Размышления

***************************************************************************************-->

Закон о пенсии препятствует пенсионному обеспечению.

20 июня 2002 г. исполнится пять лет Закону “О пенсионном обеспечении в Республике Казахстан”. Стартовавшая 1-го января 1998 года пенсионная реформа в Казахстане не обеспечивает человека финансовой независимостью, что только усиливается в условиях нестабильной социально-экономической обстановки.

Главная причина видится в том, что правовая база претворения в жизнь пенсионной реформы существенно отстает и даже препятствует формированию реальных предпосылок ее задействования. За четыре года и пять месяцев формирование пенсионного обеспечения проявляется только сбором обязательных пенсионных отчислений. Так, в пенсионные фонды по указанию правительства перечисляют 10% от дохода (если зарплата выдается) без всяких актуарных расчетов. Эти деньги инвестируются, 90% инвестиционного дохода поступает на индивидуальный пенсионный счет вкладчика, а 10 % - на нужды фонда. К настоящему времени в этом заключается вся пенсионная деятельность государственного и 15 негосударственных пенсионных фондов. Получились паевые инвестиционные фонды, а не социальное обеспечение. Возникает закономерный вопрос: зачем создавать накопительные пенсионные фонды, ведь можно использовать банковские депозиты, как источник для получения процентов на вложенные средства? Причем без экономических затрат и займов из других стран.
По вине исполнителей пенсионная реформа неэффективна: за четыре года реформирования пенсионным договором охвачено всего 4,7 миллиона будущих пенсионеров, то есть только 70 процентов от трудозанятых людей. И это несмотря на то, что в стране введено обязательное (принудительное) участие граждан в пенсионном обеспечении. Вызывает тревогу, что только 30 процентов из этих 4,7 миллиона вкладчиков накопительных пенсионных фондов постоянно вносят пенсионные взносы, а 70% делают взносы не постоянно или вообще не делают. Кроме того, задолженность предприятий с начала пенсионной реформы по пенсионным взносам составляет 25 миллиардов тенге.
В настоящее время ни в одном пенсионном договоре не указывается финансовое обязательство самого фонда. Вкладчик не знает, какой размер пенсии или процент заработной платы он будет получать при выходе на пенсию, за исключением того, что «размер пенсии зависит от величины накопленных сумм», и то не в письменном виде. К тому же при заключении пенсионных договоров вкладчику письменно не гарантируется годовой минимальный прирост средств, который может исчисляться в привязке к ставке Национального банка Республики Казахстан, ставкам МБК, или начисляемый процент не может быть ниже 3,5,7 процентов и т.д.
Термины, понятия, методы организации Негосударственных Накопительных Пенсионных Фондов (ННПФ) как финансовых институтов, используемые в практике развитых стран (эквивалентности Ц. пенсионных взносов и выплат, увязка уровней получаемой пенсии и пенсионных тарифов, пенсионные схемы, актуарные расчеты, выкупная сумма и т.д.), для нас все еще остаются отвлеченными категориями.
Полагаю, Минтруд должен нести определенную вину за то, что на протяжении пяти лет перманентными поправками поддерживает пенсионный закон, который изначально не мог нормально функционировать в кардинально изменившихся социально-экономических условиях, так как не содержит механизмов регулирования пенсионных отношений, давно отработанных и успешно применяющихся в странах с рыночной экономикой.
В настоящее время подготовлены очередные поправки Минтруда в Парламент страны. Закон “О пенсионном обеспечении в Республике Казахстан” срочно нуждается в изменении и дополнении. Но не в таком, как это представлено Минтруда. Многие статьи закона изжили себя, некоторые вообще не были задействованы. Закон надо переориентировать на деятельность негосударственных накопительных пенсионных фондов. Нужен системный, а не ведомственный подход к реформе. Хочется иметь такую модель пенсионной системы, в которой человек не зависел бы от настроения властей, политического календаря и был заинтересован в пенсионной системе.
Сейчас мы имеем дело с пенсионной моделью, которая не заинтересовывает не только работодателей (что и понятно: ведь для них это дополнительная налоговая нагрузка), но и работающих в уплате взносов в пенсионную систему. Потому что никто не знает, какую пенсию будет получать и как можно добиться ее увеличения. Это абсурд, когда ни один казахстанский гражданин не в состоянии рассчитать будущую пенсию, чтобы представить, с чем он встретит свою старость!
Следующее предлагаемое изменение, волнующее пенсионные фонды, - это так называемые комиссионные вознаграждения. Министерство с решением этого вопроса опоздало на четыре с лишним года. Мы об этом говорили еще в 1997 г., как только был принят закон о пенсиях. Тормозом развития негосударственных пенсионных фондов является ст. 48, п.1. Пенсионного закона. Из этой статьи трудно понять, какого фонда - государственного или негосударственного - она касается. Установление предельной величины комиссионных вознаграждений должно определяться только для Государственного пенсионного фонда и обязательных пенсионных взносов (10%) негосударственных пенсионных фондов. При добровольном пенсионном договоре негосударственных пенсионных фондов комиссионные вознаграждения определяются только на договорно-правовых началах, что не противоречит ни Конституции, ни Гражданскому кодексу. Считаем уместным указать, что установление комиссионных вознаграждений в размере 1 % от пенсионного взноса - в корне неправильно. При дороговизне коммунальных услуг, канцелярских и хозяйственных товаров, безусловно, в первые годы негосударственные пенсионные фонды будут больше “проедать” собственный капитал и постоянно находиться в состоянии невыполнения пруденциальных нормативов и срыва гарантий финансовых обязательств фонда. К сожалению, наши опасения не были напрасными. На протяжении четырех с лишним лет реформы эти комиссионные с трудом покрывают те постоянные издержки, которые несет фонд в процессе своего существования, и даже половина ННПФ 2001 год завершила с убытком.
Министерство и сейчас методически не владеет существом вопроса. Ибо в интервью газете “Панорама” (5 октября 2001г.) вице-министр труда и социальной защиты населения Елена Бахмутова сообщила: “В любом случае предельная величина комиссионных устанавливается правительством в пределах не выше 0,15% в месяц от пенсионных активов, исчисленных на первое число текущего месяца, и не может изменяться чаще одного раза в год”. Но ведь ННПФ - это закрытое акционерное общество, имеющее устав, правила, учредителя, уставный фонд, лицензию. Вмешательство правительства должно расцениваться нарушением закона “Об акционерных обществах”. ННПФ, согласовав с учредителями, сами должны определять комиссионные вознаграждения, которые входят в состав пенсионного взноса, тарифа.
Напомним, что с помощью тарифных ставок исчисляются пенсионные взносы, используемые для обеспечения выплат пенсии, а также для накладных расходов самого фонда. То есть мировой практикой разработана методика, где в пенсионном взносе уже “вмонтированы” от 10 до 20% средств для комиссионного вознаграждения и 90-80% - для выполнения финансовых обязательств фонда по пенсионным договорам. Заметим, определена только “вилка” “от и до”. Аналитики считают, что при планке в 10% мелкие фонды не выжили бы.
На этом фоне отсутствием знания методических основ пенсионного дела представляется заявление Е. Бахмутовой: “Окончательное решение по исчислению комиссионных будет приниматься на основе прогнозов развития финансового рынка в ближайшие три года” (“Панорама” от 5 октября 2001 г.). Это мышление кредитно-финансового специалиста, а не социального обеспечения. Пенсионные фонды уже встали на ноги после четырех с лишним лет реформы, технически оснащены и уставный фонд подняли до 180 млн тенге, научились инвестировать. Поэтому нет надобности решать этот вопрос в парламенте. От экономических затруднений пенсионные фонды избавятся, как только введут в практику взимание добровольных пенсионных взносов на основе актуарных расчетов.
Другой вопрос касается максимальной планки доходов, с которых будут взиматься пенсионные взносы. Полагаем, определение “потолка” расчетными показателями “минимальных заработных плат” или “месячный расчетный показатель” неверно, т. к. они недостаточно устойчивы и не совсем отражают экономический уровень развития. Мы предлагаем максимальный размер индивидуальной заработной платы, с которой уплачиваются обязательные пенсионные взносы, установить как двух- трехкратный размер среднегодовой заработной платы по стране за предыдущий год. В мире это считается нормой. С дохода свыше двух- трехкратного размера средней годовой заработной платы по стране обязательные пенсионные взносы не уплачиваются. Причем этим вкладчикам назначается максимальная пенсия, которая не должна превышать трех минимальных размеров пенсии. Установление верхнего потолка удержания пенсионных взносов направлено на то, чтобы при выплате пенсии не создать перекос с мало- и среднеимущими. Известно, что пенсии растут быстрее у той части населения, которая имела высокие заработки. Новое законодательство должно способствовать самостоятельной деятельности ННПФ. Для этого необходимо организовать “единую пенсионную службу”. На наш взгляд, “единая пенсионная служба” означает, что в структуре ННПФ объединяются все функции по пенсионному обеспечению - от сбора, аккумуляции пенсионных взносов, финансирования пенсионных средств до их расходования - назначения (перерасчета), выплаты и доставки пенсий.
Также подлежит совершенствованию структура системы пенсионного обеспечения. В большинстве развитых стран ответственность за достаточный уровень пенсионного обеспечения несут три субъекта: государство, предприятие и гражданин. В Казахстане с 1998 г. государство выполняет лишь функцию контроля и надзора. Работодатель освобожден от заботы пенсионного обеспечения своих работников. Предприятие, если выдает зарплату, то 15% от фонда оплаты труда перечисляет в ГЦВП. Таким образом, пенсионное обеспечение граждан возложено на них самих. В то же время резкое падение уровня жизни основной массы населения (60-75%, а на селе 90% имеют доходы ниже прожиточного минимума) не может гарантировать, что человек накопит достаточно средств для обеспечения старости, это вызывает необходимость организации широкой сети производственных пенсионных фондов.
Действующим законодательством предусматривается возможность пенсионного обеспечения от предприятий, однако она является пока сугубо теоретической, поскольку не создано условий, позволяющих им предпринимать практические меры в этом направлении. Поэтому в настоящее время из 15 негосударственных пенсионных фондов только два являются производственными фондами - “Казахмыс” и “Корпоративный НПФ Филлип Моррис Казахстан”. К сожалению, эти фонды методически не выдерживают названия корпоративного (производственного), так как их финансовый источник - это только взносы работников, а не средства предприятий. В Казахстане необходимо разработать социально-экономические условия для развития корпоративных пенсионных фондов, организуемых работодателями. При этом финансовыми источниками пенсионного обеспечения должны быть пенсионные взносы работодателей. Подобная правка не вносится.
И последнее. Пенсионная реформа зашла в своеобразный инвестиционный тупик. И если пенсионная система перестраивается ради того, чтобы создать для экономики инвестиционный ресурс, так как других источников нет, то это по меньшей мере безответственный шаг. Пенсионные активы являются внутренним источником заимствования. И прежде чем искать зарубежных инвесторов, эти долгосрочные заемные средства государством должны быть направлены на поддержку отечественных товаропроизводителей. Для этого за счет заемных средств накопительных пенсионных фондов следует предусмотреть реализацию конкретных наукоемких инвестиционных проектов через бюджет. То есть правительство занимает деньги у пенсионных фондов и направляет их на реализацию отечественных проектов и программ. При этом возврат средств пенсионным фондам должен гарантироваться бюджетом.
В контексте рассматриваемой проблемы полезно процитировать газету “Рабочая трибуна” (№ 101, 1996 г.), которая, характеризуя финансовый потенциал накопительных пенсионных фондов США, писала: “В свое время именно благодаря Пенсионному Фонду США выдержали гонку вооружения с СССР. Но не просто черпали из казны фонда, а брали под проценты и расплачивались по законам рыночной экономики”.
Подводя итог, следует сказать, что предлагаемые Министерством труда и социальной защиты населения поправки в закон о пенсиях методически недоработаны. Но дальнейшее затягивание решения имеющихся проблем может дискредитировать саму идею пенсионного реформирования. Ведь даже незначительные просчеты, сбои и неувязки в осуществлении программных намерений относительно пенсионной реформы чреваты серьезными отрицательными результатами с последующей дискредитацией накопительного механизма в глазах населения.

Мурат ТУЛЕПБАЕВ,
доцент социологии