Лекция 17. Советская Россия в начале и середине 20-Х годов

проф. Камынин В..Д.

Вторая половина  XIX - XX вв.
Курс лекций . Ч. I1.  Под ред. академика Личмана Б.В. Уральский гос. тех. ун - т, Екатеринбург,  1995


3. Экономическое положение

   Большевики к началу 20-х гг. столкнулись с тяжелейшим экономическим кризисом. Промышленность и сельское хозяйство России были практически обескровлены в результате мировой и

гражданской войн. Политика "военного коммунизма" лишь поддерживала существование ряда важных для обороны страны промышленных предприятий и не способствовала развитию народного хозяйства. С переходом к мирному строительству необходимо было менять экономические приоритеты, тем более что к этому правящую партию подталкивало постоянно растущее недовольство масс.
   Новая экономическая политика, провозглашенная X съездом РКП(б), представляла собой целую систему мер, направленных на создание условий для возрождения экономики России. Эти меры разрабатывались уже в ходе объявленной новой экономической политики, которую можно представить в виде ряда последовательно осуществляемых этапов. Главные усилия требовалось направить против разрастающегося продовольственного кризиса, ликвидировать который можно было только путем подъема сельского хозяйства. В условиях отсутствия у государства средств для этого необходимо было раскрепостить производителя, дать ему стимулы для развития производства. Именно на это было направлено центральное мероприятие новой экономической политики - замена продразверстки продналогом. Размер налога был значительно меньше разверстки, он носил прогрессивный характер, то есть уменьшался в случае, если крестьянин заботился об увеличении производства, и позволял крестьянину свободно распоряжаться излишками продуктов, которые у него оставались после сдачи налога.
   Хотя крестьянину об изменении экономической политики стало известно уже весной 1921 г. в период посевной кампании, мгновенного успеха не последовало. Здесь сказалось несколько обстоятельств. Во-первых, крестьянство не смогло сразу оценить достоинство нововведения и не решилось пойти на резкое увеличение посевных площадей. Во-вторых, положение в сельском хозяйстве обострилось в результате засухи, которая поразила основные зерновые районы России и вызвала сильный неурожай и голод. Количество голодающих в 1921 г. по разным оценкам составляло от 10 до 22 млн. человек. Большое число голодающих стало покидать районы бедствия и устремилось в более благополучные местности. Огромные средства государству пришлось выделить на помощь голодающим, была использована помощь, поступившая от международных организаций.
   В 1922 г. меры помощи крестьянству были усилены. Продналог был сокращен на 10% по сравнению с предыдущим годом, но самое главное было объявлено о том, что крестьянин был свободен в выборе форм землепользования и даже разрешались наем рабочей силы и аренда земли. Крестьянство России уже осознало преимущество новой экономической политики, к этому добавились хорошие погодные условия, которые позволили вырастить и собрать хороший урожай. Он был самым значительным за все годы, прошедшие после Октябрьской революции. В результате после сдачи государству налога у крестьянина образовались излишки, которыми он мог распоряжаться свободно.
   Однако следовало создать условия для свободной реализации продукции сельского хозяйства. Этому должна была способствовать коммерческая и финансовая стороны новой экономической политики. О свободе частной торговли было объявлено одновременно с переходом от разверстки к продналогу. Но в выступлении В. И. Ленина на X съезде РКП (б) свободная торговля понималась лишь как продуктообмен между городом и деревней в пределах местного хозяйственного оборота. При этом преимущество отдавалось обмену через кооперативы, а не через рынок. Крестьянству такой обмен показался невыгодным и В. И. Ленин уже осенью 1921 г. признал, что товарообмен между городом и деревней сорвался и вылился в куплю - продажу по ценам "черного рынка". Пришлось пойти на снятие ограничений свободной торговли, разрешить розничную торговлю и поставить частника в равныее условия в торговле с государством и кооперативами
   В свою очередь свободная торговля потребовала порядка в финансовой системе государства, которая в начале 20-х гг. существовала лишь номинально, ибо в концепции большевиков о создании социалистического общества, кроме национализации банков, финансам не уделялось никакого места. Даже введение нэпа не предусматривало мер но наведению порядка в сфере финансов, ибо товарообмен мог осуществляться без денег. Государственный бюджет составлялся формально, также формально утверждались сметы предприятий и учреждений. Все расходы покрывались путем печатания ничем не обеспеченных бумажных денег, поэтому размеры инфляции были бесконтрольными.
   Уже в 1921 г. государство вынуждено было предпринять ряд шагов, направленных на реабилитацию денег. Было разрешено частным лицам и организациям держать в сберегательных кассах любые суммы денег и без ограничений пользоваться своими вкладами. Затем государство прекратило бесконтрольно финансировать промышленные предприятия, часть из которых была переведена на хозрасчет, часть была сдана в аренду. Эти предприятия должны были платить налоги в госбюджет, чем покрывалась определенная часть государственных доходов. Был утвержден статус Государственного банка, который также переходил на принципы хозрасчета и был заинтересован в получении доходов от кредитования промышленности, сельского хозяйства и торговли. Наконец, были приняты меры по стабилизации российской валюты, которые осуществлялись в 1922 - 1924 гг. и получили название финансовой реформы. Ее творцами считаются: нарком финансов Г. Сокольников, директор Государственного банка большевик Шейман и член правления банка бывший министр царского правительства при С. Ю. Витте Н. Н. Кутлер.
   Быстрый подъем сельского хозяйства, оживление торговли и меры по укреплению финансовой системы позволили перейти к мерам по стабилизации положения в промышленности, от судьбы которой зависела судьба рабочего класса и всего Советского государства. Промышленная политика была сформулирована не сразу, так как подъем промышленности зависел от положения дел в других отраслях народного хозяйства и прежде всего в аграрном секторе. Кроме того, поднять всю промышленность сразу было не по силам государству и пришлось наметить рад приоритетов, с которых следовало начинать. Они были сформулированы в выступлении В. И. Ленина на XI конференции РКП(б) в мае 1921 г. и заключались в следующем: поддержка мелких и средних предприятий при участии частного и акционерного капиталов; переориентирование производственных программ части крупных предприятий на выпуск продукции широкого потребления и крестьянского назначения: перевод всей крупной промышленности на хозрасчет при расширении самостоятельности и инициативы каждого предприятия. Эти положения легли в основу промышленной политики, которая стала осуществляться поэтапно.
   Новая экономическая политика входила в жизнь постепенно, по-разному проявляла себя в различных отраслях народного хозяйства и вызывала острую критику и со стороны части руководства партии большевиков, которая не хотела "поступаться принципами", и со стороны части рабочего класса, сосредоточенной прежде всего на крупных промышленных предприятиях, судьба которых должна была решаться в последнюю очередь.
   В результате этого новая экономическая политика прошла через серию острых социально-политических и экономических кризисов, которые держали в напряжении всю страну в 20-е гг. Первый кризис пришелся уже на 1922 г., когда еще не были видны успехи в стабилизации народного хозяйства, зато проявились некоторые негативные моменты нэпа: усилилась роль частного капитала особенно в торговле, появился термин "нэпман", наблюдалось оживление буржуазной идеологии. Часть большевистского руководства стала открыто высказывать недовольство нэпом и ее творец В. И. Ленин вынужден был на XI съезде РКП(б) заявить о том, что отступление в смысле уступок капитализму закончилось и нужно поставить частный капитал в надлежащие рамки и регулировать его.
   Однако успехи в аграрном секторе в 1922-1923 гг. несколько снизили остроту противостояния в руководстве и дали нэпу внутренние импульсы для развития. В 1923 г. сказалась диспропорция в развитии сельского у хозяйства, которое уже в течение двух лет наращивало темпы, и промышленности, которая еще только начала выходить из кризиса. Конкретным проявлением этой диспропорции стал "кризис цен", или "ножницы цен". В условиях, когда сельскохозяйственное производство составляло уже 70% от уровня 1913 г., а крупное промышленное производство лишь 39%, цены на сельхозпродукты резко снизились, а цены на промтовары продолжали оставаться высокими. На этих "ножницах" деревня теряла 500 млн. руб., или половину своего платежеспособного спроса.
   Обсуждение "кризиса цен" вылилось в партийную открытую дискуссию, и выход был найден в результате применения чисто экономических мер. Цены на промтовары упали, а хороший урожай в сельском хозяйстве позволил промышленности обрести широкий и емкий рынок для сбыта своих товаров.
   В 1924 г. начался новый "кризис цен", однако вызванный уже другими причинами. Крестьяне, собрав хороший урожай, решили не сдавать хлеб государству по твердым ценам, а сбыть его на рынке, на котором частные торговцы давали крестьянам хорошую цену за сельхозпродукты. К концу 1924 г. цены на сельхозпродукты резко повысились и основная прибыль пошла в руки наиболее зажиточных крестьян - держателей хлеба. В партии вновь вспыхнула дискуссия о "кризисе цен", которая носила уже более острый характер, так как руководители партии раскололись на сторонников продолжения поощрения развития аграрного сектора и дальнейших уступок крестьянству и очень влиятелъную силу, которая настаивала на усилении внимания к развитию тяжелой индустрии. И хотя формально победили сторонники первой точки зрения и из данного кризиса тоже вышли экономическими методами, но это была их последняя победа. Кроме того, были приняты поспешные меры по ограничению частника на рынке, что привело к его дезорганизации и недовольству трудящихся масс.
   В середине 20-х гг. успехи новой экономической политики в возрождении российской экономики были очевидны. Особенно они сказались в области сельского хозяйства, которое практически восстановило уровень довоенного производства. Государственные закупки хлеба у крестьян в 1925 г. составили 8,9 млн. т. В деревне накапливались средства для развития промышленности в результате переплаты крестьян за промышленные товары, которые продолжали продаваться по завышенным ценам. Окрепла финансовая система Советского государства. Золотой червонец, повсеместно введенный в марте 1924 г., стал стабильной национальной валютой, довольно популярной на мировом рынке. Проведение жесткой кредитной и налоговой политики, выгодная продажа хлеба позволили Советскому государству получить большую прибыль, но и создали опасную иллюзию о возможности ускорения темпов экономического развития путем изменения приоритетов в экономической политике.
   Дело в том, что на фоне успехов в развитии некоторых отраслей народного хозяйства положение в промышленности, и особенно в тяжелой, выглядело не слишком хорошим. Промышленное производство к середине 20-х гг. далеко еще отставало от довоенного уровня, замедленные темпы его развития вызывали огромную безработицу, которая в 1923 - 1924 гг. превысила 1 млн. человек и главным образом ударяла по молодежи, которая составляла не более 20 % занятых на производстве рабочих. Эти перекосы в развитии народного хозяйства некоторыми руководителями партии большевиков выдавались как подрыв социальной базы Советской власти.
   Вот эти две причины: эйфория от реально имеющихся в экономике успехов и трудности в осуществлении промышленной политики обусловили начало поворота в осуществлении новой экономической политики, который пришелся на вторую половину 20-х гг. Уже на 1925/26 хоз. г. советское руководство наметило огромный экспорт хлеба для закупки иностранной техники для переоборудования отечественной промышленности. Кроме того, предусматривались меры по укреплению госсектора в народном хозяйстве и усилению централизованного руководства экономикой.
   Такая политика натолкнулась на новые хозяйственные трудности. В 1925 г. сократился объем хлебозаготовок и правительство вынуждено было отказаться от своих планов. Сократились вложения в промышленность, сократился импорт и деревня вновь ощутила дефицит промышленных товаров. Было принято решение повысить сельхозналог на кулаков и одновременно продумать систему государственного регулирования цен. Эти меры уже носили административный, а не хозяйственный характер. Несмотря на принятые меры, государственные заготовки хлеба не только не росли, но даже сокращались. В 1926 г. было заготовлено 11,6 млн. т зерна, в 1927 г. - 11, а в 1928 г. - 10,9 млн. т.   Между тем промышленность требовала увеличения капиталовложений. В 1927 г. объем промышленного производства впервые превзошел довоенный уровень. Началось новое промышленное строительство. В 1926 г. в стране было построено 4 крупных электростанции и пущено 7 новых шахт, а в 1927 г. - еще 14 электростанций и среди них Днепрогэс и 16 шахт. Деньга на промышленность изыскивали путем эмиссии, которая в 1926 - 1928 гг. составила 1,3 - 1,4 млрд. руб.; путем повышения цен; путем экспорта зерна, который в 1928 г. составил 89 тыс. т; путем взыскивания средств внутри самой промышленности - уже в 1925 г. собственные накопления крупной промышленности покрывали 41,5 % всех ее расходов. Однако все эти источники не могли покрыть дефицита средств для финансирования промышленности, в условиях, когда темпы ее развития стали увеличиваться. Судьба промышленности находилась в руках крестьянина, которого нужно было вновь заставить отдавать все, что он произвел, государству. От методов решения вопроса о взаимоотношениях между городом и деревней зависела судьба новой экономической политики. Последней чашей, которая переполнила чашу терпения противников нэпа, стали хлебозаготовительные трудности зимы 1927/28 г. или знаменитая "хлебная стачка". Уже на XV съезде ВКП(б) в декабре 1927 г. в выступлении И. В. Сталина подчеркивалась необходимость постепенного, но неуклонного объединения индивидуальных крестьянских хозяйств в крупные коллективы. После своей поездки в Сибирь в январе 1928 г. И. В. Сталин стал сторонником применения чрезвычайных мер при проведении хлебозаготовок: применения соответствующих статей уголовного кодекса, насильственное изъятие зерна у крестьян, использование заградотрядов. И хотя в результате противодействия этой линии со стороны Н. И. Бухарина, А. И. Рыкова и М. П. Томского практика применения чрезвычайных мер по отношению к крестьянину была осуждена и вновь вспомнили об экономических мерах воздействия на деревню, но как только хлебозаготовительные трудности зимой 1928/29 г. вновь повторились, все компромиссы и соглашения были отброшены, сторонники применения хозяйственных методов разрешения кризиса хлебозаготовок были уничтожены, а нэп был отброшен "к черту".
   Итоги новой экономической политики нельзя оценивать однозначно. С одной стороны, ее воздействие на экономику страны следует признать благоприятным. В 20-е гг. удалось восстановить народное хозяйство и даже превзойти довоенный уровень исключительно за счет внутренних резервов. Успехи в возрождении сельского хозяйства позволили накормить население страны и в 1927/28 г. СССР обогнал дореволюционную Россию по уровню потребления пищевых продуктов. По данным официальной статистики, среднегодовые темпы прироста промышленной продукции в 1921-1928 гг. составили 23 %. Национальный доход в это время увеличивался на 18 % в год. И к 1928 г. на 10 % в пересчете на душу населения превысил уровень 1913 г. И это было не просто количественное увеличение. За 1924- 1928 гг., когда промышленность не просто восстановилась, а уже перешла к расширенному воспроизводству, при росте численности рабочей силы на 10 % в год прирост промышленной продукции составил 30 % ежегодно, что свидетельствовало о быстром росте производительного труда. Крепкая национальная валюта советской страны позволила использовать для возрождения экономики экспортно-импортные операции, хотя их масштабы были незначительными из-за неуступчивости обеих сторон. Росло материальное благополучие населения. С другой стороны, осуществление новой экономической политики проходило трудно и сопровождалось целым рядом негативных моментов. Главный из них был связан с непропорциональным развитием основных отраслей народного хозяйства страны. Успехи в восстановлении сельскохозяйственного производства и явное отставание темпов возрождения промышленности вели нэп через полосу экономических кризисов, решить которые только хозяйственными методами было чрезвычайно трудно. В деревне шла социальная и имущественная дифференциация крестьянства, что приводило к росту напряженности между различными полюсами. В городе на протяжении всех 20-х гг. увеличивалась численность безработных, которая к концу нэпа составила более 2 млн. человек. Безработица порождала нездоровый климат в городе. Финансовая система окрепла лишь на некоторое время. Уже во второй половине 20-х гг. в связи с активным финансированием тяжелой индустрии было нарушено рыночное равновесие, началась инфляция, что подорвало финансово-кредитную систему.
   Однако главное противоречие, которое привело к краху новой экономической политики, лежало не в сфере экономики, которая могла развиваться на принципах нэпа и дальше, а между экономикой и политической системой, рассчитанной на использование административно-командных методов управления. Это противоречие стало непримиримым в конце 20-х гг. и политическая система разрешила его путем свертывания новой экономической политики.

    

сс. 159 - 167


Следующий раздел лекции Важнейшие даты и события

Переход к лекциям [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12][13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22]

История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008