X. В предвоенные годы

10.5. Репрессии

  
С 1927 г. в Оренбургский край, как и до 1917 г., стали прибывать судебно и административно высланные. Первая партия насчитывала 160 человек. Рассматривая этот вопрос на заседании горсовета, было отмечено «весьма вероятное увеличение их в будущем». Докладчик информировал, что прибывшие «в большинстве случаев не имеют никаких средств к существованию и не пользуются поддержкой в смысле получения работы». В обстановке безработицы в городе проблема трудоустройства ссыльных была чрезвычайно острой.
   В это же время проводилась кампания по закрытию церквей, мечетей, кирх, костелов, синагог, молитвенных домов со снятием колоколов и передачей их в фонд индустриализации, переходом зданий под клубы и школы. Сохранившиеся подписные листы собраний, на которых решались вопросы закры

тия Нового собора, Воздвиженской, Петропавловской, Дмитриевской, Богословской и Михайловской церквей, а также упразднения мечети в поселке Карачи, говорят о том, что решения не всегда принимались единогласно. В мае 1932 г. в центре Оренбурга был взорван Кафедральный собор.
   В Оренбурге в 1930 г. уже проживало 7 тыс. лишенцев (лишенных избирательных прав), а с членами их семей - примерно 35 тыс. человек. На второй Оренбургской конференции ВКП(б), учитывая продовольственные трудности, была дана команда «не кормить классового врага», т. е. не выдавать им продовольственных карточек.
   Десять месяцев в 1932 г. просидели в тюрьме несколько студентов Оренбургского железнодорожного техникума за «недовольство материальными условиями жизни работников путей сообщения». Так кратко сказано в документе.
   С конца 20-х - начала 30-х годов создаются внесудебные репрессивные органы - двойки и тройки, в 1934 г., еще до убийства С. М. Кирова, было создано особое совещание при НКВД. Эти органы стали орудиями массового конвейера репрессий, а после убийства С. М. Кирова начался поистине их разгул. Было издано постановление ЦИК «О порядке ведения дел о подготовке и совершении террористических актов», принятое по предложению Сталина в срочном порядке. Никогда в истории юридические документы не создавались в столь короткий срок. На его основе дела стали рассматриваться не более, чем в 10 дней, без сторон обвинения я защиты. Кассационное обжалование не принималось, приговор немедленно приводился в исполнение. Число арестованных по этому виду преступлений резко возросло. 29 июля 1936 г. была издана инструкция о допустимости любых методов следствия.
   Террор, проходивший в 1928 - 1938 гг., означал уничтожение лучших партийных и советских руководителей, вожаков комсомола и профсоюзов, органов индустрии, организаторов сельскохозяйственного производства, крупных ученых, писателей, сотен тысяч простых честных и даровитых тружеников страны.
   Из делегатов XVII съезда ВКП(б) было уничтожено тогда более двух третьих их числа, недаром его стали называть «съездом расстрелянных». В их числе были и делегаты от Оренбуржья: председатель облисполкома К. Е. Васильев, его заместитель Н. А. Сорокин. Ответственность за гибель миллионов людей несут прежде всего Сталин, Берия, Ворошилов, Жданов, Каганович, Молотов, Маленков и другие, долго работавшие со Сталиным.
   Репрессии в Оренбуржье развернулись после расстрела Зиновьева, Каменева и других. Прежде всего молот репрессий обрушился на выдающихся хозяйственников края. Первой жертвой 1936 г. стал Сергей Миронович Франкфурт - член ВКП(б) с 1904 г. Много лет он был в эмиграции, окончил политехнический институт в Гренобле. Возвратившись в 1917 г. в Россию, активно включился в революционную работу. Одно время он находился на дипломатической работе, затем стал заместителем председателя Сибирского совнаркома. Через несколько лет С. М. Франкфурт был назначен начальником строительства Кузнецкого комбината, затем - Уполномоченным наркомата тяжелой промышленности по Орско-Халиловскому промышленному району. На этом посту он проявил большие организаторские способности. С. М. Франкфурт был избран на VIII Всесоюзный съезд Советов, по возвращении в Орск 23 декабря 1936 г. его арестовали в рабочем кабинете, обвинили в шпионаже, измене Родине, терроризме, в создании контрреволюционной организации. На первом же собрании, когда Сергея Мироновича Франкфурта стали поносить как врага народа, комсомолец Колчинский заявил, что знал его и не верит в то, в чем его обвиняют. Этот комсомолец был не единственным. Выступивший на собрании второй секретарь Орского горкома ВКП(б) А. Е. Цвилиховский сказал: «Мы и мысли не допуска ем, что Франкфурт связан с троцкистами». Позже этим людям дорого обошлись попытки защитить без вины виноватого С. М. Франкфурта.
   Вскоре жертвой репрессий стал другой выдающийся хозяйственный руководитель - начальник «Ормедьзолота» Бронислав Юрьевич Кудиш. Он был весьма образованным человеком, первым послом страны Советов в Турции. Его как руководителя высоко ценили заместители наркома тяжелой промышленности Г. П. Пятаков и А. П. Серебровский, не говоря уже о самом наркоме - Г. К. Орджоникидзе. Кудишу, как и Франкфурту, предъявили целый список обвинений. Одно из них было совершенно нелепым, будто Кудиш построил Медногорск в форме фашистского знака. Правда, в то время находились те, кто этому верил. В 1937 г. Кудиш был исключен из рядов ВКП(б), а в марте того же года арестован. Такова была судьба основателя Медногорска. Репрессии среди хозяйственников носили поистине массовый характер. Так из 130 директоров было тогда «заменено», репрессировано, 92, или 71% их числа. Это был полный разгром хозяйственных кадров.
   Настоящий разгул репрессий развернулся после февральско - мартовского пленума ЦК ВКП(б) и особенно после приезда в Оренбург на III пленум обкома партии секретаря ЦК ВКП(б) А. А. Жданова. По его команде было распущено бюро Оренбургского обкома ВКП(б), все члены которого (за исключением А. Ф. Горкина) объявлены «матерыми бандитами, врагами народа». Такая же участь постигла секретарей обкома Гришаева Петра Григорьевича, Митрофанова Петра Васильевича, семерых заведующих отделами, двух заведующих секторами, многих инструкторов. Из 65 членов пленума 31 был объявлен «врагом народа». Из 55 секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) были разоблачены как «враги народа» 28. Борьба с «врагами народа», их выявление стали тогда, как это ни страшно, важнейшей задачей. Даже в плане отдела социального обеспечения горсовета на первый квартал 1938 г. ставилась задача «Об оживлении работы секции по вовлечению нового актива и развертыванию выявления врагов народа и чужих». Организация, которая призвана защищать интересы пожилых людей, сирот, инвалидов, быть воплощением гуманизма, стала выполнять функции вылавливания и репрессий по отношению к ни в чем не повинным людям.
   Среди репрессированных немало было председателей райисполкомов, директоров фабрик, заводов, совхозов, МТС, председателей колхозов, рядовых тружеников. Только в 1938 г. в Оренбуржье были «освобождены» от работы 97 служащих наркомата земледелия, 71 директор МТС, 59 их заместителей по политчасти, 26 начальников политотделов совхозов. Аресты носили массовый характер.
   В числе репрессированных наших земляков писателей и поэтов были А. И. Завалишин, В. П. Правдухин, В. Ф. Наседкин. Последний был не только другом, но и родственником Сергея Есенина. Чудовищна была расправа над журналистами области. Из 55 редакторов районных газет подвергнуты репрессиям в 1937-1938 гг. 32. Был объявлен врагом народа талантливый редактор газеты «Оренбургская коммуна» С. А. Колесниченко, исключенный из партии «как не заслуживающий политического доверия». Предателями были объявлены многие сотрудники областной газеты «Большевистская смена», арестованы редакторы «Орского рабочего» А. И. Иванов, А. К. Попов и многие другие.
   Только райкомы ВКП(б) Оренбургской области за 1937 г. исключили из партии как «врагов народа» 841 человека и 570 - «за связи и пособничество им». Террор обрушился и на комсомольских работников, и на рядовых членов ВЛКСМ. Был репрессирован весь состав бюро обкома комсомола. С должности первого секретаря снят и объявлен врагом народа Виктор Калашников, а также второй секретарь обкома ВЛКСМ Прусаков, вскоре они были арестованы. Ярлык «враг народа» был навешен на четырех заведующих отделами обкома. Только за четвертый квартал 1937 г. были исключены из комсомола в Оренбургской области 1064 юноши и девушки, в основном как «враждебные элементы». С таким клеймом трудно было найти место в жизни.
   Волна террора захлестнула и рядовых тружеников. Вопли о врагах народа тогдашнего наркома путей сообщения Л. М. Кагановича толкали на упорный поиск и фабрикацию таких дел. На Оренбургской железной дороге была раскрыта «троцкистская организация». Пер. вая «вредительская группа» на транспорте была «разоблачена» в конце 1936 г. Вскоре были расстреляны начальник Оренбургской железной дороги Георгий Васильевич Подшивалин и начальник политотдела дороги Георгий Евсеевич Чигеров. Затем такая же участь постигла и нового начальника Степана Терентьевича Ковылкина. По данным Оренбургского центра документации новейшей истории, с июня 1937 по июнь 1938 гг. было уволено с работы на железной дороге 1602 человека, а НКВД арестовало ИЗО «врагов народа», работающих на транспорте.
   Жертвами репрессий в тот период стали видные борцы за власть Советов на территории края и страны: маршалы А. И. Егоров, В. И. Блюхер, командармы 2-го ранга Н. Д. Каширин, М. Д. Великанов, комкор Г. Д. Гай, председатели Оренбургского губкома и губисполко-ма А. И. Акулов, А. А. Коростелев, С. П. Терехов, П. Д. Каширин, герой Октября и гражданской войны И. Д. Каширин, П. С. Курач, А. Е. Левашов, К. А. Хакимов, М. А. Шарапов и многие другие.
   Репрессии 1937-1938 гг. в Оренбурге привели к резкому ухудшению дел на производстве. План выпуска продукции за 1937 г. был выполнен на 82,4%, а план 1938 г. за 5 месяцев - только на 32%. Срок пуска Ни-келькомбината был сорван. Южуралтяжстрой январский план выполнил только на 56,4%, февральский - на 58,3%, мартовский - на 66,7%. Строительство Блявинского комбината осуществилось только на 53,4%.
   Суровые репрессии не обошли и культуру, и народное образование. Из 25 сотрудников областного отдела народного образования находились под подозрением и следствием 23. Репрессии настигли сотрудников краеведческого музея, в результате чего он на несколько лет прекратил свою деятельность.
   Установлено, что репрессии в 1937-1938 гг., по данным архива Оренбургского УКГБ, коснулись 12 тыс. оренбуржцев.

   ВОПРОСЫ
Каков был размах репрессий в Оренбуржье, когда они начались и кто стал их жертвой?

 

Л.И. Футорянский

Следующий параграф раздела

Даты: 19 в.
Источник: 
История Оренбуржья. Уч. пособие, Оренбург 1996
Опубликовано в INTERNET:
2006, декабрь


История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь  Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008