Историк Ключевский В. О. о быте русских помещиков  во времена Екатерины  II  Великой

По ироничн

ому замечанию В.О. Ключевского "проще всех" в усадьбах устраивались те, которые, располагая большими средствами и некоторым вкусом, старались искусством прикрыть неправильность своего житейского положения. Удаляясь от столичного шума, добровольный отшельник где-нибудь в глуши Владимирской или даже Саратовской губернии, в стороне от большой дороги, среди своих 20 тыс. десятин земли воздвигал скромную обитель во 100 комнат, окруженную корпусами служб с несколькими сотнями дворовых слуг.

   Все музы древней Греции при содействии доморощенных крепостных ученых, художников, артистов и артисток призывались украсить и оживить этот уголок светского отшельника, тайного советника или капитана гвардии в отставке. Гобелены, обои, разрисованные от руки досужим сельским мастером, портреты, акварели, гравюры, удивительные работы сюжеты из античной древности, амфилада из 20 зал и гостиной с перспективой, замыкаемой по обоим концам колоссальной фигурой Екатерины II, вышитой шелками и с необыкновенно свежим подбором колеров, в одной из угольных задних комнат ряд больших завешанных темно-зеленой материей книжных шкафов с надписями "Historia", "Phisique", "Politique", в другой - домашний театр с тремя рядами кресел в партере, а подле - зала в два света, от потолка до пола увешанная портретами, - живая история 18 века в лицах, где-нибудь в углу особо от других тщательно вырисованная на полотне типическая фигура с тлеющими угольными глазами, игольчатым носом и идущим ему навстречу загнутым и заостренным подбородком - известная фигура Вольтера, а наверху дворца уютная келейка, украшенная видами Франции, где под желтым шелковым пологом покоится веселый собеседник хозяина m-r Grammont, самоотверженный апостол разума, покинувший родную Францию, чтобы сеять просвещение среди скифов Сердобского уезда. В доме на стенах глаз не находил места, ни завешанного наукой или искусством, не оставалось щели, через которую могли бы проникнуть в этот волшебный фонарь уличный свет или житейская проза.

   А за домом тянулся обширный парк с 42 просеками и дорожками и 10 храмами-беседками на перекрестках - приют новых чар и воображения. Все дорожки и беседки имели свои названия, которые рисовали воображению либо приманки общежития, либо художественные образы, либо только приятные воспоминания. Были беседки Славы, Дружбы, Истины, вместилище чувствий нежных, дорожки приятного наслаждения, уединения, неожиданного утешения, истинного разумения, постоянного друга, веселой мысли, милой жены, жаркого любовника, верных любовниц, услаждения самого себя, наконец дорожка Марии Антоновны, т.е. французской королевы Марии Антуанетты с ее мраморным бюстом.

   Что делали и как жили обитатели этих изящных приютов ? Один из них, екатеринский вельможа и дипломат князь А.Б. Куракин , холостой отец 70 детей, перед лестницей своего деревенского дворца на Хопре выставил для сведения гостям свою программу, один из пунктов которой гласил:      "Хозяин почитает хлебосольство и гостеприимство основанием взаимственного удовольствия в общежитии, следственно видит в оных приятные для себя должности".

   Итак, жили для друзей и наслаждались их обществом, а в промежутках уединения любовались, читали, пели, писали стихи - словом, поклонялись искусству и украшали общежитие. "Это была приторная и распущенная идиллия барского сибаритства, воспитанная беззаботной праздностью крепостного быта".


История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008