Иловайский  Д. И. Краткие очерки русской истории

--------------------------

Отделение третье

IV. Дальнейшее развитие гоударственного единства и внешнего могущества

1762

—1772—1774—1775—1785—1794—1796 1801 — 1802—1812—1815—1825—1831 — 1839—1855

НИКОЛАЙ I. 1825—1855

   14 декабря. Александр Павлович скончался во время своей поездки на юг империи в г. Таганроге, 19 ноября 1825 г. Он не оставил детей, и Россия при известии о его кончине немедленно присягнула Константину Павловичу, который находился в Варшаве. Константин еще при жизни Александра I отрекся от своего права на престол в пользу младшего брата Николая Павловича; хотя отречение это и хранилось в тайне, однако великий князь снова подтвердил его и письмом пригласил брата занять престол. 14 декабря обнародован был манифест о восшествии на престол Николая I. Первым делом молодого императора было усмирение военного мятежа.
   Столкновение с французами, война за границею и вследствие того более близкое знакомство с политическими идеями и учреждениями Западной Европы не остались без влияния на умы многих офицеров русской армии Во вторую пооловину царствования Александра между молодыми офицерами образовалось несколько тайных обществ, имевших целию преобразовать государственное устройство России («северное общество», «южное», «соединенные Славяне» и др ) Государь знал о существовании этих обществ, но не употреблял строгих мер до тех пор, пока не получил ясных сведений о составлении заговора. Незадолго перед кончиною своею он велел арестовать главных начальников заговора в армии, расположенной на юге России.
   Тогда заговорщики, находившиеся в Петербурге, поспешили привести в исполнение свои замыслы и для того хотели воспользоваться коротким междуцарствием, которое произошло вследствие отречения Константина. Они прибегли к обману и распространили между нижними военными чинами слух, будто Константин ни сколько не думал отказываться от престола. Поэтому 14 декабря, когда войска должны были присягнуть Николаю Павловичу, часть гвардии отказалась дать Присягу и с оружием в руках собралась на Сенатской площади (около памятника Петру 1), но не имея общего предводителя, остановилась здесь в нерешимости. Император между тем собрал вокруг Зимнего дворца остальные гвардейские полки. В этот день он обнаружил замечательное присутствие духа. После того, как увещания о покорности оказались бесполезными и генерал-губернатор Петербурга Милорадович был убит, государь приказал сделать нападение, атака кавалерии была неудачна, но когда артиллерия начала картечью поражать мятежников, они рассеялись в бегстве. Назначенная императором «верховная следственная комиссия» вполне раскрыла состав и замыслы тайных обществ, наиболее виновные были наказаны ссылкою в сибирские рудники, пятеро главных заговорщиков подверглись смертной казни, а солдаты, принимавшие участие в мятеже, посланы на Кавказ, чтобы в битвах с горцами заслужить себе прощение.
   Внутренняя политика этого царствования отличается охранительным характером. Сохраняя государственные учреждения, наследованные от предшественников, правительство императора Николая продолжало развивать некоторые отдельные части этих учреждений. Между ними первое место принадлежит изданию Свода законов.
   Со времен Петра Великого до Николая I почти беспрерывно сущестовали комиссии для усовершенствования русского законодательства и приведения его в стройную систему; но деятельность этих комиссий, так же как и знаменитая попытка Екатерины II оставалась почти без результатов относительно своей главной задачи (т. е. составления свода). А между тем накопившаяся в течение времени огромная масса указов, не собранных вместе и часто противоречащих друг другу, сильно затрудняла делопроизводство и покровительствовала злоупотреблениям чиновников. Император Николай, спустя полтора месяца после вступления своего на престол, приказал из последней, десятой, комиссии учредить при собственной канцелярии особое отделение для приведения в порядок русских законов и поручил это дело Сперанскому. После четырехлетней работы было издано, в 45 томах, Полное Собрание Законов, в которое вошли, начиная с Уложения царя Алексея Михайловича, почти все указы до кончины Александра I (числом более 30 000 актов). Из полного Собрания потом извлечены постановления, сохранившие свою силу, которые и составили «Свод законов Российской империи» (1833 г.). Издававшиеся после того указы собирались в отдельные томы и присоединялись к Полному Собранию под именем его «Продолжения».
   Далее заслуживают внимания новые постановления о сословиях. По учреждениям Екатерины II дворянство каждой губернии собиралось в губернский город и составляло «дворянское собрание» для выбора должностных лиц; каждый местный дворянин имел здесь право голоса. Это право с течением времени сделалось источником многих злоупотреблений: богатые помещики набирали себе клиентов из мелкопоместных и по своей воле распоряжались их голосами. Манифестом 1831 г. право голоса на дворянских выборах ограничено известною степенью имущества (100 душ крестьян или 3000 десятин земли); исключение сделано только для больших чинов. Вследствие постоянного прилива чиновников дворянское сословие чрезмерно размножалось; поэтому право приобретать потомственное дворянство ограничено было штаб-офицерским чином в военной службе и V классом в гражданской (1845 г.)* * Оно составило «Второе отделение» Его Императорского Величества канцелярии. Вслед за тем учреждено «Третье отделение», которое заменило собою министерство полиции, упраздненное в конце царствования Александра I. Управление Третьим отделением вверено шефу корпуса жандармов
   Происходившие не из дворян обер-офицеры и гражданские чиновники с IX до V класса составили сословие личных дворян, которые не могли владеть крепостными людьми, а низшие гражданские чиновники (с XIV класса до IX) пользуются правами почетных граждан.
  В 1827 г. издан благодетельный указ о пенсиях за государственную службу.
   Для управления государственными крестьянами, казенными землями, лесами и кочевыми инородцами вновь учреждено министерство г о с у д а р с т в е н н ы х  и м у щ е с т в (1837 г.); причем государственные крестьяне каждой губернии разделены на округи, округи на волости (заключающие до 6000 душ), а волости «на сельские общества». Что касается до крепостного сословия, то император Николай вскоре после вступления на престол издал манифест (26 мая 1826 г.), которым опровергались ложные слухи о перемене в правах сельского населения и возвещалось неуклонное исполнение установленного порядка. Из дальнейших указов  о крепостных замечательны следующие: запрещено продавать крепостных людей отдельно от семейств, позволено помещикам отдавать земли в пользование своим крестьянам за условные повинности, и такие крестьяне названы «обязанными» (1842 г.); крепостным позволено приобретать недвижимую собственность с согласия их помещиков.
   Внешняя политика. Между событиями внешней политики перш по времени место занимает война с Персией за границы (1826—1828); в ней прославился своими победами генерал Паскевич, назначенный главнокомандующим нашею Закавказской армиею. (Особенно замечательны его победы при Елисаветполе и взятие Эривани). Фет-али-шах по миру, заключенному в Туркманчае, уступил России ханства Эриванское и Нахичеванское и заплатил 20 000 000 рублей серебром контрибуции.

   Еще не кончилась Персидская война, как началась борьба с Турцией вследствие покровительства, которое русский государь оказывал грекам, восставшим против турецкого владычества. В октябре 1827 года русские принимали участие в знаменитом Наваринском сражении, где турецко-египетский флот был уничтожен объединенными эскадрами: английскою, французскою и русскою, весною 1828 года русская армия под начальством графа Витгенштейна вступила в княжества Молдавию и Валахию, перешла за Дунай и овладела Варною; а в следующем году новый главнокомандующий граф Дибич разбил великого визиря, перешел Бал-аны и занял Адрианополь. Между тем в Азии Паскевич взял крепости Каре, Ахалцых и занял Эрзерум, столицу турецкой Армении. Тогда султан Махмуд II заключил с Россиею мир в Адрианополе (1829 г.): он уступил России восточный берег Черного моря, признал Молдавию, Валахию и Сербию под нашим покровительством, открыл русским судам свободное плавание по Дунаю и Дарданеллам и признал независимость Греческого Королевства.
   В отношениях к европейским державам император Николай с обычною своею твердостию сохранил начала Священного союза.
   Поэтому в 1849 г., когда Франция, Германия и Италия были потрясены революционным движением, русские войска ходили на помощь Австрии против восставших венгров, и восстание вскоре было усмирено.
   Польское восстание. Учредительною Хартиею 1815 г. император Александр даровал Царству Польскому особое политическое устройство, с национальным сеймом и собственным войском. Благодаря этому устройству и внутреннему спокойствию, материальное благосостояние Польши начало было развиваться; земледелие торговля, промышленность и литература в течение 15 лет достигли значительной степени процветания. Но между тем в народе, в армии, между студентами образовались тайные общества, которые волновали умы надеждою на возвращение самобытности.
   Между тем как тайные общества приготовляли поляков к вооруженному восстанию, на Варшавском сейме, собиравшемся через каждые два года, обнаружилась открытая оппозиция правительству. Революционные движения, происходившие в Западной Европе (именно в Испании и Италии), усилили волнение умов в Польше. Наконец, Июльская революция в Париже оживила надежды на помощь французов и ускорила движение. Люди, более умеренные и благоразумные, хотя и сомневались в успехе, однако не имели мужества противиться увлечению революционной партии (состоявшей преимущественно из военной и учащейся молодежи), они молча уступили ей поле действия.
   Ночью 17 ноября 1830 г толпа заговорщиков (состоявшая большею частью из воспитанников военной школы) бросилась в Бельведерский дворец, где жил наместник Царства Польского, великий князь Константин Павлович. Великий князь успел вовремя спастись; видя, что польские войска приняли сторону мятежников, он удалился из Варшавы. Восстание быстро распространилось по всему Царству и проникло в Литву. Главнокомандующим польских войск и диктатором вначале был объявлен генерал Хлопицкий, некогда сражавшийся под знаменами Костюшки. Император двинул в Польшу 100 000 войска. Предводитель этой армии граф Дибич выиграл кровопролитное сражение при Грохове, под Варшавою; но так как он не сделал тотчас решительного нападения на столицу, то польская армия успела оправиться и пополнить свою убыль. Генерал Скжинецкий, сменивший тяжело раненного Хлопицкого, задумал неожиданным ударом уничтожить русский гвардейский корпус, который занимал отдельную позицию между Наревом и Бугом и состоял под командою великого князя Михаила Павловича. Фельдмаршал Дибич с главными силами поспешил на помощь гвардии и выиграл у поляков вторую упорную битву при Остроленке. Вслед за тем он умер от холеры, которая свирепствовала тогда в России со страшною силою (жертвою ее сделался и великий князь Константин Павлович). Место Дибича заступил граф Паскевич..
   Между тем в самом польском лагере не было единодушия, там боролись две партии: аристократическая (во главе которой стоял Адам Чарторыйский) и демократическая (одним из вождей последней был профессор Виленского университета историк Лелевель). Скжинецкий и его преемники (Дембинский, Малаховский и др.) не были способны остановить движение русских войск на Варшаву, и 25 августа 1831 г Паскевич взял приступом Волю - предместье столицы; а на другой день, после отчаянного сопротивления, сдалась и самая Варшава. Мятеж был усмирен, и главные предводители спаслись бегством за границу. В феврале 1832 г. Учредительная Хартия отменена, и Царство Польское вошло в состав Империи наравне с другими ее областями. Варшавский  и Виленский университеты были закрыты (также и Кременецкий  лицей). Для западных областей, спустя два года, основан русск ий университет св. Владимира в Киеве.
   Крымская война. Кавказ. В 1853 г. снова произошел разрыв между Россией и Турциею; поводом к этому разрыву послужило то стоятельство, что русский двор вступился за права христиан греческого исповедания в Палестине. Когда Порта ответила отказом требования императора Николая, русская армия под начальством князя Горчакова, летом 1853 г., перешла границу и заняла няжества Молдавию и Валахию; а осенью того же года русский Черноморский флот под начальством адмирала Нахимова истребил Грецкую эскадру при Синопе. Но Англия и французский император Наполеон III, опасаясь за самое существование Турции, послали ей на помощь свои войска и флоты, под предлогом подержать политическое равновесие Европы; к ним присоединилась Сардиния. (Австрия, хотя и спасенная русскою помощию во время Венгерского восстания, также приняла против нас угрожающее положение). Тогда загорелась борьба России с четырьмя объединенными державами. Союзники, пользуясь своим громадным флотом, появились почти на всех русских водах: в Черном море, Балтайском, Белом и у берегов Камчатки. Главные же военные действия сосредоточились на наших южных границах. В сентябре 1854 г. русская армия очистила княжества и перешла обратно Прут; в то же время сильный англо-французский флот высадил войско союзников в Крыму у Евпатории. Главнокомандующий Крымскою армией князь Меншиков на берегах Альмы дал сражение, но принужден был отступить. Неприятели с моря и суши осадили Севастополь, в гавани которого заперся наш Черноморский флот. В продолжение 11 месяцев длилась под Севастополем упорная и чрезвычайно кровопролитная борьба. (При защите его из русских инженеров особенно отличился Тотлебен, а из русских моряков адмиралы Корнилов и Нахимов, оба павшие геройскою смертию).   

   Попытки наших генералов штурмовать англо-французский лагерь на Инкерманских высотах и при Черной речке окончились неудачею. Русская армия, бывшая всегда предметом особых попечений императора Николая, сражалась с обычным своим мужеством и самоотвержением; но союзники имели на своей стороне превосходство военного искусства, превосходство оружия и путей сообщения; между тем как они легко получали подкрепления и продовольствие при помощи своего флота, сообщение центральной России с Крымом производилось обширными степями по просгым дорогам. (Россия имела только одну железную дорогу - между Москвою и Петербургом). Во время Севастопольской осады 18 февраля 1855 г. скончался император Николай I и на престол .вступил ныне царствующий император Александр II. Война продолжалась с тою же энергиею.
   27 августа, после страшного трехнедельного бомбардирования и решительного приступа, французы овладели Малаховым курганом, т. е. главным севастопольским укреплением, тогда русский главнокомандующий князь Горчаков (сменивший князя Меншикова) оставил разрушенный город и перевел гарнизон на северную сторону Севастопольской бухты. Между тем в Малой Азии, на южных пределах Закавказья, русские имели почти постоянный успех в битвах с турками; завоевание крепости Карса генералом Муравьевым ускорило ход переговоров о мире. Наконец, война прекратилась Парижским миром 1856 г. (18 марта). С обеих сторон завоевания были возвращены; устья Дуная, впрочем, отошли к Турции; Черное море объявлено нейтральным и открыто для торговых судов всех наций.
   Финансы государства находились в затруднительном положении еще со времен континентальной системы. Войны 1828—1831 гг. расстроили их еще более. Но в следующий за тем мирный период, продолжавшийся 16 лет, благодаря расчетливости, которою отличалось управление финансами министра графа Канкрина, дела поправились; ценность ассигнаций возвысилась, звонкая монета явилась в изобилии. В Крымскую войну борьба с двумя самыми могущественными державами потребовала огромных усилий и пожертвований. Но по своим нравственным последствиям эта война была благодетельна для России, потому что способствовала уяснению общественных недостатков Вместе с новым царствованием начались улучшения, настала новая эпоха Русской истории.
   Кроме упомянутых войн, царствование Николая I ознаменовано беспрерывными военными действиями против кавказских горцев.
   В конце царствования Павла I грузинский царь Георгий XII, умирая, завещал свое царство русскому императору, и Грузия была присоединена к России Тогда Кавказский хребет очутился между русскими владениями, и откры лась продолжительная борьба с кавказскими горцами Сначала русские ограничи вались оборонительными действиями от набегов разбойничьих племен, с назначе нием генерала Ермолова главнокомандующим (1816 г ) наше владычество мало помалу стало проникать в горы Но успехи русских были остановлены появлением новой мусульманской секты — мюридизма, который в тридцатых годах настоящего столетия с необыкновенною быстротою распространился в Кав казских горах и мелкие разъединенные дотоле племена соединил общим религиоз ным фанатизмом, из предводителей мюридов самым сильным и опасным для нас явился Шамиль, принявший высший духовный титул имама. Вытесненные из многих пунктов, русские должны были значительно увеличить свои силы и на чать трудную, упорную борьбу с грозным имамом
   Тщетно время от времени войска совершали экспедиции в разные горные области, жгли и разоряли черкесские аулы предприятия эти были отрывочны и покорение племен началось только с проложением широких лесных просек и открытием более правильных и постоянных наступательных действий (Из приемников Ермолова наиболее замечателен князь Воронцов). Между тем влияние мюридизма значительно ослабело и горные племена начали уже тяготиться деспотизмом своего имама
 

V. Взгляд на русскую образованность впервой половине XIX столетия

   Высшие классы. Петровские реформы ускорили сближение России с Западною Европою; но в этом сближении, по естественному ходу истории, долгое время участвовали одни высшие классы; оно состояло преимущественно в заимствовании внешних форм европейской цивилизации. Со второй половины XVIII столетия дети знатных дворян окружались иностранными гувернерами, преимущественно французами. В верхних слоях общества преобладал французский язык и французская литература. Женщины в особенности подвергались изнеженному воспитанию и отчуждению от национальных преданий. «Ни в одной европейской стране, - замечает иностранный путешественник (барон Гакстгаузен),— между высшим классом нет такой изнеженности и роскоши, как в России». Главная причина этого явления заключалась в существовании крепостного права, которое давало возможность без личного руда пользоваться постоянными доходами и окружать себя раболепною прислугою. Стремление к изящным европейским формам цивилизации тем не менее содействовало дальнейшему развитию вксуса и смягчению нравов. (А в эпохи, трудные для отечества, как в 1812 г, все классы народа равно проявляли высокий  патриотический дух).
   Дворянство вне чиновного класса (бюрократии) не получило большого политического и родового значения. С одной стороны, провинциальные дворянские собрания и выборы постоянно находились под влиянием администрации; с другой, реформы Петра I открыли доступ в дворянское сословие всем классам посредством чина. С тех пор постоянный прилив чиновников был так велик, что старые боярские роды почти затерялись в массе новых дворян, каковы: потомки приказного люда, дети белого духовенства, иностранцы и пр. Это был, однако, прилив наиболее энергических сил из других классов, а право собрания и выборов поддерживало в дворянстве политическую опытность. Утверждению родовой поземельной аристократии препятствовал также обычай наследства, т е. беспрерывное дробление дворянских имуществ между детьми, и переход земель в чужие руки от фамилий обедневших, хотя служба со времен Петра III была необязательна для дворян, но они по-прежнему составляли класс по преимуществу служебный; богатым дворянам служба представляла главный путь для достижения почетного, значительного положения в обществе, а бедным она давала средства. Притом, чтобы пользоваться всеми правами своего состояния (например, для участия в выборах), дворянин должен был иметь хотя первый чин. Военная служба вообще представляла хорошую практическую школу для молодежи. Она приучала ее к дисциплине, т е. к порядку и повиновению, армия сближала людей разных слоев общества, с разных концов Русской земли, и была главным хранилищем патриотических преданий.

   Служба сосредоточила массу дворян в городах и в армии; а в деревнях проживали большею частию мелкие помещики, уже оставившие службу. Богатые помещики с своею многочисленною дворнею проживали в столицах; но после 1812 г. значительная часть их рассеялась по губернским городам и способствовала здесь оживлению общежития и торговли предметами роскоши. Удаление наиболее образованных и богатых землевладельцев из своих поместий и предрассудки, порожденные крепостным правом, мешали сближению их с земледельческим сословием, а следовательно, и их цивилизующему влиянию на крестьян и на успехи земледелия.
   Крестьянское сословие, на котором основывается значение России, как государства по преимуществу земледельческого, оставалось верно своим старым обычаям, понятиям и преданиям; в его быту сохранилась та же простота и бедность. Нравы и увеселения его отличались прежнею грубостию и однообразием (вино, кулачный бой, хороводы и пр.).   Грамотность весьма медленно распространялась между крестьянами: в сказках и песнях простолюдин по-прежнему находил главное удовлетворение для своей художественной потребности. Русское население северной полосы обнаруживает более деятельный и промышленный характер, нежели в других частях империи: здесь крепостное право было развито наименее, и в основе народного характера сохранился предприимчивый дух древних новгородских и суздальских поселенцев. Самое зажиточное население встречается по Волге (напр., в Ярослав, губ.). Напротив, самое бедное - в губерниях белорусских, где при неблагодарной почве крепостное право издавна было развито наиболее, где помещичий и чиновничий класс был по преимуществу польско-католический...
   В огромном численном преобладании великорусской народности над всеми другими заключается главное условие нашего крепкого национального единства. Посредством колонизации, непрерывно подвигающейся на север и восток (за Уральский хребет), великорусское племя постепенно претворяло и продолжает претворять в славян массу туземных финских народцев. Отсутствие самобытности и низкая ступень гражданственности препятствовали этим народцам противостоять влиянию господствующего племени, более энергического и даровитого; но, усваивая себе русскую народность, они вносили собственные элементы в наружность, язык, нравы и мировоззрение великоруссов. Отсюда произошло большое разнообразие местных говоров, обычаев и верований. Кроме того, разнообразие наружных и духовных качеств населения обусловливалось, конечно, различиями географических и исторических обстоятельств.
   Городское население относительно своего быта представляет два направления. Оно разделяется на жителей податных и неподатных. Так называемое «городское общество», по учреждениям Екатерины II и согласно с развитием нашего государственного строя в XVIII в., составилось исключительно из податных классов, т. е. купцов, мещан и цеховых; в его руках сосредоточено городское хозяйство, а классы неподатные (дворяне, чиновники, разночинцы, духовенство) устранены от обязанности нести общественные службы. Право избирать в городские должности (голова, члены распорядительной думы и пр.) не было ограничено известною степенью достатка, а предоставлено толпе бедных ; мещан, которые обыкновенно подчиняются личным влиянием богатых граждан. Выборное городское управление, вполне зависимое от властей административных и подчиненное канцелярским формам, по характеру своему не отличалось от управления казенного.
   В самом образе жизни городского населения господствовало  то же раздвоение, между тем как купцы и мещане держались более  старых обычаев и по своему умственному развитию мало отличались от массы простолюдинов, многочисленный класс мелких чиновников старался подражать ь образе жизни высшему обществу, часто заимствуя у него стремление к наружному лоску и привычку жить сверх своего состояния. Наиболее деятельные и честолюбивые люди податного состояния стремились обыкновенно выйти из него (посредством средних и высших школ, казенной службы и пр.) и примкнуть к привилегированному классу; что, с одной стороны, отвлекало лучшие силы от торговли и промышленности, а с другой, чрезмерно умножало количество чиновников.
Подобное раздвоение значительно мешало городскому хозяйству придти в цветущее состояние; вместе с тем мешало и развитию так называемого «среднего состояния» в государстве. Города по большей части отличались бедностию материальных средств и высших умственных интересов. Только некоторые из них, благодаря счастливым условиям и промышленному характеру, достигли богатства и значения. Первое место занимают две столицы. После Отечественной войны, когда фабричная промышленность получила в России значительное развитие, Москва сделалась главным центром этой промышленности и внутренней русской торговли; между тем Петербург оставался главным пунктом торговли внешней.
   Далее, успехи торговли и промышленности затруднялись медленностью, дороговизною путей сообщения, а также недостатком твердого кредита. Главное же зло, которым страдала общественная жизнь и которое подрывало народное благосостояние, был недостаток добросовестности, или, другими словами, малое развитие чувства законности - наследие старых времен, поддерживаемое поверхностным просвещением и другими историческими обстоятельствами (например, издавна развившимся обычаем «канцелярской тайны»). Это зло проникло всюду: в торговлю, промыслы, суды, школы и в самую литературу. Могущественное средство против подобного зла - печатная гласность допущена в позднейшее время; она должна способствовать более правильному развитию общественного мнения.
   Наука и литература. Европейская наука после реформы Петра Великого мало-помалу начала прививаться к русской жизни,но университет и академия не скоро могли приобрести прочное влияние на общество, которое нуждалось еще в первоначальном образовании. Притом же большинство академиков и профессоров долгое время состояло из иностранцев и оставалось почти чуждо русской жизни. Только со второй четверти XIX столетия начинается заметное влияние университета на молодое поколение, когда стройно организованная система средних учебных заведений приготовила достаточное количество слушателей, а посылка молодых людей в заграничные университеты доставила многих отличных профессоров. (Министр народного просвещения граф Уваров, почитатель классического образования). Некоторые из профессоров особенно благотворно действовали на своих слушателей изящным изложением науки и возвышенным благородством своего характера; таковы Грановский — в Москве и Мейер — в Казани. Но сознательная потребность в научном образовании еще мало проникла в глубину общества, и в характере школьного воспитания отражался главный общественный недостаток распространением познаний по преимуществу поверхностных. Образование женщин еще не пользовалось серьезным вниманием общества, и число женских школ в провинциях было очень незначительно. В столицах же процветали женские воспитательные заведения императрицы Марии Феодоровны.
   Русская литература во время Александра I окончательно усвоила себе форму западноевропейской журналистики, и звание писателя приобретает почет помимо его чина и состояния. Несколько талантливых писателей своими трудами способствуют обработке литературного слога и развитию вкуса между читателями. В этом отношении особенно важны заслуги Карамзина, который в своих повестях и «Письмах русского путешественника» явился последователем и распространителем современного ему сантиментального, мечтательного направления западноевропейской литературы. Поэты его эпохи продолжали отчасти развивать риторическое направление старой школы и возвышенный тон державинской поэзии; наиболее даровитые из них были: Озеров (его трагедии: «Эдип в Афинах», «Димитрий Донской» и др., Гнедич (перевод «Илиады» Гомера) и Димитриев, известный своими сатирами; стих его отличается такою же легкостию, какою прославилась проза его друга Карамзина. Но литературный интерес пока ограничивался небольшими кружками образованных людей; журналы («Сын Отечества», «Русский Вестник», «Вестник Европы» и др.) слабо распространялись в массе читающей публики, и влияние их на целое общество было весьма незначительно; впрочем, и самое содержание их еще мало представляло современного общественного интереса. Зато переводные французские романы и некоторые русские подражания этим романам находили огромный круг читателей.
   Во второй четверти XIX столетия наша литература получает более самостоятельный характер и начинает сближаться с русскою жизнию. Сатирическое направление достигает замечательной степени развития в комедии Грибоедова (который был русским посланником в Тегеране и убит там возмутившеюся чернью в 1829 году), в неподражаемых баснях Крылова и особенно в художественных произведениях Гоголя. Эти три писателя преследуют темные стороны русского общества, особенно привычку скрывать недостатки и выставлять свою деятельность в лучшем, ложном свете. Грибоедов в своей комедии «Горе от ума» изобразил пустоту интересов и мелочность современного московского «света». Крылов под формою коротких и чрезвычайно остроумных басен метко оттенял разнообразные стороны русского быта. Он подражал французскому баснописцу Лафонтену; но внес в свои басни столько оригинального русского духа, что остался поэтом самобытным. Гоголь в главных своих произведениях (юмористическая поэма «Мертвые души» и комедия «Ревизор») воспроизвел яркие черты из мира русских чиновников и помещиков. Юмор Гоголя поражает читателя неистощимою веселостию; но в глубине его скрывается скорбное чувство. Гоголь нашел себе многочисленных последователей («натуральная школа»), которые усвоили нашей периодической литературе преимущественно форму повести и под этой формою изображали разные стороны русского быта, в границах, определенных цензурными постановлениями. Некоторые из них (напр., Тургенев), с особенною любовью посвящая свой талант изображению крестьянского быта, мало-помалу вызвали внимание к нему и сочувствие образованного класса.
   Но между тем как просвещенные литературные деятели старались о распространении научных сведений и здравых понятий в обществе, значительная часть писателей и журналистов не возвышалась над уровнем полуобразованной массы читателей; она продолжала развивать риторическое и сантиментальное направление предыдущей эпохи и вносила в литературу элементы недобросовестности. Например, внешнее могущество России (плод ее крепкого внутреннего единства) подавало повод свысока отзываться о западноевропейской цивилизации и провозглашать ее отжившею; таким образом, вместо стремления к народному самопознанию и к исправлению своих недостатков, подобные писатели поощряли в обществе излишнее самодовольство, ведущее к застою. А между тем литература по-прежнему питалась западными образцами и холодно, даже враждебно относилась к безыскусственной народной словесности, находя ее грубою и невежественною. Бесконечным содержанием для романов служило однообразное, эгоистическое чувство любви, и женщина изображалась крайне односторонне, т. е. по преимуществу как предмет этого эгоистического чувства. Литературная критика долгое время отличалась своим ничтожеством и мелочным направлением; только в сороковых годах она приобрела замечательную силу и оригинальность под пером даровитого Белинского (к сожалению, не получившего солидного образования), который умел приводить в тесную связь вопросы чисто литературные с вопросами общественными и пробуждать к ним живой интерес.
   Поэзия, основанная на западных образцах, и обработка изящного стиха нашла себе самых полных представителей в лице Батюшкова, Жуковского (последователя германской романтической школы) и Пушкина. Но последний (1799—1837 гг.) своим удивительным поэтическим чутьем понял, какие богатства заключаются в народной словесности, которая в первобытной, наивной форме раскрывает дух народа, его помыслы, его радости и страдания; он пытался найти источники вдохновения в народном эпосе, т. е. в песнях, сказках и преданиях. Он пытался также брать содержанием своей поэзии настоящее и прошлое русской жизни. В его «Евгение Онегине» отразились некоторые идеализованные черты современного дворянского быта; а чтение «Истории» Карамзина вдохновило его написать величественную историческую трагедию «Борис Годунов»** Пушкин, подобно Грибоедову, рано погиб для отечественной литературы. Он был убит на дуэли одним иностранцем. Точно так же окончил свою жизнь молодой поэт Лермонтов, сильный талант которого много обещал в будущем Из других поэтов, принадлежавших тому же времени, наиболее выдаются: Дельвиг, Языков, Баратынский и Кольцов (последний был сын воронежского мещанина, поэт-прасол). Из писателей малороссов, кроме Гоголя, заслуживают особенно внимания: Квитка (писавший под псевдонимом Основьяненко) и поэт Шевченко. Между русскими художниками первой половины XIX века приобрели наибольшую известность: живописец Брюллов, воспитанник и профессор Петербургской Академии художеств (его картина «Последний день Помпеи»), живописец Иванов («Явление Христа народу») и композитор Глинка (его опера «Жизнь за Царя»).
    Разлад литературы с родным бытом особенно мешал развитию национальной русской драмы. Наше драматическое искусство представляло бедность замечательных оригинальных произведений, при большом количестве переводов и переделок, в особенности с французского. Поэтому театр, имеющий своею высшею задачею улучшение нравов, еще не мог приобрести значительного влияния на русское общество. Лучшим представителем нашей сцены в первой половине XIX века явился артист Московского императорского театра Щепкин, который от декламаторского направления предыдущей эпохи перешел к большей простоте и естественности в сценическом искусстве.
   Из произведений наших духовных ораторов XIX в. первое место занимают труды Филарета, митрополита Московского, и Иннокентия, архиепископа Херсонского...
 

Содержание учебника Хронологические указания


История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь  Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008