Среда обитания

*************************************************************************************-->

ПРИРОДУ ЖАЛКО: НЕ ПЕЙЗАЖ, А СВАЛКА…

Можете ли вы себе представить, что прямо из квартиры отходы попадают в усовершенствованный мусоропровод? Нет ни запаха, ни пыли — вмонтирована вентиляционная система. Затем из мусоропровода, находящегося в доме, отходы поступают в районный пневмопровод, а оттуда — на полностью автоматизированный перерабатывающий завод. Затем, в свою очередь, не загрязняя окружающей среды, этот завод вырабатывает из отходов целый набор полезных продуктов... Но это, пожалуй, из области фантастики, а как же все обстоит на самом деле?

«АДСКАЯ СМЕСЬ»

Количество отходов растет из года в год. Традиционные средства ликвидации мусора давно уже устарели. Взять, к примеру, тот же мусоропровод. В большинстве домов города он не работает месяцами, и поэтому, выходя каждый раз из подъезда, натыкаешься на вечно переполненный контейнер, возле которого зачастую играют дети. А в частном секторе? Мало того, что в контейнере находится все, что угодно — начиная от пищевых отходов, золы и заканчивая всевозможными чугунными конструкциями, трупами животных, так они еще неделями не вывозятся. А кто у нас не видел «золотоискателей», роющихся в мусорных баках, выискивая более-менее пригодные вещи? Но дело в том, что вместе с найденными ценностями, они «выуживают» из контейнеров и различные вирусные болезни...
Сегодня мы столкнулись с проблемой отходов, по уши увязли в нечистотах. По данным специалистов, ежегодно в Алматы образуется около 2 миллионов кубометров отходов. Думаю, мало кто, свалив весь ненужный хлам в мусорные баки, задумывается о его дальнейшей судьбе.
Как оказалось, вплоть до 1992 года мусором в Алматы занималось Специализированное предприятие по вывозу и переработке твердых бытовых отходов, входящее в состав ГАО «Благоустройство», затем заботы по санитарной очистке города легли на плечи АО ЖКХ, с частичной передачей ему парка спецмашин. В системе предприятия остались мусороперегрузочная станция, перерабатывающий завод и городской полигон твердых бытовых отходов. Получив независимость, районные подразделения АО ЖКХ стали самостоятельно вывозить мусор от населения и организаций. Самое интересное, что не обошла такую сферу нашей жизни, как отходы, и коммерциализация. Стали появляться небольшие частные фирмы, занимающиеся сбором и вывозом ТБО, — МЧП «Тахир и К», ТОО «Мигачёв и К», ТОО «Коммунальник» и другие. Но монополия АО ЖКХ продержалась недолго. Акционерное общество так и не смогло притереться к диким законам рынка, хоть частично и содержалось за счет бюджета. Сейчас вывозом отходов в городе занимаются около двух десятков организаций, с которыми можно заключить договор на вывоз отходов. Но, к сожалению, это совсем не решает проблемы. Масштаб ее более серьезен.

СТЕПЕНЬ РЕНТАБЕЛЬНОСТИ ДЛЯ БОМБЫ ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ.

Некогда на городском заводе в компост перерабатывалось до 20 процентов мусора. Задумка эта оказалась невыгодной и не оправдала возлагаемых на нее надежд. Во-первых, компостирование не обеспечило нормального биогумуса: компост был «недозрелым», а главное, с наличием в нем токсичных веществ, которые и не позволили использовать его для удобрения почв. Во-вторых, отходы по существу перестали поступать на завод, так как это стало совсем не выгодно. Судите сами. Переработка одного кубометра отходов на заводе стоит 204,5 тенге, а непосредственный вывоз того же кубометра на полигон обойдется всего лишь в 25,63 тенге. Кроме того, завод в настоящее время не работает.
Есть еще в городе и мусороперегрузочная станция, мощность которой не так велика, как хотелось бы, но все же: в сутки МПС может принимать не более 2000 куб. м отходов. И здесь положение не лучше. Из-за нехватки техники и финансовых средств, отходы в полном объеме не вывозятся, в результате чего образовалось временное хранилище мусора, который гниет, горит, загрязняя воздух близлежащих районов.
Получается, что основная часть в виде «адской смеси» из стекла, бумаги, пластмассы, пищевых отбросов уходит на полигон твердых бытовых отходов, расположенный в 40-ка километрах от южной столицы на территории Карасайского района Алматинской области. Полигон этот долгие годы причиняет головную боль экологам области - 20-метровый овраг, куда добрый десяток лет трамбуется все, что отжило свой срок, — бомба замедленного действия. Свозятся сюда не только бытовые, но и промышленные, токсичные отходы, причем совершенно не соблюдаются нормы санитарно-эпидемиологических требований. Кроме того, отсутствует всяческий контроль за промышленными отходами. Каждое предприятие само занимается захоронением отходов производства. И, конечно же, легче и дешевле отвезти мусор не на полигон, а избавиться от него где-нибудь за чертой города, пополняя и без того огромное количество стихийных свалок. Да и коммунальные службы города зачастую организуют несанкциониро-ванные свалки в удобных для них местах...
Усугубляет проблему и то, что в городе нет единого государственного органа, координирующего все этапы работ с отходами, отсутствует достоверный учет образования, обезвреживания, утилизации и удаления отходов, нехватка средств, а также слабая материально-техническая база предприятий, занимающихся сбором, вывозом и утилизацией бытового мусора. Специалисты-экологи утверждают, что нужны реальные альтернативные варианты, обес-печивающие экологические тре-бования, и для того, чтобы привести систему в порядок, называют сумму в 60—70 миллионов долларов.
Первые шаги сделаны. Появились проекты, предлагаются новые технологии по переработке мусора в Алматы. Вопрос — какое предложение лучше, какая технология наиболее удачно впишется в особенности региона? К примеру, АО «Парасат» в свое время предлагало строительство мусоросжигающего завода близ ТЭЦ-2, где отходы, предположительно, сначала будут брикетироваться, а затем полностью сжигаться в топках электростанции. Хотя многие специалисты сразу же выступили против строительства подобного завода, так как если к выбросам ТЭЦ-2 добавить еще и дым от сжигания отходов, получится «душегубка» для Алматы. А акционерное общество, напротив, во все трубы трубило, что производство будет экологически чистым и соответствовать всем требованиям. Чтобы расставить точки над «I» в этом вопросе, приведу такой пример. В Москве было организовано строительство двух мусоросжигающих заводов, стоимость которых 5—6 миллионов долларов. Производства эти доказали, что они нерентабельны и экологически опасны. Сейчас правительство Москвы направило все усилия и возможности на захоронение твердых бытовых отходов на полигонах с сепарацией и уплотнением, а также на рециклинг — повторное использование отходов.

КАК ОТХОДЫ ПРЕВРАТИТЬ В ДОХОДЫ?

К примеру, когда-то Алматинское городское управление экологии, из-за нехватки средств решившее действовать по минимуму, предлагало обеспечить полный охват юридических лиц в Алматы для выдачи разрешений на размещение ТБО, с целью ведения учета образования и движения отходов, внедрить систему по раздельному сбору ТБО, уточнить нормы накопления бытовых отходов для всех категорий населения и предприятий, разработать правила обращения с отходами. Также должна была быть создана специальная структура по управлению и контролю за деятельностью предприятий, связанную с отходами, отработана система лицензирования предприятий, занимающихся вывозом мусора, подготовлены экологические требования по обращению с отходами, а в частном секторе предполагалось внедрить систему сбора и вывоза ТБО в пластиковых пакетах. Но, как говорится, хотели, как лучше, а получилось, как всегда…
Экологический союз «Табигат», вперемежку с политическими интрижками, также предлагал альтернативный строительству мусоросжигающего завода выход — раздельный способ сбора твердых бытовых отходов, которые можно разложить на несколько основных компонентов: текстиль, бумага, пищевые отходы, стекло, пластмассу, металл, в результате чего каждый из них становится вторичным сырьем. К примеру, переплавка одной алюминиевой банки сэкономит энергию, равную двум литрам бензина. Переработка алюминия на 95% будет экономичней его выплавки из бокситовой руды. Мэлс Елеусизов — председатель «Табигата» предлагал сделать хорошо вписывающиеся в интерьер квартир контейнеры с различными отсеками для каждого вида мусора. Более глубокое разделение необходимо производить и на контейнерных площадках, оборудовав их разноцветными бачками для каждого вида вторсырья и установить пресс. Разделенное, отсортированное, а затем спрессованное сырье будет занимать меньше места, и вывозить его станет возможным даже неспециализированным транспортом. Причем, отсортированный мусор не будет увезен на свалку, а пойдет на переработку на соответствующие заводы. Кроме того, раздельный способ сбора мусора позволит уменьшить плату за вывоз отходов с населения, так как вторичное сырье принесет определенную прибыль за его продажу.
Идея, выдвигаемая «Табигатом», привлекательна. Но смогут ли наши люди со своим менталитетом рассортировать мусор и складывать его в отдельные, пусть даже красивые бачки? Не знаю. Хотя, впрочем, и идея Елеусизова, как говорится, почила в бозе.
А вот московский геолог и эколог Артур Рацко рекомендует свой способ организации управления отходами в Алматы и Алматинской области, на основании восьмилетнего опыта изучения несанкционированных свалок Москвы и разработки проектов по организации полигонов захоронения твердых бытовых отходов с использованием зарубежного опыта и исследований ведущих московских экологических организаций.
Итак, технология твердофазного сбраживания мусора, признанная прогрессивной во всем мире. Преимущества этой технологии в том, что реализуется она за счет использования обычных мусоровозов, бульдозеров, экскаваторов, катков и другой тому подобной техники. Новшества заключаются в выполнении надлежащей противофильтрационной защиты, исключающей распространение токсичных соединений, локализующей их в теле полигона. Уложенный, утрамбованный и укрытый слоями глинистого грунта мусор подвергается разложению за счет жизнедеятельности метанной микрофлоры, цикл разложения продолжается 20 лет, при этом идет выделение биогаза. Биогаз, с помощью газосборных скважин, трубопроводной сети, объединяющей эти скважины и вакуум-насосной станции, - может откачиваться и использоваться (без очистки, как котельное топливо, а при соответствующей очистке — как бытовое топливо для поршневых электростанций или как моторное топливо для автомобилей). Через 20 лет после дегазации полигона здесь возможно строительство стадионов, парковой зоны и т.д. Артур Рацко считает, что для Казахстана потери площадей под полигоны не столь ощутимы, потому что обустраиваются они в естественных или искусственно созданных котлованах, днища и стенки которых выстилаются специальной синтетической мембраной, разработанной американской фирмой «Firestone». После окончательного заполнения, полигон опять же закрывается этой мембраной.

БУДУЩЕЕ – ЗА ПОЛНОЙ ПЕРЕРАБОТКОЙ.

Итак, для захоронения всего объема ежегодно поставляемых городом отходов потребуется два полигона, площадь которых вместе с производственными постройками - не более 10 гектаров. Стоимость мембраны «Firestone Duraseal LL» с подкладками, доставкой и монтажом обойдется в 17 долларов за 1 кв. м и составит, в общем, чуть больше 3,3 миллиона долларов. Приплюсовав сюда стоимость проекта, оборудования и обслуживания полигонов, получаем сумму, равную 3,6 миллиона долларов. Для сравнения — сжигание такого же объема отходов на мусоросжигающем заводе обойдется в 24,4 миллиона долларов — в 8 раз дороже. К слову сказать, полигоны, разработанные по этой модели, весьма успешно действуют в Подольске и Дубне, они рентабельны и полностью соответствуют санитарно-эпидемиологическим требованиям.
Пока государство думает, какой из проектов применить в наших условиях, мы, жители города, утопаем в отходах. Нам остается только надеяться, что мусорные пункты вблизи наших домов — явление временное, и весь мусор исчезнет из наших квартир, а на глаза будет попадаться разве что в переработанном виде. Будущее за полной переработкой отходов. Иного выхода нет.

Маргарита ПОДНЕВОЛЬНАЯ