), которые расставлены были по областям и содержались на счет местных жителей.
   Неизбежным следствием религиозного и политического угнетения было чрезвычайное обеднение низшего класса и его нравственных сил, особенно в Белоруссии. Но в Малой Руси это угнетение вызвало энергический отпор и кровавую месть со стороны Малороссийского казачества.
   Малороссийские, или украинские, казаки жили по обеим сторонам Днепра (и населяли земли, занимаемые теперь губерниями: Киевскою, Полтавскою и южною частью Подольской). Польское правительство рано оценило важность этого воинственного словия, которое могло служить государству твердым оплотом со стороны соседних татарских орд; уже Сигизмунд I старался подчинить казаков военной дисциплине и дать им определенное устройство. Это устройство было окончено Стефаном Баторием и после него имело следующий вид. Поселения казаков делились на округи, или полки, носившие названия по городам (Переяславский, Черкасский, Миргородский и др.), числом до 20. Начальник, или гетман, всего казацкого сословия утверждался в своем сане королем; знаками его достоинства были: войсковое знамя, бунчук, булава и печать. За гетманом следовала войсковая старшина, состоявшая из обозного, судьи, писаря, есаула, хорунжего, полковников, сотников и атаманов. Стефан Баторий однако, успел убедиться, что казацкое войско трудно подчинить  непосредственной королевской власти и что оно становится он опасным для самой Польши; тогда он попытался ослабить казачество и задержать его дальнейшее развитие учреждением особого словия «реестровых» казаков, которых число было определено сначала в 6000 человек. Реестровые получали от правительства получали жалованье и составляли отдельную дружину, устроенную по образцу венгерской пограничной стражи, называвшейся «гайдамаками»; а прочие казаки, по плану короля, должны были войти в сословие посполитных, т. е. крестьян. Но эта мера не принесла желанных результатов: число казаков все более и более возратало от прилива лучших людей из соседнего поспольства, которое не могло помириться со своим рабским состоянием; а казацкие гетманы, признавая верховную власть короля, часто в важных делах обходились без его согласия и даже поступали вопреки его повелениям.
   От украинских, или «городовых», казаков, проводивших жизнь оседлую и семейную, надобно отличать тех, которые обитали далее к югу в низовьях Днепра и носили название "низовых" или "Запорожских". Последние хотя и причислялись к Польскскому государству, но в сущности составляли сословие совершенно вольное и не подчинялись никакой посторонней власти. Это колыбель и рассадник настоящего казачества.
   К югу от Самарского устья, посреди глухих степей, Днепр, на пространстве нескольких десятков верст, отчасти запружен рядами камней (порогов), которые скрываются под водою или чернеют над ее поверхностью, отчасти стеснен в своем течении берегами и множеством каменных островов. Пробравшись сквозь каменные теснины, река вступает в широкое русло с ровными отлогими берегами и плавно, тихо течет потом до самого лимана; на этом течении она усеяна архипелагом низменных островов, покрытых густым высоким камышом. Эти-то косматые, тенистые острова служили для казацкой вольницы самым лучшим убежищем; одни  только плоскодонные челны Запорожцев могли ходить по неглубоким протокам между островами, где они скрывали награбленную добычу. Запорожцы мало-помалу образовали братства, имевшего свои оригинальные уставы и обычаи. На одном из островов обыкновенно располагался главный притон Запаодожцев, или Сечь (особенно на острове Хортица). Она имела вид укрепленного лагеря. Верховная власть находилась в казацкоговеча, или рады. Рада избирала главного  («кошевого») атамана, который во время похода пользовался неограниченною властью над войском. Сечь разделялась «на курени», которые выбирали себе куренных атаманов. Запорожцы жили в шалашах ("коливах"), сплетенных из хвороста, и сходились обедать за общественные столы. Число запорожских казаков не было определено: в Сечь   принимался всякий пришелец православной веры; он оставался здесь  столько времени, сколько хотел. Запорожцы вели жизнь холостую, и женщины в Сечь не допускались под страхом смертной казни.
   Запорожье наполнялось обыкновенно людьми самого беспочвенного воинственного характера; сюда уходили из соседних польских и московских областей те, которые не хотели сносить угнетение в отечестве или отыскивали простора для своей деятельности. Запорожцы находились в тесной связи с Донскими и Малороссийскими казаками. Вместе с теми и другими они нередко на своих челнах («чайках») выплывали в Черное море и грабили турецкие берега; а в соседних степях происходили постоянные стычки запорожских отрядов с татарскими наездниками.
   Польское правительство, побуждаемое угрозами турецкого султана, старалось силою удерживать казаков от походов в Черное море и строило  крепости около порогов; но такие меры только усиливали дух неудовольствия в казацком сословии. Когда же к этим мерам присоединились введение унии в Западной России, гонения на православие и угнетение народа от панов, тогда открылся целый ряд казацких восстаний на Украине. Из вождей казацких (в эпоху от 1593 г. до 1638 г.) особенно прославились борьбою с поляками: Наливайко, Тарас, Павлюк и Остраница. Только один из малороссийских гетманов этой эпохи, Конашевич оставаясь усердным приверженцем православия, умел приобрести уважение польского правительства и ужиться в мире с дворянскою партией. (Он умер в 1622 г.). Восстания казаков сопровождались страшной жестокостью с обеих сторон; причем во владениях польских панов преимущественно свирепствовали мелкие шайки холопов или так называемых  г а й д а м а к. Но мало-помалу дворянская партия, обыкновенно при помощи наемных регулярных войск, брала верх над  толпами мятежников; начальники восстаний подвергались лютым казням; и Малороссия подпадала еще более тяжкому гнету, чем прежде. После неудачного восстания под начальством Гуни и Остраницы в 1638 г., казалось, силы казаков были сломлены, и Украйна затихла; но спустя десять лет, чрезмерный гнет вызвал восстание всего народа (при Хмельницком).
   Итак, обе унии, политическая и религиозная, не достигли своей цели, т. е. окончательного отделения Западной Руси от Восточной и слияния с Польшей в одно государство, в одну нацию. Напротив, они породили жестокую борьбу между народами и двумя религиями. Эта борьба пробудила в Юго-западной Руси стремление к воссоединению с Северо-восточною и приготовила падение Польши.

* В административном отношении Западная Русь во времена соединения с Польшею делилась на следующие воеводства: Витебское, Полоцкое, Инфлянтское, Мстиславское, Минское, Новгородское, Подляшское, Брест-Литовское, Киевское, Волынское, Бельзское, Люблинское, Брацлавское, Подольское, Русское (т. е. Червонорусское) и Черниговское. Собственно литовские земли составляли воеводства: Виленское, Трокское и княжество Жмудское.
 

Источник: Учебники дореволюционной России по истории. Сост. Т.В. Естеферова, М.,1993, сс.268 - 276

 Содержание учебника  Далее


История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь  Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

В нашей организации фолиевая кислота при планировании беременности для всех желающих. Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008