«Сокровенное сказание о поколении монголов». Легенды о Чингис - хане [/blockquo

te]

«Сокровенное сказание» заключает в себе ряд сказаний о Чингис-хане, его детстве, войнах и завоеваниях. «Сказание» было написано около 1240 г. на монгольском языке и переведено также на китайский. Отрывки из «Сокровенного сказания» здесь взяты по переводу с китайского Палладия из книги «Труды членов российской духовной миссии в Пекине», т. IV, 1866. 

Детские годы Темучина

Когда раненый старик Чараха (1) лежал у себя дома, Темучжинь навестил его. Старик сказал ему: «Они увели с собой собранный отцом твоим народ и наших людей (2) ; когда я отговаривал их, они меня поранили».

Темучжинь, заплакав, ушел. Хоэлунь (3)  сама села на коня и, приказав людям взять копья с кистями, во главе их отправилась в погоню; она остановила половину народа, но остановленная половина людей тоже не захотела оставаться; все ушли вслед за Дайичиут (4).

Когда братья Дайичиут покинули Хоэлунь с детьми, Хоэлунь, женщина чрезвычайно разумная, собирала плоды, да вырывала коренья и тем питала детей своих. В таких трудных обстоятельствах воспитанные ею дети подросли; все они имели признаки царского и княжеского достоинства...

Через несколько времени Дайичиут Кирилтух (5) сказал: «Покинутые нами Темучжинь и другие дети с матерью, верно, теперь уже оперились, как птичьи птенцы, и подросли, подобно детенышам зверей». Взяв с собой товарищей, они поехали разузнать. Темучжинь с матерью, завидев приезд их, испугались; Белгутай (6) в густом лесу наломал деревьев и устроил засеку, а Хачигуня, Темугэ и Темулунь (7) , троих малых, спрятал в расщелине скалы; Хасар (8)  перестреливался с Дайичиут; Дайичиут громко крикнули ему:

«Нам надо только твоего старшего брата, Темучжиня, а других людей не надобно».

Устрашенный тем Темучжинь сел на лошадь и пустился в горный лес; Дайичиут, заметив это, погнались за ним и преследовали до горы Тергуне. Темучжинь углубился в густой лес, а Дайичиут, не могши въехать туда же, окружили лес и стерегли.

Темучжинь, пробыв в густом лесу трое суток, повел под уздцы лошадь и хотел выйти из леса, как седло с лошади упало на землю; обернувшись, он увидел, что шлея на груди и подпруга попрежнему застегнуты, и сказал: «Седло может спасть, хоть подпруга и застегнута; но когда нагрудная шлея застегнута, то как можно седлу самому упасть? Верно, само небо останавливает меня». Он воротился и еще прожил три дня. Потом, когда хотел выйти, при выходе из густого леса упал большой белый камень, в виде юрты, и загородил путь. Темучжинь опять сказал: «Верно, небо останавливает меня». Он снова вернулся и еще провел три дня. Всего прожил он в лесу девять дней с яду, ничего не евши. Напоследок он сказал: «Неужели мне умереть таким образом без вести? Лучше выйти». Он взял нож, которым строгал стрелы, срезал им деревья, росшие подле заграждавшего выход камня, и, ведя за собою лошадь, сошел с горы. Сторожившие тут люди Дайичиут тотчас схватили и увели его.

Тархутай Кирилтух, поймав Темучжиня, объявил повеление своему народу, чтобы в каждом стане Темучжиню жить сутки. Так переходил он из одного дома в другой до 16-го числа 4-й луны. В этот день Дайичиут устроили пир на берегу реки Онань.

Когда по захождении солнца разошлись по домам, они приказали одному молодому и слабому парню стеречь Темучжиня. Темучжинь, видя, что все разошлись, ударил того парня краем своей колодки в голову и сшиб его с ног, а сам убежал; добежав до леса, что на берегу реки Онань, он внутри его прилег; но, опасаясь, что его здесь увидят, вошел в стремнину реки Онань и погрузился в воду телом, выставив наружу только лицо.

Караульный, потерявший узника, громким голосом кричал: «Пойманный человек бежал!» На крик его разошедшиеся Дайичиут снова собрались и при свете луны, ясном, как днем, стали искать Темучжиня повсюду в лесу по берегу реки Онань. Сорханьшира, из рода Сулдусунь, проходя для обыска близ того места реки, где лежал Темучжинь, заметил его и сказал ему: «Вот за такую-то сметливость твою братья Дайичиут ненавидят и преследуют тебя. Будь осторожен и лежи так; я не донесу на тебя». Сказав это, он прошел мимо.

Когда Дайичиут, обыскивая на возвратном пути, толковали между собою, Сорханьшира сказал им: «Вы потеряли человека днем; а теперь, в темную ночь, как искать? Воротимся на прежнее место и обыщем места еще не осмотренные и разойдемся; а завтра снова соберемся для обыска. Куда уйдет этот человек с колодкой?» Во время возвратного поиска Сорханьшира снова проходил прежним местом и сказал Темучжиню:

«Теперь мы кончили обыск и возвращаемся; завтра опять придем искать ; теперь, когда мы разойдемся, ты уходи и сыщи свою мать и братьев; встретишь кого-нибудь, не говори, что я видел тебя». Сказав это, он ушел.

Когда все разошлись, Темучжинь подумал про себя: «Намедни, когда приказано было стеречь меня по очереди в каждом становище, во время пребывания моего в доме Сорханыпиры оба сына его, Чиньбо и Чилабунь, оказали ко мне сожаление: на ночь снимали с меня колодку и оставляли меня ночевать на свободе. Сегодня Сорханынира заметил меня, однако ж не хотел сказать о том другим; не один раз был здесь и проходил мимо. Пойду к нему; наверно, он спасет меня». Вследствие, того он пошел вниз по реке Онань искать Сорханьширу. 

Провозглашение Темучина ханом (9)

Алтань, Хучар и Сачабеки (10), - посоветовавшись целым обществом, объявили Темучжиню: «Мы хотим провозгласить тебя царем. Когда ты будешь царем, то в битвах с многочисленными врагами мы будем передовыми, и если полоним прекрасных девиц и жен, да добрых коней, то будем отдавать их тебе. В облавах на зверей мы будем выступать прежде других и пойманных [нами] зверей будем отдавать тебе.

Если мы в ратных боях преступим твои приказы или в спокойное время повредим делам твоим, то ты отними у нас жен и имущество и покинь нас в безлюдных пустынях». Так поклявшись, они провозгласили Темучжиня царем и нарекли его Чингнсом. 

Полководцы Чингис - Хана 

В то время Чжамуха (11)  был тоже у Найманей (12). Таян (13) спросил его: «Кто эти, преследующие наших, как волки, когда они гонятся за стадом овец до самой овчарни?» Чжамуха отвечал: «Это четыре пса моего Темучжиня, вскормленные человечьим мясом; он привязал их на железную цепь; у этих псов медные лбы, высеченные зубы, шилообразные языки, железные сердца. Вместо конской плетки у них кривые сабли. Они пьют росу, ездят по ветру; в боях пожирают человеческое мясо. Теперь они спущены с цепи; у них текут слюни; они радуются, Эти четыре пса: Чжэбе, Хубилай, Чжэлме и Субеэтай (14) ». Таян сказал: «Коли . так, то подальше от этих презренных людей». Он отступил и, поднявшись по горе, остановился.

Потом он опять спросил: «Кто эти следующие затем отряды, похожие на жеребят, когда они, насосавшись молока, резвятся и бегают кругом своей матки?». Чжамуха отвечал: «Это два рода: Уруут и Манхут, которые убивают всех мужчин с копьем и мечем и снимают с них платье». Таян сказал: «Так удалимся еще подальше от этих презренных людей»; и он приказал еще подняться на гору и, остановившись, опять спросил Чжамуху: «Кто это позади, как голодный коршун, порывающийся вперед?» Чжамуха отвечал: «Это мой Темучжинь аньда (15) , одетый с ног до головы в железную броню; он прилетел сюда, словно голодный коршун. Видишь ли его? Вы говорили прежде, что только дада (16)  появится, так от него, как от барашка, не останется и копыт с кожей. Посмотри же теперь». Таян только проговорил: «Страшно!» и приказал еще подняться на гору.

Он опять спросил: «Кто это позади со множеством ратников?». Чжамуха отвечал: «Это сын матери Хоэлунь, воспитанный человечьим мясом. Тело его в три человеческих роста; он съедает зараз трехгодовалого барана; одет в три железные брони и приехал на трех сильных быках. Он проглотит целого человека с луком и стрелами так, что тот не засядет у него в горле; съест целого человека, да еще не сыт. Когда он разгневается, то стрелою Анхуа (17), через гору, пронзит десять или двадцать человек; когда с ним станут драться, он метнет стрелу Коибур и, хоть через широкую степь, пронижет человека вместе с  латами. Из большого лука он попадает за 900 шагов, из малого лукава 500 шагов. Он не похож на обыкновенных людей, словно большой удав. Называется он Чжочихасар». Таян сказал: «Если так, то вместе поднимемся на высокую гору».

Потом опять спросил: Жто тот, что позади всех?». Чжамуха отвечал: «Это самый младший сын Хоэлунь по имени Отчигинь. Он ленив; любит рано ложиться и поздно вставать; но в дружине ратников он никогда не опаздывал». Тогда Таян поднялся на вершину горы. 

Назначения и пожалования Чингис - хана

Когда Чингис собрал под свою власть народы разных улусов, то в год тигра (18) на вершине реки Онань он водрузил знамя с девятью белыми хвостами и воссел царем. Доблестного витязя Мухали он пожаловал князем; Чжэбе он повелел преследовать Бучулука (19) ; управил (20) народами дада; кроме царских зятьев пожаловал тысячниками 95 человек, трудившихся вместе с ним в созидании царства.

Чингис сказал: «Раздав должности царским зятьям и 95 тысячникам, я награжу еще тех из них, которые отличились особенными заслугами». Он велел Шигихутуху (21) позвать Боорчу, Мухали (22) и других. Шигихутуху сказал: «Заслуги Боорчу и Мухали больше чьих, что еще хочешь наградить их? Я, с малолетства принятый к тебе в дом, до полного возраста не отлучался от тебя; мои заслуги меньше чьих заслуг? Теперь чем ты наградишь меня?» Чингис сказал ему: «Ты сделался моим шестым братом и имеешь право на удел, равный уделам братьев. Избавляю тебя от наказания за 9 преступлений (23). Теперь, когда я только что утвердил за собою все народы, ты будь моими ушами и очами. Никто да не противится тому, что ты скажешь. Тебе поручаю судить и карать по делам воровства и обманов; кто заслужит смерть, того казни смертью; кто заслужит наказание, с того взыскивай; дела по разделу имения у народа ты решай. Решенные дела записывай на черные дщицы, дабы после другие не изменяли...»

Чингис сказал Хубилаю: «Ты усмирял крутых и непокорных; ты да Чжэлме, Чжэбе и Субеэтай словно четыре свирепых пса у меня; куда бы я ни посылал вас, вы крепкие камни разбивали в куски, скалы низвергали, глубокую воду останавливали; потому-то в битвах я велел вам быть впереди; четырем витязям: Боорчу, Мухали, Бброулу и Чила-уню—быть за мной, а Чжурчэдаю и Хуилдару—стоять передо мной для того, чтобы сердце мое было спокойно. Теперь ты, Хубилай, во всех ратных делах и распоряжениях будь старшим»...

Чингис сказал старику Усуню: «Усунъ!.. Ты старший потомок Баа-линя (24): тебе следует быть беком; будучи беком, езди на белой лошади, одевайся в белое платье и в обществе садись, на высшее место; выбирай добрый год и луну (25) и, по рассуждении, да чтут (26) и уважают»...

Чингис сказал Сорханынире: «В малолетстве моем, когда Тархутай Кирилтух с братьями рода Дайичиут изловили меня, ты с сыном своим скрыл меня у себя, велел дочери своей, Хадаань, прислуживать мне и отпустил меня; эту услугу вашу я день и ночь помнил; а вы поздно пришли ко мне от Дайичиут, и я теперь только могу наградить вас. Какой награды вы хотите?»: Сорханьшира и сын его отвечали: «Нам хотелось бы по воле ставить становища в Меркитской (27) стране Се-ляньгэ; а еще чем наградить нас, то сам, царь, придумай». Чингис сказал: «стов Мрачковского  С.В. и Уфимцева С.И. (инициалы не точно помню). В областном парт, архиве имеется листовка 1921 года за подписями Уфимцева, Дидковского и др. рабочей оппозиции, затем Дидковский сам при разборе его дела свердловским горкомом ВКП(б) 9.XII.1935 года признал, что он был лично друг и связан с Мрачковским, Уфимцевым и др. лидерами троцкизма, а также разделял платформу троцкизма, нигде от нее официально ни в печати, ни в выступлениях не отмежевался... Руководя Уралгеологтрестом, он его довел до развала. Причинил стране многомиллионные убытки, не дал стране запасов полезных ископаемых, окружил себя чужаками, всячески их оберегая. Белогвардейцу Китаеву Г.Г. купил за счет треста дом, чужаку Шапиро под всяческими ссудами выдавал пособие из спецфонда...

В годы 1932, 1933,1934 Дидковский буквально находился в Москве и Ленинграде под предлогом командировок, а потом бывал в Уфалее - на Урале гнездо троцкистов - не исключена возможность, что он все это использовал для связей...

По моему глубокому убеждению, что он до сих пор идейно от троцкизма не разоружился, а только затаился...

Я очень прошу указать мне - если все это известно и я не прав, может быть Дидковский Б.В. заслуживает доверия у партии и правительства, тогда у меня не будет недоразумений, и надо отметить этому все удивлены, кто знал все дела Дидковского, что он до сих пор не разоблачен как троцкист.

Факты все правильные, но я прошу мою фамилию не объявлять... 

СОЦДОО. Ф. 4. Оп. 104. Д. 571. Л. 22-24.

Даты: 1936, август
Источник: История России. 1917 - 1940. Хрестоматия / Сост. В.А. Мазур и др.; под редакцией М.Е. Главацкого. Екатеринбург, 1993
Опубликовано в INTERNET: 2001, ноябрь


История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь  Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008
2609 130316615 Рунич Дмитрий Павлович - 1778-1860 гг.