Лекция 20. Россия после Великой Отечественной войны (1946 - 1960 гг.)

доц. Мартющов Л.Н.,  Козлов В.А.

Вторая половина  XIX - XX вв.
Курс лекций . Ч. I1.  Под ред. академика Личмана Б.В. Уральский гос. тех. ун - т, Екатеринбург,  1995

[/blockquot
e]

5. Культура и быт

   Победа в Великой Отечественной войне изменила психологию советского народа. Резко возросло чувство собственного достоинства, патриотизма. Миллионы советских людей в рядах Красной Армии побывали за границей, что резко расширило их кругозор. Примитивные идеологические стереотипы перестали срабатывать. В стране проявился огромный интерес к культурным ценностям, началось переосмысление исторического прошлого.
   Сталинское руководство опасалось развития живой мысли, не поддающейся контролю, стремилось возродить атмосферу страха, тоталитарного доносительства, идеологической истерии, характерную для конца 30-х гг. Летом 1946 г. было начато широкое наступление в области культуры, тесно связанное с именем одного из сподвижников И. Сталина А. Жданова и вошедшее в историю под названием "ждановщины".
   Первыми объектами нападок стали литература, кинематограф, театр. 14 августа 1946 г. ЦК КПСС обрушился на журналы "Звезда" и "Ленинград" - первый получил выговор, а второй был закрыт. Поводом послужили публикации произведений поэтессы А. Ахматовой и писателя-сатирика М. Зощенко. Журналы обвинялись в том, что стали проводниками "идеологии, чуждой духу партии". Собрание Союза писателей, которое проводил сам А. Жданов, исключило А. Ахматову и М. Зощенко из рядов этой организации.
   4 сентября новое постановление ЦК подвергло критике ряд "безыдейных" фильмов (фильм "Большая жизнь", рассказывавший о жизни шахтеров Донбасса; фильм "Адмирал Нахимов" В. Пудовкина, вторую серию "Ивана Грозного" С. Эйзенштейна). Говорилось о том, что литература и искусство должны быть "поставлены на службу коммунистического воспитания масс", что в них должны последовательно проводиться принцип "социалистического реализма", пропаганды коммунистической идеологии.
   В результате проведения в жизнь такой линии в советских литературе и искусстве утвердился принцип бесконфликтности, "лакировки действительности". Писатели боялись поднимать острые вопросы, проблемы, кинематографисты избегали показывать действительную жизнь, но такую, какой она должна бы быть, в соответствии с официальными положениями. Если существовали конфликты, то лишь между хорошим и еще лучшим, если появлялся отрицательный герой, то в конце он оказывался иностранным шпионом. Примерами такого подхода были книги С. Бабаевского "Кавалер Золотой Звезды", М. Бубеннова "Белая береза", фильмы "Кубанские казаки" и др. В живописи утвердился стиль социалистического реализма. Наиболее характерным сюжетом были рабочие или колхозники, стоящие у доменной печи или у штурвала комбайна, или за заставленными продуктами столами, поднимающие тост за великого Сталина. Лишь в произведениях, посвященных подвигу советского народа в Великой Отечественной войне, можно было встретить яркие характеры, правдивые изображения живых людей ("Повесть о настоящем человеке" Б. Полевого, "Звезда" Э. Казакевича, "Знаменосцы" О. Гончара, "В окопах Сталинграда" В. Некрасова и др.).
   Уже следующим летом идеологическая кампания распространилась на сферу общественных наук. Была проведена атака на философском фронте. 24 июня 1947 г. А. Жданов провел совещание философов, на котором была осуждена "История западной философии" Г. Александрова за "чрезмерную терпимость" к идеологической, буржуазной философии. Предлагалось исходить из принципа "партийности", вести тенденциозную полемику в ущерб конкретному изучению идей и фактов. Такие требования категорически предъявлялись ко всем общественным наукам - истории, политэкономии и др.
   В сферу борьбы попала даже музыка - все выдающиеся композиторы испытали тяжесть обвинений. Предлогом послужило исполнение в декабре 1947 г. трех произведений, заказанных к тридцатилетию Октябрьской революции: Шестой симфонии С. Прокофьева, "Поэмы" А. Хачатуряна и оперы В. Мурадели "Великая дружба". Этих композиторов, а также Д. Шостаковича, Н. Мясковского и др. обвиняли в том, что они придерживаются "формалистического, антинародного направления", призывали шире использовать опыт русской классической оперы и традиции народной музыки. Следствием постановления стала чистка в Союзе композиторов.
   Идеологический контроль был распространен на все сферы духовной жизни. Столь же уверенно, как и в истории и философии, партия выступала как законодатель в языкознании, биологии, математике. Были осуждены как "буржуазные лженауки" волновая механика, кибернетика. В биологии утвердилась псевдонаучная теория о наследственности Т. Лысенко. Еще в конце 30-х гг. он, став президентом Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук, начал преследования своих научных оппонентов - ученых генетиков, "кулаков от науки", как он их называл. Он добился ареста в 1940 г. ведущего советского биолога Н. Вавилова, умершего в тюрьме. В 1947-48 гг. преследования генетиков были возобновлены. Генетика были объявлена "продажной девкой империализма", сотни ученых биологов были изгнаны из Академии и университетов Т. Лысенко использовал сложившуюся в науке и культуре атмосферу для расправы с оппонентами, предложив руководству страны, сельское хозяйство которой было развалено, перспективы небывалого подъема урожайности, "преобразования природы".
   С конца 1948 г. идеологические кампании приобрели новое направление. Основой его стала "борьба с низкопоклонством" перед Западом. Этот аспект идеологического наступления отличался особо ожесточенным характером. В основе его лежало стремление отгородиться от западных государств "железным занавесом", страх перед "буржуазным" влиянием, сомнение в превосходстве советской идеологии и образе жизни. Началось раздувание националистических настроений. Вся западная культура целиком объявлялась "буржуазной", враждебной. Началась систематическая публикация статей, утверждавшая первенство русских в различных областях знаний, литературе, искусстве. Технологию производства стали разработали не Бессемер, Мартен и Сименс, а русский Чернов; электрическую лампочку изобрел не Эдисон, а Лодыгин; паровоз не Стефенсон, а отец и сын Черепановы и т. д. Любое изобретение, от велосипеда до самолета, объявлялось детищем русских талантов.      Началась переоценка исторического прошлого. Если В. И. Ленин называл царскую Россию "тюрьмой народов", то теперь все войны, которые вела царская Россия, объявлялись справедливыми и прогрессивными, колониальные захваты превозносились как положительные явления. В то же время развернулась борьба с национализмом нерусских народов. Был подвергнут критике национальный эпос ряда народов за "клерикальную и антинародную направленность", пересмотрена роль в истории некоторых личностей, в частности Шамиля - руководителя борьбы за независимость горцев Кавказа.
   Кампания по борьбе с "низкопоклонством" привела к открытию нового явления - "космополитизма". Нужен был образ врага, и таким врагом стал космополит - "человек без роду и племени", преклоняющийся перед Западом и ненавидящий Родину. Критика космополитизма принимала все более антисемитский характер. Начались гонения на евреев - были закрыты еврейские культурные организации, арестованы ряд представителей еврейской интеллигенции (Фефер, Перец-Маркиш, Квитко и др.). Кульминацией этой кампании было так называемое "дело врачей". Только смерть И. Сталина положила конец волне антисемитизма.
   Либерализация в политике середины 50-х гг. сопровождалась "оттепелью" в сфере культуры. Сам термин "оттепель" получил свое название по одноименному роману И. Эренбурга, написанному в эти годы. Начался процесс расконсервации общества - Советский Союз становился все более открытым для мира, учащаются международные культурные контакты. В 1957 г. в Москве был проведен Международный фестиваль молодежи и студентов. Появились новые литературные произведения, ставившие острые проблемы: "Не хлебом единым" М. Дудинцева, "Районные будни" В. Овечкина. Большой резонанс у читателей вызвала поэма А. Твардовского "За далью даль", в которой впервые было сказано о культе личности И. Сталина. Начали публиковаться молодые поэты: Б. Ахмадулина, А. Вознесенский, Б. Окуджава, Р. Рождественский, чьи стихи впоследствии завоевали большую известность. Поэзия вошла в моду - стихи читали в концертных залах, на стадионах. Вошло в практику собираться по субботам на площади Маяковского, вокруг памятника поэту, где выступали молодые поэты, писатели, философы.
   Активизировалась деятельность театральных режиссеров: в Ленинградском театре комедии А. Лобанова, в московском театре им. Ермоловой О. Ефремов организовал студию молодых актеров, ставшую впоследствии театром "Современник". После XX съезда начался подъем в кинематографическом искусстве. Был создан ряд выдающихся фильмов, вошедших в сокровищницу мирового киноискусства: "Летят журавли", "Тихий Дон", "Сорок первый" и менее значительные, но оставившие след в отечественной кинематографии "Высота", "Девчата", <. Весна на Заречной улице", "Дорогой мой человек" и др.
   В мире литературы и искусства были реабилитированы ряд имен: Ю. Тынянов, М. Булгаков, И. Бабель. Однако принципиальный подход к культуре не изменился. Общественные науки, литература, искусство по-прежнему должны были быть проводниками идеологического курса партии, служить средством "коммунистического воспитания трудящихся".
   Пределы "десталинизации" ярче всего показало "дело Пастернака". В 1955 г. Б. Пастернак написал роман "Доктор Живаго". Советские литературные журналы сочли роман непригодным к публикации. Роман вышел за границей и был удостоен Нобелевской премии. Это вызвало недовольство властей. Б. Пастернака заставили отказаться от премии, он был исключен из Союза писателей.
   Великая Отечественная война оказала весьма неоднозначное, противоречивое влияние на сознание советского человека. Прежде всего вселила в него оптимизм, который побуждал не обращать внимание на трудности и вселял уверенность в светлое будущее. Стремление участвовать в созидании коммунистического общества активизировало энтузиазм масс, развивало старые, рождало новые трудовые почины. Один из участников движения скоростников А. Гусев вспоминает: "Я трудился напряженно, не чувствуя усталости. Труд был по - настоящему радостным. Я знал: работаем мы сейчас во имя великой цели, чтобы быстрее залечить раны, нанесенные войной, сделать нашу Родину еще краше и могущественней". Такой настрой приносил эффективные результаты. В итоге поиска новых форм работ проект первого шагающего экскаватора был создан конструкторами Уралмаша всего за 8 месяцев, вместо предполагавшихся первоначально 2-3 лет. Трудовой энтузиазм во многом основывался на чувстве постоянной неудовлетворенности людей достигнутыми результатами. На собраниях трудовых коллективов акцент делался не на достигнутых успехах, а на недостатках. Анализируя дух советских людей в те годы, английский журналист Р. Паркер отмечает: "Для них твердая вера в то, что все быстро меняется к лучшему, служит достойной компенсацией трудностей и лишений".
   Однако нельзя не отметить и другую тенденцию. Победа над могущественным противником способствовала росту сознания советского человека и, следовательно, развивала у него критическое отношение к действительности, эти настроения усиливались по мере того, как решение бытовых проблем замедлялось. До открытого протеста дело не доходило, но брожение умов было реальностью. Слушатель Смоленского военно-политического училища Н. М. Меньшиков в письме в ЦК ВКП (б) писал: "...мне больно выслушивать от колхозников такой вопрос: "Не знаете, скоро ль распустят колхозы?" Свой вопрос они мотивируют тем, что "жить так нет сил дальше". О том, что существуют расхождения между пропагандой и действительностью, стали понимать представители молодого поколения. В 1947 г. в Воронеже учащимися 9 класса была создана нелегальная Коммунистическая партия молодежи, которую возглавил Б. Батуев, сын второго секретаря обкома партии. В ее составе было более 50 человек. Была разработана программа с ярко выраженной антисталинской направленностью, поставившая своей задачей изучение и распространение в массах подлинного марксизма-ленинизма. Участник этой организации, известный поэт А. Жигулин отмечает, что побудительным мотивом для ее создания послужили реальные жизненные противоречия.
   Начавшаяся борьба с инакомыслием затормозила, но в конечном итоге не могла остановить процесс критического осмысления действительности, нашего прошлого. Начавшаяся после смерти И. В. Сталина либерализация заметно его активизировала. Начались дискуссии по ряду важнейших теоретических вопросов: роль личности и народных масс в истории, соотношение теории и практики, о периодизации истории советского общества. Особо важное значение для роста самосознания советского народа имело осуждение XX съездом КПСС культа личности И. В. Сталина. Обсуждение этой проблемы в обществе было гораздо глубже, нежели это было сделано в закрытом докладе Н. С. Хрущева.
   Общество нуждалось в самопознании и переменах, в преодолении иллюзий в оценке самого себя. Наметившиеся тенденции в переосмыслении пройденного пути положительно влияли на рост самосознания советских людей. Человек времен "оттепели" иначе, более критически относился к прошлому и настоящему. Прежде всего это проявилось по отношению к лидерам. Если большинство трудящихся связывали все успехи с именем И. В. Сталина и искренне плакали, узнав о его смерти, то к Н. С. Хрущеву отношение было уже иное. Разумеется, он вначале имел авторитет, но сохранить его не смог. По мере того, как накапливались трудности и одновременно происходило возвеличивание роли Н. С. Хрущева, его авторитет в глазах народа падал. Отражением этого явились многочисленные анекдоты и эпиграммы.
   Однако важно связать критическое отношение к прошлому и настоящему с вопросом об отношении советских людей к коммунистической перспективе. Были и такие, которые сомневались. Но можем ли мы говорить о том, что сомнение было характерной чертой сознания человека? Для того времени об этом говорить не приходится. Нельзя забывать о том, что в те годы были достигнуты самые высокие темпы развития, налицо были успехи в развитии науки и техники. Кроме того, многие годы советский человек воспитывался в коммунистическом духе и истребить эту веру в столь короткое время было невозможно, тем более, что далеко не все деятели культуры и руководство страны поддерживали новые веяния, связанных с критическим переосмыслением прошлого. Когда генерал П. Григоренко в 1961 г. выступал с осуждением Программы партии, то он не ставил под сомнение коммунистическую перспективу, а говорил лишь о некоторых вопросах, требующих детализации. Число сомневающихся Увеличилось в последующие годы.
   С начапа 50-х гг. наметился определенный поворот в социальной политике - начинается рост благосостояния  населения. Были увеличены ассигнования на жилищное и коммунальное строительство. В 1950 г. средняя обеспеченность городского населения жильем составляла 7,4 кв. м общей площади в расчете на одного жителя (с учетом личных домов, составляющих треть городского жилищного фонда). Пределом мечтаний людей была комната в коммунальной квартире. Известная певица Г. П. Вишневская так описывает свои жилищные условия в начале 50-х гг.: "Всего в квартире человек 35 - естественно, все пользовались одной уборной и одной ванной, где никто никогда не мылся, а только белье стирали и потом сушили его на кухне. По утрам нужно выстоять очередь в уборную, потом очередь умыться и почистить зубы. В кухне - четыре газовые плиты, семь кухонных столов". Неудивительно, что в то время не было очередей за мебелью. Но за швейными машинами, телевизорами выстраивались очереди даже в Москве.
   К 1960 г. среднемесячная заработная плата рабочих и служащих достигла 80 рублей. Реальные доходы на душу населения в течение 50-х гг. увеличились на 87 %. Расширялось производство товаров народного потребления, в том числе холодильников, телевизоров, стиральных машин. В середине 50-х годов значительно увеличились темпы жилищного строительства. К 1965 г. введенный в эксплуатацию жилой фонд составил 40 % к имевшемуся в 1957 г. Быстрые темпы строительства объяснялись и тем, что строящиеся жилые дома отличались упрощенной планировкой (низкие потолки, совмещенные санузлы и т. д.). Однако это позволило несколько снизить остроту жилищной проблемы. Именно с этого времени, по образному выражению О. Р. Лациса, "отдельная квартира превратилась из редчайшего исключения в преобладающую норму". Сотни тысяч семей стали жить в отдельных квартирах, и это вызывало у советских людей положительные эмоции.
   Существенные изменения произошли в жизни крестьян. В 1953 г. был сделан акцент на необходимость повышения жизненного уровня тружеников деревни. Усилилось внимание к личным подсобным хозяйствам. Были снижены нормы, а в 1958 г. отменены обязательные поставки продукции с приусадебных участков крестьян, сокращен денежный налог, введены твердые суммы налогообложения. Крестьяне получили паспорта. Отмеченные меры дали положительные результаты. К 1958 г. за счет личного подсобного хозяйства крестьян обеспечивалось 53 % прироста мяса, 35-38 % картофеля, овощей, молока, шерсти, 87 % яиц.
   Вместе с тем не следует преувеличивать достигнутые результаты. К началу 60-х гг. далеко не полностью были удовлетворены потребности населения в промышленных и продовольственных товарах. Необоснованные начинания, особенно в сельском хозяйстве (типа догнать и перегнать Америку по производству мяса и молока), начавшиеся ограничения личных подсобных хозяйств, привели к сокращению роста сельскохозяйственного производства.

ЛИТЕРАТУРА:
Арбатов Г. А. Свидетельство современника. Затянувшееся выздоровление (1953-1985 гг.). М., 1981. Гл. 2, 3. Боффа Дж. История Советского Союза. М., 1990. Т. 2. Кн. 6. Бурлацкий Ф. М. Хрущев. Штрихи к политическому портрету // Н. С. Хрущев. Материалы к биографии. М., 1969. Верт Н. История Советского государства 1990-1991. М., 1992. Гл. IX, X, № 1. Внешнеполитическая стратегия КПСС и новое политическое мышление в ядерный век. М., 1988. Гл. 2. № 1, 2, 3. XX съезд КПСС и его исторические реальности. М., 1991. Загладим Н. В. История успехов и неудач советской дипломатии. М., 1990. Зубкова Е. После войны: Маленков, Хрущев и "оттепель" // История отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории Советского государства. М., 1991. История России с древности до наших дней. /Под ред. М. Н. Зуева. М., 1994. Медведев Р. А. О Сталине и сталинизме. Исторические очерки // Знамя. 1989. № 1-4. Медведев Р. А. Они окружали Сталина. М., 1990. Медведев Р. А. Н. С. Хрущев. Год 1957 - укрепление позиций //Н. С. Хрущев. Материалы к биографии. М., 1989. Россия в XX в. Историки мира спорят. Ред. Кузнецова Л. М. М., 1994  

сс. 235 - 241


 Проверь себя   Следующая лекция  Практическое занятие по теме  Важнейшие даты и события

Переход к лекциям [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12][13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22]

История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008