Лекция 10. Россия во второй четверти XVIII века.
Дворцовые перевороты

проф. Миненко Н.А.

История России с древнейших времен до второй половины  XIX века
Курс лекций . Ч. 1.  Под ред. академика Личмана Б.В. Уральский гос. тех. ун - т, Екатеринбург,  1995


2. Положение сословий

      Наследникам Петра I досталась страна, переживавшая тяжелый послевоенный кризис. К тому же последние годы правления Петра бы

ли отмечены сильными недородами. Катастрофически росло число недоимщиков; наблюдалось массовое бегство крестьян на Дон, в Польшу, на Урал и в Сибирь. Проявлением недовольства народа непосильными тяготами служили широко распространившиеся слухи о Петре - "антихристе" и о "подменном" царе. "Мужики от податей разорились, оскудели. Какой у нас царь? Царишка! Измотался весь. Оставил Москву, живет в Питере... Пропал весь народ от податей!" - говорил один из крестьян. "Какой он царь! - подхватывал другой.- Он враг, оморок мирской...".
   Разорением крестьян были недовольны и помещики. Они требовали снижения государственных поборов с крепостных, принятия эффективных мер по борьбе с бегством, предоставления им длительных отпусков для наведения порядка в имениях. Правительство Екатерины I не могло не реагировать на сложившуюся ситуацию. Уже 2 февраля 1725 г. генерал-прокурор Ягужинский предложил сенаторам обсудить вопрос о снижении подушной подати. Предложение это получило одобрение Сената и императрицы - 74-копеечная подушная подать была сокращена до 70 копеек. В октябре того же года Ягужинский представил Сенату доклад "О содержании в нынешнее мирное время армии и каким образом крестьян в лучшее состояние привесть". В докладе говорилось о тяжелом положении крестьян, страдающих от податей, недородов, злоупотреблений властей. Вопросы, поднятые Ягужинским, обсуждались не только в Сенате, но и в Верховном тайном совете. Было решено отстранить от сбора податей военные команды (Ключевский писал, что эти команды, "руководившие сбором подати, были разорительнее самой подати") и передать его воеводам и губернаторам. Екатерина I распорядилась также вывести армейские полки "с вечных квартир" (солдаты и офицеры при Петре были размещены по обывательским домам в городах и деревнях) и расселить их подгородними слободами. Мера эта, несомненно, облегчала положение крестьян, поскольку содержание полков ложилось, по словам Ключевского, "тяжелым и обидным бременем" на деревню; постоянно "у солдат с мужиками" случались "несогласия".
   В 1727 г. было установлено отпускать две трети офицеров и рядовых из дворян в отпуска, чтобы они могли привести в порядок свои имения. Вообще дворянство чрезвычайно тяготилось теми ограничениями, которые ввел для них Петр I, в частности обязанностью бессрочной службы. В проектах, поданных в 1730 г. Анне Иоанновне, дворяне предлагали ограничить обязательную службу определенным сроком и освободить их от наиболее тяжелых ее видов (например, на кораблях в матросах). Но только через 6 лет появился закон, который ограничивал срок этой службы 25-ю годами. Часть дворян освобождалась от службы вообще: из нескольких сыновей отец - дворянин мог одного оставлять дома "для содержания экономии". Когда после окончания русско-турецкой войны в 1739 г. этот закон вступил в действие, дворяне, выслужившие 25-летний срок, массами стали подавать прошения об отставке.
   В правление Анны Иоанновны дворянство добилось удовлетворения и некоторых других своих требований. Так, в 1731 г. ему было возвращено право распоряжения вотчинами, ограниченное законом Петра I о единонаследии: дворянам снова разрешалось делить свои имения между всеми детьми. Предписывалось "впредь с сего указа как поместья, так и вотчины, именовать равно одно недвижимое имение - вотчина". Таким образом, юридически упразднялись поместья как особая категория условных земельных владений (собственником которых считалось государство) - все имения отныне признавались полной собственностью своих владельцев. В результате, по заключению В. О. Ключевского, "огромный запас населенных государственных земель, какими были поместья, окончательно и безвозмездно отчуждался в частное владение". Анна Иоанновна производила и новые пожалования земель дворянам из государственного фонда. Правда, еще больше дворянских имений конфисковывалось, "отписывалось" в казну.
   Предпринимались меры по закреплению права владения землей и крепостными в качестве исключительной привилегии дворянства (указы 1730, 1739, 1740 гг.). Эта политика была продолжена в царствование Елизаветы Петровны. В итоге, как пишет Ключевский, потомственное дворянство "монополизировало в своей среде крепостное душевое и земельное владение". С целью оказания экономической помощи помещикам в 1754 г. учреждается государственный Дворянский банк, который выдавал ссуды под залог имений.
   Расширялась судебно-полицейская власть помещиков над крепостными. В частности, указом от 6 мая 1736 г. помещику предоставлялось право самому определять меру наказания крестьянина за побег. Сбор подушной подати с крепостных был передан их владельцам. В указе от 2 мая 1758 г. говорилось об обязанности помещика наблюдать за поведением своих крепостных. Наконец, указ от 13 декабря 1760 г. предоставлял помещикам право ссылать крепостных за проступки в Сибирь на поселение с зачетом их за рекрутов.
   Права крепостных крестьян последовательно сокращались: в 1727 г. им запрещается поступать на военную службу без согласия помещика; в 1730 г. запрещается приобретать недвижимые имения, в 1731 г .- вступать в откупа и подряды, "кроме найму подвод и судов и каких-либо работ", в 1734 г. - заводить фабрики. В 1741 г. крепостные крестьяне были исключены из числа лиц, обязанных приносить присягу монарху; отныне, следовательно, они уже не признавались подданными государства, а рассматривались как подданные их господ. Указ 1761 г. лишал крепостных права давать векселя и принимать на себя поручительства без дозволения помещика.
   Вместе с тем правительство не желало разорения крепостной массы. В апреле 1734 г., например, был издан Указ, обязывающий помещиков кормить своих крестьян в неурожайные годы, ссужать их семенами. В том же году вышло еще одно распоряжение Анны Иоанновны, которое грозило дворянам за неисполнение апрельского указа жестоким наказанием. И при Екатерине I и при Анне Иоанновне в правящих верхах/обсуждался вопрос о законодательном ограничении крестьянских повинностей, которые они выполняли в пользу своих господ. В 1734 г. обер-прокурор Сената А. Маслов, пользовавшийся поддержкой императрицы, представил ей проект указа, в котором ответственность за рост крестьянских недоимок возлагалась на "бессовестных" помещиков, отягощавших своих крепостных излишними работами и оброчными платежами; указ предписывал Сенату установить "меру" крестьянских оброков и барщины. Анна Иоанновна, однако, решила с этим указом "обождать" - ей была известна резко негативная реакция на проект Маслова членов Сената.
   Таким образом, можно заключить, что в целом абсолютистское государство проводило продворянскую политику - дворянство являлось его главной социальной опорой. Но имели место и расхождения между запросами дворянства и правительственным курсом. Это было связано с пониманием властями того обстоятельства, что экономическое могущество государства держится на "податных классах". В одобренном императрицей и Сенатом проекте отмены внутренних таможен, составленном в 1753 г. графом П. И. Шуваловым, прямо заявлялось, что "главная государственная сила состоит в народе, положенном в подушный оклад". Кстати, отмена в 1753 - 1754 гг. внутренних таможен и всех таможенных "мелочных сборов" содействовала развитию крестьянской торговли. Больше, конечно, от этой меры выиграли государственные крестьяне, не находившиеся в зависимости от помещиков, поскольку в государственной деревне товарно-денежные отношения оказывались развитыми сильнее, чем в помещичьей.
   Вообще положение государственных крестьян было несравненно лучше, чем частновладельческих. Число их на протяжении второй четверти ХVIII в. растет; увеличивается их удельный вес в общей массе крестьянства. В конце первой четверти столетия, середине 1740-х и начале 1760-х гг. непосредственно государству принадлежало соответственно 19, 39 и 40 % крестьян от общей массы крестьянского населения России. В абсолютных цифрах это составляло 1049 тыс. душ мужского пола, 2552 тыс. и 2914 тыс. душ. Количество государственных крестьян росло и за счет присоединения новых территорий к России, и за счет естественного прироста, и вследствие конфискации помещичьих имений.
   Сильно ухудшила положение части государственных крестьян приписка их к казенным и частным мануфактурам, на которых они должны были выполнять отработки в счет подушной подати. Особый размах приписка крестьян к заводам получает с 30-х гг. столетия. Так, к середине XVIII в. к казенным железоделательным и медеплавильным заводам Урала было приписано около 25 тыс. душ мужского пола На мануфактурах Алтая к 1760 г. трудилось более 17,5 тыс. душ приписных крестьян. Количество приписанных к частным металлургическим заводам в середине ХVIII в. превышало 100 тыс. душ. Это свидетельствовало о расширении применения на мануфактурах принудительного труда. Огромное значение в данном случае имел и указ от 7 января 1736 г., согласно которому за частными мануфактурами были "навечно" закреплены примерно 12500 квалифицированных работников. Указ закреплял за предприятиями не только самих работников, но и их детей. Поводом для его издания послужило ходатайство крупнейших текстильных мануфактуристов.
   Правительство шло навстречу владельцам мануфактур, заботясь о развитии отечественной промышленности. Как известно, еще в 1721 г. им разрешали покупать деревни вместе с крепостными крестьянами. Анна Иоанновна в 1736 г. под давлением дворянства лишает мануфактуристов этого права, но в 1744 г. оно было им возвращено. К 60-м гг. общее количество купленных крестьян только в текстильной промышленности составляло 18 тыс. человек. Указ от 20 марта 1762 г. совершенно запрещал промышленникам покупать крестьян как с землей, так и без земли. Екатерина II впоследствии подтвердила этот запрет.
   Значительное усиление применения принудительного труда в мануфактурной промышленности повлекло за собой временное уменьшение роли найма в обеспечении ее рабочими руками. Так, в казенной промышленности Урала в 1740-х гг. наемные составляли около 2 % от общего числа работных людей. Вовсе отсутствовал в эти годы наем в суконном производстве. Однако примерно в 50-х гг. намечается возрастание отношений найма на указанных мануфактурах. Например, на мануфактурах Москвы с 1753 г. по 1762 г. было зафиксировано увеличение наемных работников (по сравнению с периодом 1745 - 1752 гг.) более, чем в 2 раза.

   сс. 199 - 203



Следующий раздел  лекции Важнейшие даты и события

Переход к лекциям [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12][13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22]

История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008