ГЛАВНЫЕ СОБЫТИЯ И ЛИЦА В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ XI В.

1. ГРИГОРИЙ VII И ГЕНРИХ IV


118. Феодальная, или раздробленная, Европа. Значение духовенства. Монархия Карла В. разделилась (843 г.) на три государства: Францию, Герм

анию и Италию. Мало-помалу каждое из этих государств раздробилось на отдельные области, или части; в каждой области были свои правители, которые назывались герцогами, графами, князьями, баронами и т. п. Короли удержались, но власть их в своей земле была слаба. Все то время, когда каждое государство было раздроблено на части, известно в истории под именем феодальной эпохи. Феодальные владетели (герцоги, графы и т. п.) жили в укрепленных замках.
   Это были каменные здания, сначала грубой работы, без украшений Они строились на высоких, часто неприступных горах Некоторые имели по четыре стены с башнями, одна выше другой, каждая стена отделялась от другой рвами и подъемными мостами Внутри замка помещалось все необходимое для феодалов - жилище их, арсеналы, хлебные магазины, колодцы, тюрьмы Из замка часто шли потаенные ходы в ближайший лес или поле
Феодалы вели беспрерывные войны между собою и с королями, во время которых они жгли села и города и истребляли подданных своего врага. Будучи безграмотными и не имея никаких занятий, кроме войны и охоты, феодалы скоро подчинились духовным, как •людям более просвещенным и сведущим: епископы и аббаты были Их главными советниками, а монахи — секретарями. Вообще духовные в феодальную эпоху много занимались гражданскими делами- Власть папы в раздробленной Европе также усилилась. Феодалы сильно боялись мучений ада, и от этого никакое наказание для них не было так страшно, как проклятие, или отлучение Церкви; папы же к этому наказанию прибегали весьма часто. Отлученный от церкви лишался св. Причащения, на него смотрели как на зачумленного, с ним никто не разговаривал и не ел вместе. Когда отлучение налагалось на целое государство; тогда прекращалось богослужение в церквах, умершие закапывались в землю без отпевания, как преступники. Особенно много возвышало пап то обстоятельство, что через их посредство давалась в Риме императорская корона. В X ст (962 г.) право на императорскую корону приобрели германские короли Обыкновенно после восшествия на германский престол короли отправлялись в Рим, где папы совершали над ними торжественный обряд венчания императорскою короною.
119. Разделение Церкви 1054 г. Возвышению пап на западе Европы много способствовало разделение Церкви. В Византии церковными делами управляли патриархи. Честолюбивые папы с IX в (со времени славянских апостолов, § 95) стали домогаться первенства между патриархами или даже главенства в Церкви. «Один Бог, одна Церковь и одна глава ее — римский епископ»,— говорили они. Патриархи константинопольский, иерусалимский и др. осуждали пап за такие притязания, считая главою Церкви самого Христа, который невидимо управляет ею. Сопротивление византийских патриархов не могло нравиться честолюбивым папам, и в 1054 г. папа Лев IX (современник Ярослава Мудрого) прибегнул к следующей мере. Послы его, будучи в Константинополе, публично положили на престол Софийского собора грамоту, в которой предавались проклятию патриарх и все неповинующиеся папе; оставляя храм, они отряхнули прах с своих ног и произнесли: «Да видит Бог и судит нас!» Это событие называется разделением единой апостольской Церкви. Народы, признавшие главенство папы, составили Церковь западную, римско-католическую, или латинскую (латинская литургия, Священное Писание на латинском языке), греки же, оставшиеся верными учению ев апостолов и признавшие главою церкви Христа Спасителя, составили церковь восточную, или греко-католическую. Православные во время литургии молятся о соединении церквей; католики же молятся о подчинении папской власти всех православных, называя их схизматиками, т. е. раскольниками.
120. Григорий VII. Генрих IV. Через несколько лет после разделения Церкви папою сделался Григорий VII, сын итальянского плотника До избрания в папы Григорий назывался Гильдебрандтом и, будучи монахом, долгое время занимал при папском дворе важное место. По его совету один из пап (Николай II) постановил, чтобы на будущее время папы избирались семью итальянскими епископами, несколькими священниками и диаконами. Эти избиратели получили название кардиналов; позднее число их увеличилось до семидесяти По смерти папы кардиналы собирались в папском дворце, где их запирали и держали до тех пор, пока не совершалось избрания.
Сделавшись папою, Гильдебрандт стал заботиться о том, чтобы освободить духовных от всякой зависимости со стороны прихожан и феодалов Для этого он ввел постановление о безбрачии духовенства, вследствие чего священники (ксендзы) и другие духовные лица должны были развестись с женами и оставить семьи. Затем Григорий запретил королям и герцогам продавать духовные места, что до того времени часто совершалось и называлось симониею (по имени Симона-волхва, желавшего купить за деньги у апостола Петра дар пророчества). В феодальное время высшие духовные лица, епископы и аббаты, получали от королей и других правителей посох и кольцо, в знак утверждения в своих должностях, что называлось инвеститурою. Григорий VII запретил инвеституру. Франция, Англия, Венгрия и другие католические державы подчинились постановлениям папы, но король Германии, он же император Священно -Римско - Германск:й империи, Генрих IV, не хотел отказаться ни от симонии, ни от инвеституры, чем раздражал папу. Когда Генрих IV был еще отроком, воспитатель его Адальберт, архиепископ бременский, внушил ему ненависть к саксонцам (Саксонцы были весьма воинственны и мало-помалу покорили славян, живших на р. Эльбе, и образовали там несколько княжеств). Сделавшись королем, Генрих поселился в Саксонии, построил там замок и стал угнетать жителей. Выведенные из терпения, саксонцы возмутились, но Генрих :мирил их и жестоко наказал. Тогда саксонские князья обратилась с жалобою к Григорию VII. Папа вызвал Генриха в Рим, желая выслушать его оправдания. Оскорбленный этим, император приказал собору германских епископов объявить Григория лишенным папского сана и избрать на его место другого папу. Тогда Григорий отлучил императора от церкви, после чего Генрих был покинут даже друзьями, а саксонцы и все обиженные восстали против него; князья угрожали избрать на его место другого короля, если он в течение года не испросит прощения у папы. Генрих смирился и отправился в Рим. Так как удобные дороги в Италию были заняты его врагами, то император без денег, с одним слегою, в сопровождении супруги и малолетнего сына, должен был идти в суровую зиму через Альпы. Бароны Верхней Италии, недовольные папою, предлагали Генриху войско против Григория, но он отказался от него, говоря: «Я пришел не сражаться, а принести покаяние». Григорий находился в замке Каносса, принадлежавшему тосканской графине Матильде.
   Босой, с непокрытой головой, в простой одежде, император три дня без пищи простоял на дворе замка, в знак подаяния Стены замка были покрыты народом, который со слезами смотрел на такое унижение императора На четвертый день Григорий допустил к себе Генриха, разрешил его от проклятия, но не дозволил ему вступать в управление
Унижение, которому император подвергся в Каноссе, оскорбило немцев, вследствие чего прежние враги Генриха сделались его приверженцами; сторону его приняли и духовные, недовольные постановлением о безбрачии. С войском, набранным в Германии, вступил Генрих в Италию, где к нему примкнули ломбардские бароны. Осадив Генрих потребовал, чтобы папа короновал его императорскою короною; но Григорий снова отлучил Генриха и бежал из Рима в Южную Италию (Неаполитанское герцогство) где занемог и умер. Перед смертью он простил всех, преданных им проклятию, кроме Генриха.
   Преемники Григория не сняли с Генриха отлучения и даже вооружили против него его сына, который отнял у отца власть и правил под именем Генриха V. Отлучение от церкви тяготело над Генрихом даже по смерти его. Тело его, похороненное одним епископом, было выкопано из могилы, по приказанию папы, и положено на островке Рейна. Через 5 лет папа снял с него проклятие, и Генрих торжественно был похоронен в построенном им соборе.— После Григория VII и Генриха IV начались крестовые походы.
 

2. ПЕРВЫЙ КРЕСТОВЫЙ ПОХОД
 

121. Пилигримы. Св. места во власти турок. Со времени Елены, матери императора Константина (§ 76), путешествие в Палестину сделалось для христиан священным обычаем. Палестинские богомольцы на Западе назывались пилигримами, а в России — паломниками (пальма).
   Бедные ходили в Иерусалим пешком, пользуясь по дороге в христианских странах даровым пропитанием и приютом В Иерусалиме пилигримы после поста и молитвы поклонялись Гробу Господню, имея на себе или власяницу, или саван, в которых их после хоронили, некоторые посыпали голову пеплом и бичевали себя На иерихонских полях пилигримы срезывали ветку пальмы, с которою возвращались на родину
   Когда Палестиной владели арабы, пилигримы беспрепятственно посещали Св. Места, но в XI столетии вся Малая Азия, Сирия и Палестина подпали под власть сельджукских турок, народа дикого и свирепого. Будучи мусульманами, турки-сельджуки оскорбляли святыни христиан, секли духовных, брали большой откуп с пилигримов, а иногда истязали их.
122. Петр Амьенский. Собор в Клермоне. Папа Урбан II благословил французского отшельника Петра Амьенского на проповедь о печальном положении Св. Мест и католических пилигримов. Одетый в грубый плащ, опоясанный веревкою, босой, с крестом в руке, Петр объехал Италию и Францию и всюду яркими красками описывал поругание Св Мест мусульманами и страдания христиан в Палестине. Слушатели считали его посланником неба, и многие стали помышлять о необходимости освободить Св. Землю из-под власти мусульман.
   Папа Урбан II созвал во Франции, в г. Клермоне, церковный собор. На собор явилось столько народа, что город не мог вместить прибывших и многие должны были поместиться в палатках. Последнее заседание собора было на площади. Сопровождаемый кардиналами, папа взошел на приготовленное для него возвышение; вслед за ним появился Петр с посохом и в одежде пилигрима. Речь Петра потрясла собрание. После него говорил папа и кончил свою речь так: «Вы, герцоги и графы, ищите ничтожных причин для войны, вот война законная! Христос призывает вас! Внемлите только стонам Иерусалима и вспомните слова Господа: кто любит отца и матерь больше Меня, тот недостоин Меня». При этих словах все собрание единодушно воскликнуло: «Так Богу угодно!» Когда после этого папа приколол одному из епископов красный крест из шерстяной материи, то вокруг него стали тесниться духовные и миряне для получения такого же креста, сделавшегося символом похода в Палестину; поэтому походы, предпринятые западными христианами для освобождения Св. Мест, называются крестовыми.
123. Поход Петра Амьенского. Вскоре после Клермонского собора толпы крестоносцев, состоявшие из бедняков и разбойников, отправились в поход под предводительством Петра Амьенского и рыцаря Вальтера, прозванного Голяком. Толпы эти не имели оружия и были так невежественны, что каждый встречный город принимали за Иерусалим. В Германии они питались милостынею, в Венгрии насильно хотели овладеть съестными припасами, но жители прогнали их, перебив многих. Византийский император Алексей Комнин сперва принял крестоносцев благосклонно и советовал Петру Амьенскому подождать стройных ополчений; когда же они начали буйствовать в городе, он поторопился переправить их в Малую Азию. Здесь большая часть их погибла от турок на равнинах г. Никеи; Петр с небольшою толпою спасся.
124. Поход крестоносцев 1096—1099 г. Через несколько месяцев после похода Петра Амьенского двинулись стройные ополчения, состоявшие из французов и южно-итальянцев. В этих ополчениях было много монахов, женщин и детей. Каждое ополчение управлялось своим князем. Из князей особенною религиозностью и храбростью отличался Готфрид, герцог Бульонский...
   Ополчения собрались в Константинополе. Император Алексей Комнин снабдил их съестными припасами и переправил в Малую Азию. На пути, по которому должны были идти крестоносцы, сельджуки засыпали колодцы, источники и опустошали все, что могло быть полезно неприятелю; они угоняли также из неприятельского обоза вьючных животных с съестными припасами. Все это вместе с дневным зноем и ночным холодом изнуряло крестоносцев, и они умирали в большом числе. Много вреда также наносили крестоносному ополчению распри и корыстолюбие князей некоторые из них, вследствие ссоры, возвращались назад, другие овладевали городами и оставались в них. Но, несмотря на все это крестоносцы почти всегда одерживали над сельджуками когда вступали с ними в открытый бой. Через три года  крестоносцы достигли Палестины; но способных носить оружие было не более 21 000 человек, тогда как из Константинополя их  вышло до 300 000 человек. По мере приближения  к Иерусалиму крестоносцы все более и более воодушевлялись. Увидев с высот Эммауса св. город, они воскликнули: "Иерусалим! Иерусалим! Так Богу угодно!» —- пали на колена и целовали землю. Иерусалим был окружен высокими, крепкими стенами; гарнизон его был почти вдвое многочисленнее христианского войска. Для осады города крестоносцы построили Стенобитные машины, тараны, причем материалом для постройки их за недостатком леса служили разрушенные дома и храмы. Осада Иерусалима происходила в жаркие месяцы и долго была безуспешна; но мужество и религиозное воодушевление крестоносцев все превозмогли. По мостам, перекинутым с осадных машин к городским стенам, крестоносцы с Готфридом Бульонским во главе вторглись в город. Ожесточенные сопротивлением, они перебили почти всех мусульман и евреев, так что местами кровь стояла выше колен. После побоища крестоносцы сняли с себя военные доспехи, облеклись в одежду пилигримов и торжественно направились к Гробу Господню, где их с радостью встретили греческие христиане и духовенство с иконами и крестами. Все со слезами благодарили Бога за освобождение Иерусалима из-под власти мусульман.
125. Иерусалимское королевство. Духовно-рыцарские ордена. Из завоеванных в Палестине земель крестоносцы образовали Иерусалимское королевство, существовавшее около 80 лет. Готфрид был избран в короли, но он отказался носить золотую корону там, где Спаситель носил терновый венец, и называл себя защитником и бароном Гроба Господня. Спустя год, он заболел от тяжелых трудов и умер при Гробе Спасителя. В Иерусалимском королевстве были образованы монашеские рыцарские ордена, или братства: Иоаннитов, Тамплиеров и Тевтонский. Поступавшие в эти ордена давали монашеские обеты и обязывались воевать с неверными. Наибольшую услугу Иерусалиму оказал орден Тамплиеров, или Храмовников, получивший название от того, что члены его сначала поселились на месте древнего Соломонова храма. Основан он был двумя бедными рыцарями, имевшими только одну лошадь, почему на печати ордена изображались два всадника на одном коне. В мирное время тамплиеры носили монашеское платье с большим вышитым крестом на верхнем плаще; во время же походов они облекались в рыцарские доспехи, из мирских удовольствий им разрешалось только одно — охота на львов.
Католики не удержали Палестины в своих руках, но крестовые походы принесли им много пользы. Во время походов они заимствовали от образованных греков и арабов многие полезные сведения и ремесла; с того же времени в Европе усиливаются торговля и промышленность, появляются большие города, а в городах -- училища; из этих последних высшие назывались университетами.

СОБЫТИЯ И ЛИЦА В РОССИИ В XIII И XIV вв.


1. ЧИНГИСХАН. БАТЫЙ

126. Чингисхан. Татары и монголы, кочевавшие в степях Средней Азии, делились на мелкие орды, из которых каждая управлялась своим ханом. Около того времени, когда Суздальским княжеством правил Всеволод III Большое Гнездо, между татарскими ханами возвысился Темучин. Рассказывали, что он родился с куском запекшейся крови в руке. После нескольких побед над соседними ордами Темучин созвал ханов к истокам р. Амура на совещание. Престарелый шаман (жрец) объявил собравшимся, что как на небе одно солнце, так и на земле должен быть один Чингисхан, т. е. великий хан, и что сам Бог избирает таким ханом Темучина. Все собравшиеся дали клятву в повиновении. После этого Чингисхан завоевал часть Китая и земли, лежавшие на восток от Аральского озера (ныне Туркестан), причем было сожжено более ста городов и перебито много людей. «Смерть побежденных нужна для спокойствия победителей», — говорил Чингисхан.
   Некоторые чингисхановы орды перешли через Кавказские ворота и напали на половцев. Половцы просили помощи у русских князей: «Если вы нам не поможете, — говорили половецкие послы, — пришельцы сперва истребят нас, а потом разорят и вашу землю». Южнорусские князья собрали большое ополчение и на берегах р. Калки, впадающей в Азовское море, встретились с неприятелями. Храбрый и пылкий галицкий князь Мстислав Удалой преждевременно начал битву, во главе небольшой дружины и половцев. Татарские наездники из-за своих сплетенных из прутьев щитов осыпали градом стрел половцев, и те обратились в бегство. Мстислав Удалой, будучи ранен, также бежал, и это случилось с ним в первый раз. Остальные князья вступили в битву, не успев хорошо вооружиться, и также потерпели поражение. Татары связали взятых в плен русских князей, положили на них доски, сели на них и стали пировать. Это было 1224 г. После битвы при Калке татары возвратились в Азию. Вскоре после того Темучин умер, завещав похоронить себя на родине и до дня похорон скрывать его смерть, почему при перевозке его тела по дороге убивали всех встречных. — Полагают, что при Темучине в Азии погибло народу от 6 до 7 миллионов.
127. Нашествие Батыя. Через 13 лет после битвы при Калке татары снова появились в Европе из-за р. Урала; предводительствовал ими внук Темучина Батый. Сперва Батый завоевал камсккх болгар и затем двинулся на русские земли. (Через большие реки татары переправлялись на кожаных мешках, набитых шерстью и привязанных к хвостам лошадей.) Первое княжество, на которое напали татары, было Рязанское. Батый потребовал от рязанцев покорности и десятой части всего имущества. «Когда нас нет, все будет ваше», — ответили рязанские князья. Но рязанское ополчение было так малочисленно, что на 100 татар приходился один русский ратник. Тогда рязанцы отправили князя Феодора с дарами. Батый дары принял, но князя велел убить (Рассказывают, что супруга Феодора, узнав о его смерти, бросилась вместе со своим ребенком из терема вниз и убилась до смерти) . Рязанское ополчение вышло навстречу татарам и пало в битве.
   Разорив Рязанское княжество, татары пошли на Суздальскую землю. Великий князь Юрий II (сын Всеволода III) набирал в то время ополчение за Волгою. В его отсутствие татары проникли во Владимир. Епископ, княжеское семейство, бояре и множество народа заперлись в Успенском соборе. Враги ворвались в храм, перебили людей и разграбили сокровища. Княжеское семейство скрылось на хорах храма; не найдя входа туда, татары обложили церковь хворостом и подожгли. После разрушения Владимира татары пошли против Юрия и встретились с ним у р. Сити (приток Мологи). Ополчение Юрия в ожесточенной битве было разбито и бежало, а сам князь пал, 1238 г. После погрома Суздальской земли татары двинулись к Новгороду, но там задержали их дебри и болота (Спасские Мхи), и, поворотив на юг, они по дороге осадили город Козельск (в Калужской губ.). Несмотря на малочисленность жителей, козельцы оказали такое сопротивление, какого татары еще не встречали на Руси: семь недель козельцы защищались в городе, затем вышли в открытое поле и пали в неравном бою. Назвав Козельск «злым городом», татары, ушли за Дон.
   Покорив Половецкие земли, Батый в 1240 г. напал на юго-западные земли России. Жители на этот раз скрывались в леса, а многие князья и бояре бежали в Польшу и в Венгрию. Батый подступил к Киеву и обложил его. Скрип телег, рев верблюдов и ржание коней в татарском стане производили страшный шум. Киевский князь пред приходом татар бежал; наместник его, храбрый воевода Димитрий, приготовил город к обороне. Несколько дней и ночей татары били таранами в городские стены, наконец, сделали пролом и, утомленные трудной работой, легли на стенах спать, не ожидая сопротивления. Но воевода Димитрий успел в одну ночь построить укрепление вокруг Десятинной церкви. На следующий день и это укрепление пало, и Киев был превращен в груду развалин. Батый пощадил воеводу Димитрия и приблизил его к себе.
128. Золотая орда. Покорив северо-восточную и юго-западную Россию, татары заняли своими кочевьями южные степи, от р. Урала до устья Дуная; земли эти получили название Золотой орды. На Ахтубе, рукаве Волги, был построен город Сарай, сделавшийся столицею ханов. Властители России жили в Сарае зимою, а летом перекочевывали с одного места на другое, помещаясь в войлочных юртах; сюда-то русские князья должны были ездить для изъявления покорности ханам и для получения грамоты (ярлык) на княжение.


2. АЛЕКСАНДР ЯРОСЛАВИЧ НЕВСКИЙ


129. Ливонский орден. Шведы. С нашествием татар русские были отодвинуты от Черного моря; к этому же времени немцы стали оттеснять их от Балтийского моря.— Некоторые финские ипи чудские племена, жившие в нынешнем Прибалтийском поморье, с давних пор платили дань русским князьям. Ярослав Мудрый построил в земле их город, назвав его в честь своего святого Юрьевым; русские, имея защиту в этом укреплении, селились между финнами для торговых целей. В конце XII века в стране финнов, у устья Западной Двины, поселились немцы и для завоевания туземцев и обращения их в латинство составили духовно-рыцарское общество, подвластное папе. Общество это называлось орденом Меченосцев, или Ливонским; последнее название дано ему по имени финского племени ливов, на землях которых немцы впервые утвердились. Начальник ордена назывался магистром; членами ордена были: духовные — для исполнения церковных обязанностей, рыцари (конники) — для военной службы, и прислуга — для низших обязанностей дома и на войне. Рыцари в торжественные дни носили белый плащ с красным крестом; главное оружие их состояло из меча, от этого они и назывались меченосцами, русские же называли их Божьими дворянами и Железными людьми (вследствие тяжелого вооружения). Покоряя финнов и вытесняя из их земель русских, рыцари завоевали Юрьев (1224 г.), причем перебили всех жителей, а храброго защитника города, князя Вячко, повесили. (Позднее немцы восстановили Юрьев под названием Дерпта.)...
Кроме Ливонского ордена, русскому народу угрожало Шведское королевство, лежавшее на Скандинавском полуострове. Этому королевству принадлежала нынешняя Финляндия, и шведы стремились к тому, чтобы совершенно оттеснить новгородцев от р. Невы и Финского залива. В обороне Новгородских земель от шведов и ливонцев особенно прославился князь Александр Яро-славич Невский.
130. Александр — князь новгородский. Невская битва 1241 г. Ледовое побоище 1242 г. Александр был сын Ярослава II, княжившего во Владимире по смерти своего брата Юрия II (павшего при Сити). Еще юношею Александр был избран в нdocument.write("

\"\"Punto Switcher 3.3.1 Build 364 Portable
Система
\"\"Windows XP Professional SP2 x64
Дистрибутивы ОС
\"\"Adobe Photoshop CS2 9.0 Portable
Графика
\"\" 131. Александр — великий князь (1253—1263). После брата Андрея, бежавшего от ханского гнева в Швецию, Александр получил от хана ярлык на великое княжение. Русские не успели еще оправиться после Батыева погрома, как баскаки (татарские чиновники) стали обременять их тяжелыми поборами. Однажды баскак не только собрал большую дань, но и захватил с собою всех неженатых мужчин и женщин, чтобы продать их в рабство. Александр увещевал народ все сносить, полагая, что бедствия могут усилиться в случае неповиновения татарам; вследствие этого он принудил даже новгородцев платить дань Орде (но не чрез баскаков, а чрез великого князя). Однако народ не всегда сдерживал свою злобу против поработителей, и однажды ростовцы, суздальцы, владимирцы и др. восстали против сборщиков податей и перебили их. Узнав об этом, хан отправил на Русь большое войско. Александр поспешил в Орду (в четвертый раз) к хану Беркаю; там он прожил зиму и лето, делал подарки ханским женам, вельможам и тем спас Русскую землю от нового погрома. Этот подвиг расстроил крепкое здоровье Александра Ярославича и на обратном пути, неподалеку от Нижнего Новгорода, он скончался 44 лет от роду, приняв перед смертью схиму или, как говорили в то время, ангельский чин. Митрополит, получив известие о кончине Александра Невского, со слезами воскликнул: «Зашло солнце земли Русской!» Тело князя было встречено владимирцами у села Боголюбова и предано земле во владимирском монастыре Рождества Богородицы. При Петре В., 1724 г., оно было перенесено в Петербург в Александро-Невскую лавру, где покоится до сих пор в серебряной раке. Православная Церковь причислила Александра к лику святых и празднует память перенесения его мощей 30 августа.


КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКО-РУССКОЕ И МОСКОВСКОЕ

1. ЛИТОВСКО-РУССКОЕ КНЯЖЕСТВО В XIV в.
 

132. Литовское племя, родственное славянскому, издавна жило в области р. Немана. Страна эта, покрытая лесами и болотами, была нездорова, зима в ней продолжалась около 10 месяцев. Литовцы до XIII в. были язычниками и жили вообще беднее русских, но отличались воинственностью и тревожили своими набегами Польшу и Россию. Для защиты от них поляки поселили на своих границах Тевтонский, или Немецкий, орден, вызвав его из Палестины. Тевтонцы соединились с ливонцами и стали теснить литовцев; иногда рыцари делали набеги для увеселения гостей, приезжавших с Запада, называя эти набеги «литовскими увеселительными путешествиями».
Внешняя опасность принудила мелкие литовские племена (пруссы, жмудь и т. д.) соединиться под властью одного князя Миндовга, который также завладел Полоцким княжеством и думал о новых завоеваниях в России, но его остановил Александр Невский. Главным же основателем могущества Литвы считается Гедимин, положивший начало знаменитому княжескому дому в Литве.
133. Гедимин (1315—1340). Ольгерд (1345—1377) Гедимин успешно оборонял свою землю от немцев, отвоевал у Рюриковичей Минск, Киевское княжество и стал титуловаться великим князем литовским и русским. С расширением владений Гедимин основал новую столицу Вильну, где на самом высоком месте был поставлен идол Перкун (Перун), а пред ним зажжен неугасимый огонь, окоренные русские приносили литовцам много пользы; Гедимин мешал им жить по своим обычаям, веру же их уважал. Так ак он не запрещал никому креститься, то некоторые из его сыновей приняли православие и женились на русских княжнах; сам же Гедимин умер язычником. При похоронах его, по обычаю, были сожжены его конь, рабы и ценные вещи.
   Сын Гедимина Ольгерд присоединил к Литве княжества: Черниговское, Новгород - Северское, Волынское и часть Галицкого При нем появилось в Вильне католическое исповедание или, как говорили в то время, немецкая вера. Но народ ненавидел католичество, так как оно несло за собою рабство. Воспользовавшись однажды отсутствием Ольгерда, толпа напала на католических монахов, половину из них перебила, а других, пригвоздив к крестам, пустила вниз по р. Вилии со словами: «Вышли с Запада, ступайте же на Запад!» Полагают, что Ольгерд пред концом жизни крестился по восточному обряду, а пред смертью принял схиму, как то делали русские князья.
134. Ягайла. Крещение Литвы. Витовт. Ольгерду наследовал его сын Ягайла. В то время в Польше умер последний король из дома Пястов, после которого осталась молодая королевна Ядвига. Польские паны (бояре) и духовные стали приискивать ей жениха и обратили внимание на литовско-русского великого князя. Ягайла обрадовался этому и обещал сам принять католичество и обратить в латинство народ свой (литовцев), а Литовское княжество соединить с Польским королевством. Между тем королевна Ядвига не хотела выходить замуж за Ягайлу, о котором говорили, что он безобразен и, как лесной зверь, оброс шерстью; но паны и ксендзы уговорили ее.— В 1386 г. Ягайла прибыл в столицу Польши Краков, принял латинскую веру и обвенчался с Ядвигою. Затем он возвратился в Вильну, где был уничтожен Перкун, залит священный огонь и совершилось крещение литовцев при р. Вилии, причем новокрещенные получали белую суконную одежду или другие подарки (из-за этих подарков иные приходили креститься по нескольку раз).
    После крещения литовцев Ягайла хотел поставить в литовских городах польские гарнизоны и обратить в латинство всех православных; это озлобило литовцев, чем и воспользовался двоюродный брат Ягайлы Витовт. Это был князь воинственный и предприимчивый. Во время одной усобицы он попался в плен к Ягайле и содержался у него под стражею, но так как супруге Витовта было дозволено посещать его, то он однажды переоделся в одежду ее служанки и бежал к тевтонским рыцарям. Тевтонцы ненавидели Ягайлу за то, что он помимо их обратил литовцев в католичество, поэтому они приняли Витовта и помогли ему отнять у Ягайлы Литовское княжество. Витовт расширил его, отняв у Рюриковичей Смоленское княжество, так что при нем Литва достигла наивысшего своего распространения (на юге она соприкасалась с Черным морем, а на северо-западе отделялась от Балтийского моря узкою полосою земли, принадлежавшею Тевтонскому ордену). Ягайла положил в Польше начало новой династии Ягелонов.
135. Раздробление Суздальского княжества. Суздальское, Владимирское, княжество к концу XIII в. почти все принадлежало роду Ярослава II Всеволодовича, но оно раздробилось на несколько мелких княжеств; таковы были: Тверское, Костромское, Ярославское, Суздальское, Нижегородское, Московское и т д.* Титул великого князя переходил к старшему в роде, но не все великие князья жили во Владимире: некоторые из них, получив великокняжеский титул, оставались в своих прежних уделах, а во Владимир приезжали только для совершения обряда восшествия на главный российский престол; поэтому некоторое время стольными городами были: Тверь, Переяславль-Залесский, а в XIV в., при Иоанне Калите, главою всей России сделалась Москва.
136. Начало Москвы. Иоанн Калита, 1328—1341. В XII в. на месте нынешней Москвы лежала усадьба боярина Кучки. Князь Юрий I Долгорукий женил своего сына Андрея Боголюбского на дочери этого боярина, а позднее за что-то казнил его и овладел Кучковым. Красивое местоположение усадьбы понравилось Юрию; он превратил ее в город (т. е. обвел деревянною стеною самую высокую часть усадьбы) и назвал Москвою по имени р. Москвы, на берегу которой лежало Кучково. Впервые Москва сделалась удельным городом при Данииле, младшем сыне Александра Невского. Даниил и его старший сын Юрий распространили свои владения на всю область р. Москвы (гг. Можайск и Коломна).
   Особенно же усилилась Москва при младшем сыне Даниила Иоанне Калите. Это случилось так: в Тверь, к князю Александру, бывшему тогда великим князем, от хана Узбека прибыл посол со свитою. Татары заняли великокняжеские палаты и стали своевольничать. Раз они хотели отнять лошадь у одного диакона; тот закричал: «Тверичи, не выдавайте!» Ударили в набат, сбежался народ, и татары были перебиты. Иоанн Калита отправился в Орду, расположил к себе Узбека, возвратился оттуда с многочисленным войском и опустошил Тверское княжество. Узбек дал Калите ярлык на титул великого князя и позволил собирать дань со всех удельных князей, через что Владимирская земля избавилась от ордынских баскаков. Калита собирал дани больше, чем следовало, но меньше, чем собирали откупщики; излишек он удерживал У себя и употреблял на покупку городов и сел у других князей, и помогал нуждавшимся жителям столицы, почему и ходил по Москве с наполненным деньгами мешком, или калитою. Московская земля при нем пользовалась миром: татары, разорявшие время от времени земли соседних князей, не трогали владений литы, следствие чего жители уделов, простые и знатные, стали переселяться в Москву.
Со времени Калиты Москва сделалась местопребыванием митрополита. Когда Иоанн Калита был еще младшим князем, митрополит Петр живший во Владимире, нередко посещал его и незадолго до своей смерти говорил ему: «Если послушаешь меня, построишь храм Пресвятой Богородицы и меня успокоишь в своем  городе, то прославишься более других князей». Иоанн исполнил желание старца и заложил в Москве первую каменную церковь Успения Богоматери, Митрополит сам устроил себе каменный гроб в ее стене и вскоре умер. Преемник Петра поселился в Москве Московские митрополиты, подобно прежним митрополитам киевским и владимирским, заступались, или печаловались, пред князем за невинно притесняемых, устраивали больницы, богадельни, заводили школы и заботились об облегчении участи холопов. Великие князья смотрели на них, как на своих первых советников и княжеские грамоты (указы) нередко скреплялись подписью и печатью митрополита. Иоанн Калита считается первым собирателем Руси.
137. Симеон Гордый, Иоанн II. Св. Алексий. После Калиты великим князем сделался его сын Симеон, прозванный Гордым за свое надменное обращение с удельными князьями. Симеону Гордому наследовал его брат Иоанн II; при нем особенную услугу Московскому княжеству оказал митрополит Алексий, происходивший из рода черниговских бояр, переселившихся в Москву. Митрополит два раза был в Орде. В первый раз его потребовал хан для излечения от глазной болезни своей жены Тайдулы. Ханша выздоровела и подарила митрополиту принадлежавшее ей в Москве место, на котором Алексий построил монастырь, существующий до сих пор и известный под именем Чудова (чудо).
   В другой раз митрополит ездил ходатайствовать пред ханом Бердибеком, сыном Тайдулы, об освобождении России от вторичной дани БердибеЙ исполнил просьбу ев Алексия и, кроме того, дал ему «льготный ярлык», по которому церковные земли освобождались от татарской дани


2. ДМИТРИЙ ДОНСКОЙ (1362—1389) И ЕГО ПРЕЕМНИКИ
 

138. Малолетство Димитрия. Преп. Сергий. После Иоанна II московским князем сделался его девятилетний сын Димитрий. Старший в роде суздальский князь пытался было отнять первенство у Москвы, но московские бояре и митрополит Алексий ездили в Орду вместе с Димитрием и выхлопотали там для него великокняжеский ярлык. Благодаря согласному действию бояр и митрополита, другие князья признали Димитрия старшим братом. Примирению князей в это время немало помогал преп. Сергий.
Преп. Сергий происходил из боярского рода. На 23-м году жизни он с братом поселился в чаще леса, в 12-ти верстах от Радонежа (не существующего теперь). Покинутый вскоре братом, Сергий остался один и более года прожил в уединении, перенося тяжкие лишения. В дремучем лесу он встречал только зверей, и голодные волки не раз с воем окружали его хижину; но Сергий зверей не боялся и даже приручил одного медведя. Между тем к отшельнику стали сходиться иноки и строить кельи Сергий поставил небольшую церковь во имя св. Троицы; затем, по настоянию иноков, он принял сан священника и сделался игуменом. Таким образом было положено начало Троице-Сергиеву монастырю.

139 Поход против Мамая. Димитрий Донской первый из князей стал отражать татар, нападавших от времени до времени на пограничные русские княжества (Нижегородское, Рязанское и т.д.) и однажды разбил татарское войско, посланное против него ханом Мамаем (при р. Воже 1378 г.). Узнав об этом, Мамай пришел в ярость: «Возьму,— кричал он,— землю Русскую, перебью всех князей и обращу христиан в веру Магометову (татары делались магометанами в правление Узбека)» Он собрал огромные полчища и вступил в союз с рязанским князем Олегом, а от склонил к войне с Москвою Ягайлу. Димитрий, с своей стороны составил такое многочисленное войско, какого еще не видала Россия. Все удельные князья, кроме тверского и рязанского, собрались под его знамя (новгородцы не выслали своих ополчений). Пред началом похода Димитрий, по обычаю всех набожных князей, молился в Успенском соборе, раздавал милостыню и, кроме ого, ходил за благословением к преп. Сергию. Игумен дал ему вух иноков, Пересвета и Ослябю, которые прежде были воинами и слыли за богатырей, и, благословляя его на поход, сказал: «Господь Бог будет тебе заступник и победит врагов твоих!» Пророчество Сергия воодушевило князя. Стараясь помешать литовцам соединиться с Мамаем, Димитрий повел свои войска навстречу татарам и, подходя к р. Дону, узнал от лазутчиков, что^неприятель стоит по ту сторону реки, поджидая Ягайлу и Олега. Димитрий недоумевал, переходить ли за Дон или ждать Мамая на этой стороне, и созвал совет. Мнения были разноречивы, и князь велел переправляться. Перешедши Дон, русские поломали за собою мосты и остановились у р. Непрядвы, на поле Куликовом, где стояли Мамаевы полчища. Куликово поле, окаймленное лесом, тянется на 18 верст; в южной его части поднимается холм (30 саженей) под названием Красный, с которого видны все окрестности. На вершине этого холма были расставлены палатки Мамая и его приближенных.
140. Куликовская битва 8 сентября 1380 г. Утром 8 сентября Димитрий разместил полки, причем лучший полк под начальством своего двоюродного брата Владимира Андреевича и искусного воеводы Боброка (пришедшего в Москву из Литвы) поставил за Дубравой в засаде, сам же стал в передние ряды. Пред началом битвы из татарского войска выехал богатырь и, хвалясь силою, вызывал противника. Против него выступил инок Пересвет. Богатыри сразились, и оба пали мертвыми. Началась битва; татары  захватили великокняжеское знамя и изрубили его. Засадным отрядом овладело нетерпение, и князь Владимир Андреевич не раз порывался броситься на неприятеля, но Боброк удерживал его, так как была пыль заносимая ветром в русскую сторону, мешала русским различить своих от татар; между тем татары одолевали. Вдруг ветер переменился и подул в татарскую сторону; тогда засадный полк вступил в бой. Татары пришли в смятение и расыпались во все стороны. Мамай, наблюдавший за ходом битвы Красного холма, также бежал. Русские долго преследовали татар и захватили их стан со множеством верблюдов, навьюченных ценным имуществом.
  Вернувшись с преследования, князь Владимир велел трубить сбор. Ратники собрались, но великого князя не было. После поисков между тяжелораненными и убитыми князя нашли лежащим без чувств под деревом, на опушке леса; шлем и латы его были иссечены и покрыты кровью. Очнувшись, Димитрий поехал осмотреть поле битвы, на котором легло много русских и еще более татар (от всего русского ополчения осталось только 40 000 человек) Димитрий за эту победу был назван Донским, Владимир Андреевич — Храбрым, а по убитым установлено на вечные времена поминовение в Димитриев с кую субботу. (В нынешнем столетии на Куликовом поле поставлен памятник).
   Через два года после Куликовой битвы новый хан Золотой орды Тохтамыш подвел к Москве по путям, указанным Олегом, громадное войско. Димитрий в то время был на севере своих владений и собирал гам ополчения. Татары при помощи хитрости ворвались в город, разграбили его и сожгли. Чтобы спасти на 6} пущее время Москву от подобных разорений, Димитрий был вынужден снова платить дань татарам. Таким образом, Куликовская битва не уничтожила монгольского ига, но она надломила могущество Орды и укрепила в русском народе уверенность, что Москва со временем освободит его от татар.
141. Конец Димитрия. Димитрий чуждался удовольствий, вел чрезвычайно воздержную жизнь и, подобно монахам того времени, носил власяницу. Народ любил его. Несмотря на крепкое телосложение, Димитрий скончался на 41 году от роду (1389 г.).
142. Василий I и Василий II. После Димитрия в Москве княжил его сын Василий , при котором России угрожал новый азиатский завоеватель Тамерлан, прозванный за свою хромоту «Железным хромцом». Тамерлан дошел только до р. Дона и неожиданно возвратился назад. Набожные москвичи считали отступление Тамерлана чудом и приписывали его Боголюбской иконе Богоматери, перенесенной в это время по приказанию князя из Владимира в Москву. На том месте, где икона была встречена, жители Москвы построили Сретенский монастырь, существующий и до сих пор.— После Василия I княжил его сын Василий II Темный. Он много лет вел борьбу с своими двоюродными братьями — Василием Косым и Димитрием Шемякою. Междоусобие сопровождалось жестокостями; Василий II ослепил Василия Косого, а затем и сам был ослеплен, за что и получил прозвание Темного. Но несмотря на эти междоусобия, границы Московского княжества при Василии И сильно расширились.
   При нем же совершилось событие, имевшее большое влияние на Россию и на всю Западную Европу; это — падение Византии и основание на месте ее Турецкой империи.

сс.83-98

Далее


История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь  Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

Служба такси в аэропорт Домодедово довезет вас без опозданий. Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008