Соборное Уложение 1649 г.

ГЛАВА XI СУД О КРЕСТЬЯНEX
а в ней 34 статьи

  1. Которые государевы дворцовых сел и черных волостей крестьяне и бобыли, выбежав из государевых дворцовых сел и исчерных волостей, живут за патриархом, и

ли за митрополиты, и за архиепископы, и епископом, или за монастыри, или за бояры, или за околничими и за думными и за комнатными людьми, и за стольники и за стряпчими и за дворяны московскими, и за дьяки, и за жильцы, и за городовыми дворяны и детьми боярскими, и за иноземцы, и за всякими вотчинники и помещики, а в писцовых книгах, которые книги писцы подали в Поместной в и(ы)ные приказы после московского пожару прошлого 134-го году, те беглые крестьяне, или отцы их написаны за государем, и тех государевых беглых крестьян и бобылей сыскивая свозити в государевы дворцовые села и в черные волости, на старые их жеребьи по писцовым книгам з женами и з детьми и со всеми их крестьянскими животы без урочных лет.
2. Такъже будет кто вотчинники и помещики учнут государю бити челом о беглых своих крестьянех и о бобылях, и скажут, что их крестьяне и бобыли, выбежав из-за них, живут в государевых в дворцовых селех, и в черных волостях, или на посадех в посадских людех, или в стрельцах, или в казаках, или в пушкарях, или в и(ы)ных в каких нибудь в служилых людех в Замосковных и в Украинных городех, или за патриархом, или за митрополиты, или за архиепископы и епископы, или за монастыри, или за бояры, и за околничими и за думными и за комнатными людьми, и за столники, и за стряпчими, и за дворяны московскими, и за дьяки, и за жилцы, и за городовыми дворяны и детми боярскими, и за иноземцы, и за всякими вотчинники и помещики, и тех крестьян и бобылей по суду и по сыску отдавати по писцовым книгам, которыя книги писцы в Поместной приказ отдали после московского пожару прошлого 134-го году, будет те их беглыя крестьяне, или тех их беглых крестьян отцы, в тех писцовых книгах за ними написаны, или после тех писцовых книг те же крестьяне, или их дети, по новым дачам написаны за кем в отделных или в отказных книгах. А отдавати беглых крестьян и бобылей из бегов по писцовым книгам всяких чинов людем без урочных лет.
3. А кому доведутся беглыя крестьяне и бобыли по суду и по сыску отдать, и тех крестьян отдавати з женами и з детми и со всеми их животы, и с хлебом стоячим и с молоченым. А владенья за тех крестьян на прошлыя годы до сего нынешняго уложения не указывати. И которые крестьяне будучи в бегах дочери свои девки, или сестры, или племянницы выдали замуж за крестьян тех вотчинников и помещиков, за кем они жили, или на сторону в и(ы)ное село или в деревню, и того в вину не ставити и по тем девкам мужей их прежним вотчинником и помещиком не отдавать, потому что о том по нынешней государев указ государевы заповеди не было, что ни кому за себя крестьян не приимати, а указаны были беглым крестьяном урочныя годы, да и потому, что после писцов во многия годы вотчины и поместья за многими вотчинники и помещики переменилися.
4. А кому беглые крестьяне и бобыли будут отданы, и у тех людей, в тех их крестьянех и в бобылях и в их животах государевых дворцовых сел и черных волостей приказным людем и вотчинником и помещиком имати отписи за их руками впередь для спору. А отписи велети писать на Москве и в городех площадным подьячим, а в селех и в деревнях, где площадных подьячих не будет, велеть такие отписи писати иных сел земским или церковным дьячком, и давати такие отписи за своими руками. А которые люди грамоте не умеют, и тем велеть к тем отписям в свое место руки прикладывать отцем своим духовным, или кому они верят, сторонним людем, а своим попом и дьячком и людем никому таких отписей писать не велеть, для того чтоб в таких отписях ни у кого, ни с кем впередь спору не было.
5. А у которых вотчинников и помещиков в писцовых книгах написаны крестьянские и бобыльские пустые дворы, или места дворовые, а про крестьян и бобылей тех дворов в писцовых книгах написано, что те крестьяне и бобыли бежали из-за них в прошлых годех до тех писцовых книг, а челобитья их по се время о тех крестьянех ни на кого не бывало, и по тем пустым дворам и по дворовым пустым местам в тех крестьянех и бобылях суда не давать для того, что они во многие годы о тех своих крестьянех ни на кого государю не бивали челом.
6. А из-за кого беглые крестьяне и бобыли по суду, и по сыску и по писцовым книгам будут отданы исцом, или бес суда кто отдаст по уложенью, и тех крестьян по челобитью тех людей, за кем они в бегах жили, записывать в Поместном приказе за теми людми, кому они будут отданы. И из-за кого они будут взяты, и с тех помещиков и с вотчинников государевых поборов никаких по переписным книгам за них не имать, а имать государевы всякие поборы с тех вотчинников и помещиков, за кем они по отдаче учнут жить во крестьянех.
7. А у которых вотчинников по суду и по сыску и по писцовым книгам крестьяне взяты будут и отданы исцом ис купленых их вотчин, а купили они те вотчины у вотчинников с теми крестьяны после писцов, и в купчих те крестьяне у них написаны, и тем вотчинником, вместо тех отдаточных крестьян, взяти на продавцах таких же крестьян со всеми животы и с хлебом стоячим и с молоченым, из и(ы)ных их вотчин.
8. А у которых вотчинников и помещиков в прошлых годех о беглых крестьянех и о бобылях суд был, и с суда кому в таких беглых крестьянех, то сего государева указу, отказано прежним указом блаженныя памяти великого государя царя и великого князя Михаила Феодоровича всеа Русии указными леты, и велено тем беглым крестьяном и бобылям жить за теми людьми, за которыми они указные лета зажили, или у которых помещиков и у вотчинников о беглых же крестьянех и бобылях в прошлых годех до сего государева указу была полюбовная зделка, и по полюбовной зделке кто кому своих крестьян поступился, и записьми укрепилися, или челобитные мировые подали, и тем всем делам быть по тому, как те дела вершены до сего государева указу, а вновь тех дел не всчинать и не переговаривать.
9. А которые крестьяне и бобыли за кем написаны в переписных книгах прошлых 154-го и 155-го годов, и после тех переписных книг из-за тех людей, за кем они в переписных книгах написаны, збежали, или впредь учнут бегати: и тех беглых крестьян и бобылей, и их братью, и детей, и племянников, и внучат з женами и з детьми и со всеми животы, и с хлебом стоячим и с молоченым
отдавать из бегов тем людем, из-за кого они выбежат по переписным книгам, без урочных лет, а впредь отнюд никому чюжих крестьян не приимать, и за собою не держать.
10. А будет кто с сего государева уложенья учнет беглых крестьян, и бобылей, и их детей и братью и племянников приимать и за собою держать, а вотчинники и помещики тех своих беглых крестьян за ним сыщут, и им тех их беглых крестьян и бобылей, по суду и по сыску, и по переписным книгам отдавать з женами и з детьми, и со всеми их животы и с хлебом стоячим и с молоченным и з земляным без урочных же лет. А сколько они за кем с сего государева уложенья в бегах поживут, и на тех, за кем учнут жити, за государевы подати и за помещиковы доходы взяти за всякого крестьянина по десяти рублев за год, и отдавати исцом, чьи те крестьяне и бобыли.
11. А будет кто на кого учнет государю бити челом о беглых же крестьянех и бобылях, а в писцовых книгах тех крестьян и отцов их за исцом и за ответчиком ненаписано, а написаны те крестьяне за исцом или за ответчиком в переписных книгах прошлых 154-го и 155-го годов, и тех крестьян и бобылей отдавати по переписным книгам тому, за кем они в переписных книгах написаны.
12. А будет у кого с сего же государева указу из вотчины или ис поместья збежит крестьянъская дочь девка, и збежав выйдет замуж за чьего кабалнаго человека, или за крестьянина, или кто у кого с сего государева указу крестьянскую дочь девку подговорит, и подговоря выдаст за своего кабальнаго человека, или за крестьянина или за бобыля, и тот, из за кого она збежит, учнет об ней бити челом государю, и по суду и по сыску сыщется про то допряма, что та девка збежала, или подговорена, и ее тому, из за кого она выбежит, отдати и с мужем ея и з детьми, которых она детей с тем мужем приживет, а животов мужа ее с нею не отдавати.
13. А будет та беглая девка выйдет замужь за чьего человека, или за крестьянина за вдовца, а до нея у того мужа ея будут дети с первою его женою, и тех мужа ея первых детей исцу не отдавати, а быти им у того, у кого они в холопстве или во крестьянстве родилися.
14. А будет истец учнет с тою беглою девкою искати сносу, и ему в том дати суд, и с суда учинити указ, до чего доведется.
15. А будет из за кого збежит крестьянка вдова, а муж ея за тем, из за кого она выбежит, написан в писцовых или в отделных книгах и в выписях, или в и(ы)ных в каких крепостях во крестьянех или в бобылях, а збежав та крестьянка выдет замуж за чьего кабалного человека, или за крестьянина, и ту крестьянку вдову тому помещику, за кем первой ея муж в писцовых или в переписных книгах, или в выписях и в и(ы)ных крепостях написан, отдати с мужем.
16. А будет первой муж тоя вдовы за тем, из за кого она выбежит, в писцовых и в переписных книгах и в ыных каких крепостях не написан, и той вдове жити за тем, за чьего она человека или за крестьянина замуж выдет.
17. А будет из за кого выбежит крестьянин или бобыль, и в бегах дочь свою девку или вдову выдаст замужь за чьего кабальнаго человека или за крестьянина или за бобыля того, к кому он прибежит, а после того тот беглой крестьянин по суду доведется отдать з женою и з детьми тому, из за кого он выбежит, и с тем беглым крестьянином или и з бобылем прежнему его помещику отдать и зятя его, за кого он в бегах дочь свою выдаст. А будет у того зятя его будут дети с первою его женою, и тех его первых детей челобитчику не отдавати.
18. А будет такой беглой крестьянин или бобыль в бегах дочь свою выдаст замужь за чьего кабальнаго или стариннаго человека, или за крестьянина, или за бобыля иного помещика или вотчинника, и ту крестьянскую дочь, которая в бегах будет замужь выдана, отдати исцу с мужем же ея.
19. А будет которой помещик или вотчинник ис поместья своего, или из вотчины, или чьи прикащики и старосты, крестьянских дочерей девок или вдов учнут отпускати итти замужь за чьих людей или за крестьян, и им тем крестьянским дочерям, девкам и вдовам, давати отпускныя за своими или за отцов своих духовных руками, впередь для спору. А вывод имати за те крестьянския дочери по договору. А что кто выводу возмет, и то в отпускных писати имянно.
20. А будет к кому в вотчину и в поместье придут какия люди, и скажутся, что они вольныя, и похотят те люди за ними жити во крестьянех или в бобылях, и тем людем, к кому они придут, роспрашивати их, какие они вольные люди, и где их родина, и за кем жили, и откуды пришли, и не беглые ли чьи люди и крестьяне и бобыли, и есть ли у них отпускныя. Да которые отпускных у себя не скажут, и помещиком и вотчинником про таких людей проведывати подлинно, прямо ли они вольные люди, и проведав подлинно, приводит их того же году к записке к Москве в Поместной приказ, а казанцом и казанских пригородов в Казань, а новгородцем и новгородцких пригородов в Новъгород, а псковичам и псковских пригородов во Псков. А в Поместном приказе и в городех воеводам таких вольных людей по тому же роспрашивати, и речи их записывати подлинно. Да будет те люди, которых приведут к записке доведутся по их роспросным речам отдати во крестианство тем людем, кто их к записке приведет, и тем людем, кому они отданы будут во кристианство, велети тех людей к роспросным речам во взятье руки прикладывати.
21. А будет кто вотчинник или помещик прихожево человека приведет к записке, не проведав подлинно, а за таких людей учнут иматися во крестианстве, и тех людей во крестиане исцом отдавать по суду и по сыску и по переписным книгам з женами, и з детьми, и з животы. Да на тех же людех, кто не проведав подлинно примет чюжаго крестьянина, или бобыля, имати на те годы, сколько за кем жил, за государевы подати и за вотчинниковы и помещики доходы по десяти рублев на год, для того, не проведав подлинно, не приимай чюжаго.
22. А которые крестианские дети от отцов своих и от матерей учнут отпиратися, и тех пытати.
23. А которые всяких чинов люди, хотя беглых чюжих крестьян и бобылей за собою укрепить, возмут на них кабалы или записи во многой съсуде, и кому те беглые крестьяне и бобыли по суду и по сыску будут отданы, и они на тех людей по тем ссудным записям и кабалам в той ссуде учнут бити челом, и тем людем, у кого такия ссудныя и кабалы и записи будут, отказывати, и по тем ссудным кабалам и по всяким крепостям им суда не давати и тем кабалам и ссудным записям не верити, а имати те записи и кабалы у них в Приказ, и записывати в книги, а тех беглых крестьян и бобылей отдавати старым вотчинником и помещиком со всею съсудою. А тем людем, у кого те беглые крестьяне или бобыли будут взяты, в той съсуде отказывати, не приимай чюжих крестьян и бобылей, и не давай им съсуды.
24. А у которых вотчинников и помещиков крестьян их братья, и дети, и племянники написаны в переписных книгах во дворех со отцы своими и с племянем вместе, а после переписки отделилися и учали жити себе дворами, и тех дворов в утайку не ставити, и лишними дворами не называти, и в Поместном приказе их не записывати, потому, что они в переписных книгах написаны со отцы своими и с племянем вместе. И въпредь, сентября с 1-го числа нынешняго 157 году, о утаеных дворех никому государю не бити челом, и в Поместном приказе о том ни у кого челобитен не приимати для того, что в прошлом во 154-м и во 155-м годех по государеву указу за всякими вотчинники и за помещики крестьян и бобылей переписывали стольники и дворяне московские за крестным целованием, а которые писали не по правде, и в те места посыланы переписывати вдругоряд, а за неправое писмо перепищиком учинено жестокое наказание.
25. А которые всяких чинов люди учнут на ком искати беглых своих крестьян и их крестьянских животов, а напишет в и(ы)ску тех крестьянских животов рублев на пятьдесят и болши, или кто на ком учнет беглых своих крестьян искати а в и(ы)сковой челобитной животов крестьянских имянно, сколко каких животов, и цены им не напишет, а ответчик тех крестьян за собою не скажет, и доведется до веры, и за тех крестьян, против исковой челобитной, за всякую голову класти по четыре рубли, а за глухие животы по пяти рублев, а в больших животах вершити по суду.
26. А кто ответчик во крестьянех не запрется, а про животы скажет, что к нему тот крестьянин пришол без животов, а истец скажет, что крестьянин его к тому его ответчику пришол з животы, а сколько каких животов у того крестьянина его было, и того в и(ы)сковой своей челобитной и цены тем крестьянским животам не напишет же, а доведетца до веры же, и за такие крестьянские глухие животы у веры класти по пяти же рублев, а крестьян, взяв у ответчика, отдати исцу.
27. А кто на суде в чьем крестьянине запретца и отцелуетца, а после тот крестьянин, в котором он отцелуетца, объявитца у него, и того крестьянина взяв у него, отдать исцу со всеми животы против исковой челобитной, а ему за вину, что он крест поцелует не на правде, учинить жестокое наказанье, бить его кнутом по торгом по три дни, что бы про то было ведомо многим людем, за что ему такое наказанье указано учинить, и бив его по торгом кнутом по три дни, посадить его в тюрму на год, и впредь ему ни в чем не верить, и ни в каких делех ни на кого суда не давать.
28. А в которых крестьянех ответчики на суде не запрутца и доведутца те крестьяне по суду взяв у ответчика отдать исцу, и тех крестьян отдавати исцом во крестьянство з женами и з детьми, которых детей тех беглых крестьян хотя и в писцовых книгах не написано, а живут они со отцом своим и с матерью вместе, а не в разделе.
29. А которые ответчики учнут на суде в беглых крестьянех и в их крестьянских животах запиратца, а после того у веры у крестнаго целованья тех крестьян они у себя скажут, и учнут исцом отдавать, а в животах их учнут попрежнему запиратца, и на них те крестьянские животы велеть доправить, и отдать исцом без крестнаго целованья, потому что они на суде во всем запиралися, в людех и в животах, а после того крестьян отдают, а животами их сами хотят корыстны быть.
30. А за которыми помещики и вотчинники крестьяне и бобыли в писцовых, или во отдельных или во отказных книгах, и в выписях написаны на поместных их и на вотчинных землях порознь, и тем помещикам и вотчинником крестьян своих с поместных своих земель на вотчинныя свои земли не сводити, и тем своих поместей не пустошити.
31. А будет которыя помещики и вотчинники крестьян своих учнут с поместных своих земель сводити на вотчинныя свои земли, а после того поместья их даны будут кому иным помещиком, и те новые помещики учнут государю бити челом о тех крестьянех, которыя с поместных земель сведены на вотчинныя земли, что бы тех крестьян с вотчинных земель отдати на поместныя земли, с которых они сведены, и тем новым помещиком тех крестьян с вотчинных земель на поместныя земли отдавати со всеми их крестьянскими животы, и с хлебом стоячим и с молоченым.
32. А будет чьи крестьяне и бобыли учнут у кого наймоватися в работу и тем крестьяном и бобылем у всяких чинов людей наймоватися в работу, по записям, и без записей, поволно. А тем людем, у кого они в работу наймутся, жилых и с(з)судных записей и служилых кабал на них не имати и ничим их себе не крепити, и как от них те наймиты отработаются, и им отпущати их от себя безо всякаго задержания.
33. А от которых всяких чинов от помещиков и от вотчинников и с порубежных городов бегают за рубеж люди их и крестьяне, а быв за рубежем, пришед из-за рубежа, у старых своих помещиков и вотчинников жити не похотят, учнут просити воли, и тех беглых людей и крестьян роспрашивая отдавати старым их помещиком и вотчинником, из за кого они бегали, а воли им не давати.
34. А от которых вотчинников и помещиков, которыя испомещены в порубежных городех люди их и крестьяне бегают зарубежь в немецкую и в литовскую сторону, и за рубежем женятся на беглых же жонках и на девках разных помещиков, и женяся выходят из за рубежа к старым своим помещиком и вотчинником, и как они выдут, и те их старыя помещики учнут государю бити челом один о девке или о жонке, что шла его крестьянка за того беглого крестьянина, а ответчик его учнет говорить, что крестьянин его на той беглой девке или на жонке женился за рубежем в бегах, и им по суду и по сыску в тех их беглых людех и во крестьянех дати жеребей, да кому жеребей выметца, и тому за девку, или за жонку, или за мужика дати выводу пять рублев, для того, что они оба были в бегах за рубежем.


ГЛАВА XII О СУДЕ ПАТРИАРШИХ ПРИКАЗНЫХ, И ДВОРОВЫХ ВСЯКИХ ЛЮДЕЙ, И КРЕСТЬЯН
а в ней 3 статьи
 

1. На патриарших приказных и на дворовых людей и на детей боярских и на крестьян и на всяких чинов людей, которые живут в патриарших в домовых вотчинах, во всяких делех суд давати безсрочно на патриарше дворе, потому что при прежних государех и блаженные памяти при великом государе царе и великом князе Михаиле Феодоровиче веса Русии ни в которых приказех на них суда не давали, а судили их на патриарше дворе, что судные дела слушает и указывает патриарх.
2. А будет патриарши приказные люди в каком деле праваго обвинят, а виноватаго оправят по посулом или по дружбе, или по недружбе, и тем людем, кто будет обинен не по делу, на тех патриарших приказных людей бити челом государю, и по тому челобитью спорные дела ис патриарших приказов взносити к государю и ко всем бояром. Да будет сыщетца, что патриарши судьи кого обинят не по делу, и тем патриаршим судьям за их неправду указ чинить против того же, как указано о государевых судьях.
3. А которые патриарши приказные и дворовые люди и дети боярские и патриарши крестьяне учнут в которых приказех на каких людех всяких дел искати, а ответчики на них в тех же приказех, не
сходя с суда, учнут встречно искать, и на них суд давать в тех же приказех.

ГЛАВА XIII О МОНАСТЫРСКОМ ПРИКАЗЕ
а в ней 7 статей

1. На митрополитов, и на архиепископов, и епископов, и на их приказных, и на дворовых людей, и на детей боярских, и на их крестьян, и на монастыри, на архимаритов, и игуменов, и на строителей, и на келарей, и на казначеев, и на рядовую братью, и на монастырских слуг, и на крестьян, и на попов, и на церковной причет, во всяких делех, по нынешнее государево уложение, суд даван в Приказе Болшаго Дворца.
А ныне государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии, по челобитью столников, и стряпчих, и дворян московских, и городовых дворян, и детей боярских, и гостей, и гостиные, и суконные, и иных разных сотен и слобод и городовых торговых и посадских людей, указал Монастырскому приказу быти особно, и на митрополитов, и на архиепископов, и на епископов, и на их приказных и дворовых людей, и на детей боярских, и на их крестьян, и на монастыри, на архимаритов, и игуменов, и на строителей, и на келарей, и на казначеев, и на рядовую братью, и на монастырских слуг, и на крестьян, и на попов, и на церковной причет, во всяких исцовых искех суд давати в Монастырском приказе.
2. А которые митрополичьи, и архиепископли, и епископли приказные и дворовые люди, и дети боярские, и крестьяне, также и розных монастырей архимариты, и игумены, и строители, и келари, и казначеи, и соборные и рядовые старцы, и монастырские слуги, и крестьяне учнут в котором приказе искати всяких чинов на людех, а ответчики после его ответу учнут по челобитным на тех исцах искати своих исковых дел, и тем ответчиком на митрополитов, и на архиепископов, и на епископов, и на архимаритов, и на игуменов, и на строителей, и на келарей, и на казначеев, и на соборных и на рядовых старцов, и на митрополичих, и на архиепископлих, и на епископлих приказных, и на дворовых людей, и на детей боярских, и на монастырских слуг, и на крестьян, по их исковым челобитным, суд давати в тех же приказех, против их ответчиковых челобитен.
3. А которые патриарши, и митрополичи, и архиепископли, и епископли, и монастырские, и бояр, и околничих, и думных, и всяких чинов московских людей, прикащики, и крестьяне живут в городех во властелинских и в боярских вотчинах и в поместьях, и на тех патриарших и митрополичих, и на архиепископлих, и на епископлих, и на монастырских, и на боярских, и всяких чинов людей, на прикащиков, и на людей их, и на крестьян в городех всяких чинов городовым людем, и на городовых людей патриаршим и иных властелинским, и монастырским, и боярским, и околничих, и думных, и всяких чинов московских людей прикащиком, и крестьяном давать суд по дватцеть рублев, а больши дватцети рублев и в вотчинных и в поместных и в холопьих делех на них в городех суда не давать, опричь тех городов, в которых городех по государеву указу бывают с воеводами дьяки, и опричь понизовых городов, которые городы ведают в Казанском Дворце.
4. А на которых служилых людех учнут искати исков своих духовнаго чину люди и монастыри, а в челобитных их будут написаны имена архимаритов, и игуменов, и келарей, и казначеев, и старцов, и попов, и дьяконов, и били будет, и бесчестили, и грабили их самих, или им самим какие обиды учинили, и в тех искех, где челобитье иноческаго и священническаго чину, по преданию Святых Апостол и по правилом Святых Отец, быти жеребью, а крестному целованью не быть, для того, только архимариту, и игумену, и попу, и дьякону, или в их место кому крест целовать, и тому не священствовать.
5. А будет в челобитных написаны будут имена властелинские, и старческие, и попов, и дьяконов, а обиды какия починилися в вотчинах их, или инде где слугам их, или крестьяном, в каких делех нибудь, и в тех искех жеребью не быть, а давать им с слугами и с крестьяны веру, крестное целованье.
6. А будет которые исцы или ответчики, мирские люди, учнут бити челом, чтобы духовнаго чину людей в и(ы)скех вместо веры и жеребья, допрашивати патриарху, и митрополитом, и архиепископом, и епископом, священническаго чину по священству, а иноков по иноческому обещанью, и тем бы судные дела вершить, и тем мирским людем, исцом и ответчиком, с священническим, и иноческим чином дать на волю, чего они похотят, по жеребью ли, или по святительскому допрашиванью, и к тем скаскам мирским людем велеть руки прикладывать, да по тому и дела вершить.
7. А на пашенных на всяких людей в управных делех суд давать на те же сроки, на которые сроки указано будет суд давати на дворян и на детей боярских потому, что за крестьян своих ищут и отвечают они же дворяне и дети боярские во всяких делех, кроме татьбы и разбою, и поличного и смертных убийств.


ГЛАВА XIV О КРЕСТНОМ ЦЕЛОВАНИИ
а в ней 10 статей
 

1. Которым Московскаго государства всяких чинов русским людем доведетца по судным делам изо всех приказов крест целовать, и им или за них людем их крест целовать в розных исках трожды. А возрастом бы те люди были, кому целовати крест, в дватцать лет, а меньши дватцати лет не целовать и ко кресту таких не припускать. А у кого таких людей не будет, и им за себя целовать крест самим.
2. А будет кто сам, или за кого люди его поцелуют крест в розных искех трожды, а после того будет кто учнет на нем чего искать, или он сам на ком чего учнет искать, а по тем делам дойдет до веры, и похочет он в и(ы)сцове, или в своем иску крест целовати в четвертые, и то дело вершить сыском, а крестнаго целованья в том деле ему не давать. А будет про то дело сыскать нечем, и то дело розымать пыткою.
3. А будет на русских людех учнут искать литва, или немцы, или татаровя, или иные всякие иноземцы, а в том их иску доведетца крест целовать русским людем, а иноземцом крест ставить, и русских людей в и(ы)ноземцовых искех ко кресту приводить в приказех, где которой иноземец учнет искати, а крест для того держати в приказе написав на иконе. Так же будет и русской человек учнет искати на иноземце, а к вере доведетца приводити иноземца, и иноземцов к вере приводити по их вере в приказех же.
4. А которой человек Московскаго государьства взыщет на чюжеземце чего нибудь, и чюжеземец в том его иску даст ему на душю, и он в том своем иску похочет крест поцеловать, и ему в том дать на волю. А будет он в том своем иску креста поцеловать не похочет, или на нем на самом учнет чего искать чюжеземец, а он в том чюжеземцове иску креста целовати не похочет же, и учнет бити челом, чтоб ему с чюжеземцом в вере дати жеребей, кому крест целовать, и им в том дати жеребей, и чей жеребей выметца, и тому поцеловав крест, свое и взяти, или отцеловатца.
5. А которым людем исцом, или ответъчиком доведетца целовать крест, и ко кресту приводить самим, а людей у них нет, и те исцы и ответчики сами будут меньши дватцати лет, лет в пятнатцать, а переменитца им будет неким, и тем исцом и ответчиком по неволе крест целовать, и ко кресту приводить самим, хотя кто и меньши дватцати лет. А меньши пятинатцати лет никому креста не целовать, а целовати за них крест тем, кто за них в суде будет. А наемным людем и подставою креста не целовать, и ко кресту не приводить никоторыми делы.
6. А быть у крестнаго целованья дворянину да подьячему, для береженья из сотен целовалником. А крест целовати исцом и ответчиком в своих искех в сентябре, в октябре со 2-го часа по 6-й час дни; в ноябре, в декабре, в генваре, в феврале с 1-го часа по 5-й час дни; в марте, во апреле, в мае, во июне со 2-го часа по 7-й час дни; во июле, во августе с 3-го часа по 6-й час дни; а после указных часов и в вечере креста не целовати. А велети исцом и ответчиком у крестнаго целованья ставитися три дни. А которые люди истец или ответчик у крестнаго целованья на третьей ставке не станет самовольством, без челобитья, или и станет, да во указныя часы креста не поцелует, или кто кого в те часы ко кресту не приведет, и того тем обвинити.
7. А которые люди учнут на ком искати своих исков, а в жалобе напишет того самого, до кого ему будет дело, до человека его имянно, и ответчик возмет на душю человеку своему, и имя тому человеку скажет, и в таком деле крест целовати ответчикову тому человеку, которой его человек будет в жалобе написан, а не тому, кого тот ответчик в суде имянем скажет.
8. А которые исцы ищут на ответчиках рублев трех сот и больши, а на суде даст ответчик на душю исцу, и в том иску крест целовати одному человеку, кому ответчик поверит. А будет ответчик возмет на душю своему человеку, и в человеке дати на волю исцу, кому истец поверит. А кто на ком ищет не сходя с суда по двум или по трем челобитным разных исков, а ответчик в тех во всех искех возмет себе на душю, или даст исцу на душю, а опричь веры крестнаго целованья тех дел вершити будет нечем, и в тех искех ответчику, или исцу крест целовати во всяком иску порознь.
9. А кто крест поцелует, или кто кого ко кресту приведет не на правде, и сыщется про то допряма, и тем людем за то чинити жестокое наказание, против того, как о том писано выше сего в суде о крестьянех.
10. А в правилех Святых Отец про крестное целование написано. Будет крестьянин крестьянина напрасно приведет к крестному целованию, и велит крест поцеловати, и он крест поцелует на том, что он прав, и таковаго по нужди кленьшагося великий Василий на шесть лет запрещению подлагает, сиречь от церкве отлучает, по осмьдесят второму правилу своему. А будет велможа крест поцелует, или велит кому иному крест поцеловати накриве, и таковых священником в церковь Божию не пущати и в домы их не приходити, и Божественаго пения в домех у них не пети. А будет поп учнет в чьем нибуди дому Божественое пение пети, а такия ротники, которые учинили крестное целование накриве, тут же будут, и их из тоя храмины вон выслати. А кто крест поцелует накриве, и тому великий Василий в шестьдесят четвертом своем правиле полагает запрещение на десять лет, два лета да плачется, три лета да послушает Божественных Писаний, четыре лета да припадает, и едино лето да стоит с верными и потом Божественнаго причащения причастится. О томже царя Льва Премудраго новая заповедь 72-я повелевает кленущемуся во лжю язык урезати, аще после обличен будет. А кто покаяния просит, и поп даст ему заповедь на та лета, в понедельник, в среду, и в пяток единою днем ясти хлеб с укропом, во вторник же и в четверток дважды с варивом без масла. И того ради подобает отцем духовным детей своих духовных поучати и наказовати страху Божию, и чтобы промежю себя и в соседстве жили любовно, не крали, и не разбивали, и не ябедничали, и на лжи не послушествовали, и чюжаго не восхищали, и сами не обидили, и скверными речьми не укорялися, и накриве бы креста не целовали, и именем Божиим во лжу не ротилися и не клялися, занеже православным християном крестное целование ротою и накриве в конец отречено бысть священными правилы, но вдан от Христа християном крест на освящение и просвящение и на отгнание врагов видимых и невидимых, и того ради православным християном достоит святому кресту верою покланятися и истинною, и чистотою, и того честнаго креста целовати со страхом, и с трепетом, и с чистою совестию, и целуяй тако крест освящает себе и от болезни и от недуг всяческих исцелевает.
А не верою и не истинне на лжи целуяй крест, и той бо лжи обещник есть, и не исцелно вреждает себе, и по Писанию яко христоубийца вменяетца таковый поругатель честному кресту. Всего злее преступати крестное целование, и целовати святыи крест, или икона Святыя Богородицы, или иного Святаго образ. Се бо видев Захария пророк, сходящ серп огнян с небесе на землю, и вопроси, что есть Господи серп сей; и рече, гнев Божии есть, посылается от руки Божия на тех, иже ходят накриве к роте, да поженет пламень их, и душа предастся огню негасимому. Да и в выписях к крестному целованью сию статью из правил Святых Апостол и Святых Отец по всем судным делам писать, и велеть тое статью у крестного целованья подьячим вычитать истцам и ответчиком при многих людех вслух, чтобы про то всякие люди ведали, как про крестное целование в правилех Святых Апостол и Святых Отец написано.
А которые люди к кому приставят не в больших искех, в рубле или меньши рубля, и тем давати к и(ы)ску их жеребей. А кто учнет искати болши рубля, и в том иску давати крестное целование.


ГЛАВА XV О ВЕРШЕНЫХ ДЕЛАХ
а в ней 5 статей
 

  1. У кого будет тяжба в чем нибудь с митрополиты, или со архиепископы, или с епископы, или с монастыри, и те власти с ними в тех делах помирятся, и записми укрепятся, что им впредь тех дел не всчинати, а после того в тех местех будут иныя митрополиты, или архиепископы, или епископы, и в монастырех архимариты, и игумены, и келари, и строители, и учнут те прежния дела всчинати, а про прежних властей учнут говорити, что те прежние власти мирилися, и записи давали не делом, и тому их челобитью не верити, и тех дел не переделывати, быти по тому, на чем помирилися прежние власти.
  2. А будет у которых помещиков или у вотчинников тяжба будет с кем нибудь о крестьянех, или о бобылях, или о землях и о всяких поместных и вотчинных угодьях, и в том они с кем помирятся, и записми укрепятся, что им впредь тех дел не всчинати, а после того тех помещиков и вотчинников поместья их или вотчины даны будут иным помещиком или вотчинником, и новые помещики или вотчинники учнут те прежния дела всчинати, а про прежних помещиков и вотчинников учнут говорити, что те прежние помещики или вотчинники в тех делах мирилися, и записи на себя давали неделом, и тому челобитью новых помещиков и вотчинников не верити, и старых дел не всчинати, а быти тем старым делам по тому, на чем помирилися прежние помещики и вотчинники.
  3. А будет кто помещик, или вотчинник ис поместья своего, или из вотчины крестьянина своего или бобыля отпустит на волю и отпускную ему даст, а тот крестьянин, или бобыль написан за ним в писцовых книгах, а после того то поместье, или вотчина отдана будет кому иному, и новой помещик, или вотчинник о том крестьянине или о бобыле, котораго отпустил прежней помещик или вотчинник, учнет бити челом, что того крестьянина или бобыля прежней помещик или вотчинник отпустил неделом, и чтобы того крестьянина или бобыля отдати ему, и будет которой крестьянин или бобыль отпущен из вотчины с отпускною, и того крестьянина новому вотчиннику не отдавати. А будет которой крестьянин отпущен будет ис поместья, и того крестьянина по писцовым книгам отдати новому помещику потому, что ис поместей помещиком крестьян на волю отпускати не указано.
  4. А которыя судныя всякия дела всяких чинов людей во всех приказех по государеву указу и по боярским приговором вершены до нынешняго уложенья, и тех судных дел впредь не всчинати, и быти тем делам по тому, как те дела вершены прежде сего.

О третейском суду

  5. А будет кто истец и ответчик поговоря межь собою полюбовно, пойдут на суд перед третьих, и дадут на себя третьим своим запись, что им их третейскаго приговору слушати, а будет они третейскаго приговору не станут слушати, и на них взяти государева пеня, что государь укажет, да третьим бесчестье. И по той их записи третьие дело их вершат и дадут исцу и ответчику розныя приговоры: один третей исца оправит, а ответчика обвинит, а другой третей ответчика оправит, а исца обвинит, и по челобитью исца или ответчика то третейское дело и приговоры и третейскую запись у третьих взяти в приказ. Да будет та запись написана з государевою пенею и то третейское дело вершити по суду и по третейскому приговору, которой третейской приговор написан будет против судного дела. А которой приговор написан не делом, и тот приговор оставити, а третьему за тот неподельной приговор учинити наказание, или по записи взяти на нем пеня, что государь укажет, да на нем же велети тому, кого он не по делу обвинит, доправити проести и волокиты с того числа, как то дело зачнется, да по то число, как то дело вершится, по гривне на день.
  А в которой третейской записи государевы пени будет не написано, и того третейского дела у третьих в приказ неимати. А будет третьие дело вершат, и правому на виноватаго приговор дадут оба один, а тот, на кого они приговор дадут, учнет на них бити челом государю, что они его не по делу обвинили, и по тому его челобитью у третьих дела в приказ не имати же, потому что он тех третьих себе сам излюбил, и быти тому делу по тому, как третьие приговорят.

Глава XVI

Даты: 17 в.
Источник: 
Хрестоматия по истории СССР. Т.1, М., 1940, сс.380-385
Опубликовано в INTERNET: 2007, январь


История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь Архив  Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008