Речь депутата Церетели (лидер с. д. фракции) на заседании Государс

твенной думы

26 мая 1907 г.

text-align: justify; margin: 0.8em 0pt; padding: 0pt">...Я перехожу к выяснению наших разногласий с представителями центра. Принцип принудительного отчуждения земли есть объективно принцип освободительного движения, но не все стоящие за этот принцип, сознают или хотят признать все те выводы, к которым обязывает этот принцип. Докладчик конституционно - демократической фракции депутат Кутлер, возражая против нашего требования принудительного отчуждения земли без выкупа, указал на то, что не только помещичья, но и многая другая собственность приобретена несправедливыми путями, и он заключил отсюда, что идти на уничтожение собственности одного какого-нибудь вида является неосновательным, несправедливым и нелогичным. Это конечно своеобразный способ понимания справедливости, но фракция народной свободы идет дальше и уже сама изменяет собственному принципу, предлагая принудительное отчуждение с выкупом только помещичьих земель. Разве принудительное отчуждение, хотя бы и с выкупом, есть то признание помещичьей собственности во всей ее силе, о котором говорил депутат Кутлер? Почему мы, не находя возможным уничтожение в настоящий момент всей собственности, считаем тем не менее необходимым уничтожение помещичьей собственности... я вынужден пояснить, на чем основано это наше требование, и в чем залог его осуществимости. С выяснением этого вопроса станет ясно и то, кто более последователен и логичен, мы ли, требующие принудительного отчуждения без выкупа, или конституционно - демократическая фракция, требующая принудительного отчуждения с выкупом по справедливой оценке. В своей первой речи я указывал уже, что историческое оправдание помещичьего землевладения исчезло еще в XVIII веке, когда  экономическое развитие страны сделало необходимым преобразование дела обороны страны на новых началах, когда помещики перестали нести государственную службу и, тем не менее, земли, дававшаяся им раньше в личное пожизненное владение в уплату этой службы, была закреплена за ними в потомственное владение. Уже тогда этот факт отразился в сознании крестьянства, как величайшая историческая несправедливость, но в то же время не назрели еще условия для падения этого режима. Только с развитием капитализма выяснилась не только несправедливость помещичьего землевладения, но и несовместимость его с дальнейшим развитием страны. Впервые это выразилось в Крымском разгроме, который вынудил правительство к реформе, называемой освобождением крестьян. Но освобождение крестьян было лишь частичным разрушением старого уклада; противоречие между развитием страны и помещичьим землевладением продолжало обостряться все более и более...

Мы переживаем не эпоху крестьянских бунтов, которые искони подавлялись, а эпоху великой буржуазной революции ... требование принудительного отчуждения земли сделалось требованием, связанным с дальнейшим развитием страны. Ясно теперь, насколько правы те, которые упрекали нас в непоследовательности, говоря, что мы должны были бы требовать конфискации фабрик и заводов, раз мы требуем конфискации помещичьего землевладения. Это придет еще, когда назреют условия для социальной революции. Но этих условий еще нет и для их создания нужно прежде всего покончить со старым, крепостническим режимом, уже осужденным историческим режимом. Эта необходимость настолько диктуется жизнью, что сами кадеты были вынуждены признать принцип принудительного отчуждения земли, хотя стараются всеми силами ослабить его применение...

... Стремление вознаградить помещиков за этот выкуп на счет народа не выдерживает критики ни с точки зрения интересов народа, которые требуют радикального изменения распределения землевладения, требуют радикальных мер для борьбы с острым крестьянским малоземельем, — ни с точки зрения справедливости, на которую пытались было опереться представители кадетской фракции. И потому вместо несмелого, не доведенного до конца шага, предполагаемого кадетской фракцией, вместо принудительного отчуждения с выкупом по справедливой оценке, Государственная Дума обязана сделать смелый и решительный шаг, обязана принять принудительное отчуждение без выкупа в пользу крестьянства. Только в этом случае сумеет она выполнить свою историческую миссию. 

Перехожу к соображениям, представленным народническими фракциями. Прежде всего я должен оговориться, что если в вопросе о способах отчуждения земли мы к этим фракциям стоим гораздо ближе, чем к фракции народной свободы, то в вопросе о формах землепользования, мы от них стоим дальше...

Само уравнительное землепользование, по нашему мнению, является утопией неосуществимой, является мерой, которая способна только ухудшить положение беднейших слоев крестьянского населения и деревенского пролетариата и затормозит весь ход экономического развития. Ведь наделяя всех землей в равной мере, представители народнических фракций не считают в настоящий момент возможным наделить их всех, этих крестьян, соответствующим количеством инвентаря. И если это так, если останется все-таки широкий слой крестьян, не имеющих собственных хозяйств, если останется широкий сдой деревенского пролетариата и полупролетарских элементов, крестьянской бедноты, то какая польза будет им от того, что им будет дана по трудовой норме земля, которую им нельзя будет ни сдавать в аренду, ни продавать? Если даже предположить, что, при разрешении аграрного вопроса, окажется возможным наделение всех неимущих инвентарем, то капиталистический строй - строй, основанный на соперничестве, на конкуренции отдельных хозяйств, строй, делающий этих хозяев зависимыми от рынка, сделает неизбежным новое возникновение неравенства среди крестьян.

Кроме того, уравнительное землепользование, стремясь закрепить мелкую форму хозяйства, тем самым создает преграды для развития производительных сил, создает преграды для дальнейшего развития страны и тем самым отдаляет момент, когда падут оковы классового угнетения и исчезнет вполне классовое неравенство. Не давая по существу того, что она обещает, не уничтожая в деревне неравенства и классовой борьбы, эта мера способна лишь затемнить сознание деревенского пролетариата, который бы поддался этой иллюзии и стремился бы, считал бы возможным в рамках существующего капиталистического строя достигнуть осуществления равенства и тем самым ослабил бы энергию борьбы за будущий строй, который единственно способен дать ему полное освобождение.

Председатель Совета Министров огульно указал на то, что левые фракции признают необходимость национализации земель. Я от имени социал-демократической фракции решительно должен заявить, что идея национализации земель вполне чужда этой фракции. Мы не считаем возможным передавать земельный фонд в руки государства, ибо для управления этим фондом, для распоряжения этими землями государство будет вынуждено создать целую армию чиновничества, которая не в состоянии будет применяться к разнообразным особенностям местностей и, будучи оторванной от населения, не сумеет использовать свои права в выгодах этого самого населения. С другой стороны, объявление всего земельного фонда достоянием центрального правительства явилось бы величайшею несправедливостью по отношению к мелким национальностям, входящим в состав российского государства, которые ни в коем случае не примирились бы с этим положением вещей. И наконец, мы не хотим давать в руки государства эту страшную силу, эту экономическую власть над всем населением, тем более, что в случае реставрации, в случае захвата в той или иной форме государственной власти представителями старого порядка, мы этим самым дали бы в руки врага народа, стремящегося отнять у него все завоевания свобод, оружие для побед над этим пародом. В противовес всем другим предложениям мы выставляем требование принудительного отчуждения всех частновладельческих, казенных, удельных и других земель и передачи их в распоряжение широких самоуправлений, избранных на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования. В этих самоуправлениях мы будем отстаивать то, чтобы отчужденная земля была закреплена за крупными демократическими органами местных самоуправлений. Конечно, этой мерой мы не обещаем уничтожения неравенства, мы не обещаем уравнения всех в довольстве. При существующем капиталистическом строе, как я уже указал, неравенство будет во всяком случае, и его обойти невозможно, не уничтожив капиталистических основ. Крупное хозяйство будут вести те, у кого будут орудия производства для обработки достаточно широкой площади, но будут обрабатывать землю, снимая ее в аренду у муниципалитетов, но разница от нынешнего состояния будет та, что тот доход, который теперь получает землевладелец в виде аренды, в виде доходов, проистекающих из монопольного владения землей с одной стороны и от лучшего качества этой земли с другой, этот доход будет отбираться общественными самоуправлениями и потребляться на общественные нужды, и так как эти самоуправления будут в руках широких слоев населения, беднейших слоев населения, то, конечно, действительное употребление этих средств на народные нужды будет обеспечено.

...При муниципализации земли уничтожается необходимость раздробления крупных хозяйств, где сохранились образцовые формы ведения землевладения. Муниципалитеты сами могут завладеть этими хозяйствами и организовать образцовые хозяйства, где будут обеспечены человеческие условия существования, рабочим будет обеспечено их право на сокращение труда, и эти муниципалитеты будут подвергать строгому контролю хозяйства, которые будут вестись на арендуемых у них участках.

Вместе с тем, конечно, в момент переворота, в момент аграрного кризиса, муниципалитеты всюду, где это окажется возможным, будут отдавать безземельным, неимущим крестьянам землю в аренду даром, поскольку это окажется возможным, снабжая их необходимым инвентарем. В заключение я должен указать на то, что муниципалитеты, сплачивая широкие слои деревенского населения в широкие демократические организации, сплачивая их вокруг таких насущных вопросов, как вопрос о распределении земли, интересующий крестьян, сближая крестьянство с более прогрессивными слоями городского населения и прежде всего с пролетариатом, создают тем самым могучий оплот демократизма, оплот, который будет в состоянии противостоять всяким попыткам реставрации к уничтожению нового общественного строя, к замене его старым порядком. Наше разногласие с представителями народнических фракций глубоки, и закрывать глаза на эти разногласия, конечно, не приходится. Но эти разногласия не являются вопросом сегодняшнего дня. Мы убеждены, что с развитием освободительного движения, по мере того, как развяжутся руки страны, окованной военнополевым режимом, сама жизнь покажет правильность и жизненность наших идей. На очереди дня стоит борьба с этим военнополевым режимом, борьба за уничтожение старой  крепостнической государственности. Председатель Совета Министров, возвышаясь на государственную точку зрения, заявил, что предложение наше сводится к коренному перевороту в России. «Им нужны», говорил он, «великие потрясения, нам нужна великая Россия».

В противовес этому я привожу слова другого государственного деятеля, не какого - нибудь крамольного агитатора, а слова прусского канцлера Гарденберга, который в своем докладе от 12 сентября 1807 г. писал королю: «та мысль, что избегнуть революции возможно путем защиты старого строя, путем упрямого отстаивания его основы, привела лишь к развитию и укреплению революции. Могущество идей революции так велико, они так распространены и общепризнаны. что государство, оказывающееся принять их, должно рухнуть, или же его заставят принять их». Она не рухнет, конечно, молодая, великая, мощная Россия; она не задохнется в тисках обветшалого режима. То великое, всенародное пробуждение, которое уже совершилось, та великая всенародная борьба, которая вот уже несколько лет все шире и шире разливается по лицу земли русской, есть несомненный залог того, что она своим могучим напором сумеет прорвать преграды, поставленные ей на пути, и, возродившись к новой жизни, смелыми шагами пойдет к той обетованной земле, к тому заветному будущему, к которому стремится все культурное человечество Европы под великим знаменем борющегося пролетариата 

Россия. Государственная дума. Второй созыв, Т. 2. С. 1225-1235

Даты: 1907
Источник:  От абсолютизма к демократии. Политическая жизнь капиталистической России (1861 - февраль, 1917). Документы и материалы к семинарским занятиям по отечественной истории / Сост.: Богатырева О. Н., Попов Н. Н. 
Изд - во УрГУ. Екатеринбург, 1991 
Опубликовано в INTERNET: 2002, май


История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь  Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008