Лекция 13. Россия во второй половине XIX века

проф. Сафронов А. А., Петухова И.В.

Вторая половина  XIX - XX вв.
Курс лекций . Ч. I1.  Под ред. академика Личмана Б.В. Уральский гос. тех. ун - т, Екатеринбург,  1995


3. Экономические и политические изменения
 

   Пореформенное развитие страны было противоречивым. В сельском хозяйстве рост посевных площадей и производства продукции свидетельствовал об общем подъеме. Но интенсивность его оставалась низкой, поэтому урожаи и потребление продуктов (кроме хлеба) были в 2—4 раза ниже, чем на Западе. В 80-е гг. по сравнению с 50-ми среднегодовой сбор зерна вырос на 38%, а экспорт его увеличился в 4,6 раза.
   Россия вышла на первое место в этом деле, внешторговый баланс с 1877 г. стал активным. Но достигнуто это было принудительными мерами. Различные платежи крестьян составляли 55

—56% государственного бюджета. Развернувшаяся в стране индустриализация во многом осуществлялась за их счет.
  Значительная часть разорившихся крестьян втягивалась в промышленность. Все это входило в планы реформаторов. Но совершенно неожиданно для них усилилось традиционно враждебное отношение к торговле, ко всем новым формам деятельности: к кулаку, купцу, скупщику — к удачливому предпринимателю.
  Великая русская литература XIX в., несшая в себе гигантский нравственный заряд, подхватила представления массового сознания о богаче как воплощении зла. Н. Чернышевский, М. Салтыков-Щедрин, Г. Успенский разоблачали «дерунова», «наглого», «чумазова», «праздношатающуюся тлю» (К. Маркс русского кулака характеризовал не иначе как «прохвост-плебей»). Духовная элита России оказалась не в состоянии освоить новые явления и боролась не столько с уродливыми формами предпринимательства, сколько с ним самим.
   В крестьянстве росли настроения сохранить древние формы жизни — участились общинные уравнительные переделы земли и распределение разверстки. В конце 70-х гг. распространился слух о «черном переделе». Однако при низкой культуре земледелия никакая экспроприация помещичьих земель проблемы не решала. К тому же значительная часть дворян не смогла перестроиться на буржуазный лад и продавала свои земли. В 1877 г. их площади уменьшились на 30%, в 1910 — на 55%. В хозяйствах обуржуазившихся помещиков эффективность была значительно выше, чем в крестьянских. Для крестьян же рост производительности не был самоценным. Если у них появлялись дополнительные средства, они расходовались на покупку земель. В собственности общин или зажиточной части деревни в 1877 г. находилось 6,3% всей частной земли, в 1910 — 25%. К этому времени вместе с надельной крестьяне пользовались и владели 70% всей обрабатываемой земли. Но при этом их враждебность к помещикам не ослабевала. Крестьянин неуклонно шел к торжеству догосударственного идеала, которое, казалось, наступило в 1917 г.
   Реформа 1861 года создала специфический источник накопления капиталов. Начало реализации выкупных операций совпадает с созданием различных кредитных учреждений. В 1866—1875 гг. создано 359 акционерных коммерческих банков, обществ взаимного кредита и др.
   Еще в 1860 г. был организован Государственный банк. Сложилась система органов коммерческого кредита. С 1866 г. в его пополнении начали участвовать крупнейшие европейские банки. Благодаря им сложный механизм обмена был «запущен» сразу. Выработка его на Западе потребовала веков.
   Иностранные займы и прямые инвестиции прежде всего шли на железнодорожное строительство, которое приняло характер подлинного бума. Благодаря этому обеспечивался экспорт хлеба, решались задачи военно-стратегического порядка, создавалась производственная инфраструктура и, самое главное, инициировалось развитие промышленности. В конце XIX в. завершился промышленный переворот.
Особой заботой правительства пользовались предприятия, выпускавшие боевую технику. Военный бюджет России в абсолютном исчислении уступал английскому, французскому, германскому. Но его удельный вес в совокупном общественном продукте страны был значительно выше. Численно формировался военно-промышленный комплекс как основа великодержавной внешней и внутренней политики.
   Крупная промышленность страны создавалась и развивалась как государственная. Рост частного предпринимательства традиционно шел под контролем государства на основе выдачи специальных заказов. Крупная буржуазия вырастала как государственная. Отсюда российская буржуазия уступала западной по экономической самостоятельности и политической зрелости.
   Ускоренными темпами шел процесс формирования рабочего класса. Возник слой потомственных пролетариев. Многие рабочие сохранили экономические и психологические связи с прежними формами жизни, из которых насильно были вытеснены. Они несли в себе серьезный антигосударственный заряд, который усиливался нелегким их положением. Так, продолжительность рабочей недели в промышленности России была больше, чем в США, на 23%, а номинальная зарплата ниже в 3,8 раза. За общими цифрами кроются значительные региональные различия: металлург в Донбассе «стоил» в несколько раз дороже, чем на Урале. Белковых продуктов российский рабочий потреблял в 3—7 раз меньше американского и намного больше картофеля и хлеба. Неустроенным оставался быт
.
   Политическая ситуация в стране неоднократно менялась в зависимости от самых разных обстоятельств. С 1855 по 1861 гг. правительство при всех колебаниях сохранило за собой инициативу действий, привлекло к себе всех сторонников преобразований — от высшей бюрократии до крестьянских демократов. Казалось, в обществе утвердилась консолидирующая «атмосфера надежд», в которой были подготовлены реформы и началась их реализация.
   Вместе с тем, как это ни парадоксально, изменилась обстановка в стране и общий курс правительства. В 1861—1866 гг. правительство отстаивало свое видение реформы, причем борьба с противниками «слева» носила жестокий характер: подавление крестьянских выступлений, аресты тверских либералов, затем Н. Г. Чернышевского, разгром польского восстания и др. Правительство утрачивало инициативу, самодержавная его сущность все больше выходила на первый план. Выстрел Д. Каракозова 4 апреля 1866 г. логически вытекал из подобной ситуации: насилие сверху рождает насилие снизу и так далее. Об этом порочном круге с горечью писал Н. А. Бердяев.
 В правительственных кругах усилилась роль III отделения, во всех областях общественной жизни произошли контрреформы. Либеральное движение практически сошло на нет, как и крестьянское. А вот движение идеологов крестьянства расширялось. В нем утвердилось новое поколение — народники. Наследие А. И. Герцена и Н. Г. Чернышевского ими воспринималось все более односторонне. Уровень теоретической работы снижался. Оформившиеся доктрины народничества при всех различиях сходны в главном — они являются отражением, слепком докапиталистических, догосударственных ценностей крестьянства: идеализация общины, неприятие капитализма, аполитизм, абсолютизация сильной личности. Взгляды народников — специфическая разновидность основного заблуждения интеллигенции — вера во внезапно раскрывающиеся созидательные возможности народа, как только он станет свободным.
   В середине 70-х гг. правительство столкнулось с клубком проблем: одни из них оно должно было решить раньше — например, реформирование армии, другие вообще предотвратить — оскудение деревни, резкое усиление деятельности народников — «хождение в народ», создание ими централизованной организации «Земля и воля», третьи оно должно было встретить с достаточной долей цивилизованности — образование первых рабочих союзов. Сложность и новизна этих проблем превышали возможности правительства. Не спасли положения усиление в нем роли реформаторов и даже победа России в войне с Турцией. Развитие событий приобрело собственную динамику, не поддающуюся контролю. Переломным в этом отношении стал 1878 год: возросли хозяйственные трудности; на Берлинском конгрессе обнаружилась международная изоляция России (он стал дипломатическим поражением державы-победительницы); в деревне распространился слух о «черном переделе»; образовался «Северный союз русских рабочих», организация политического характера; выступления пролетариата возросли против 1877 г. в 2,5 раза; начались студенческие волнения; вновь возникла либеральная оппозиция в лице земского движения. И наконец, с 1878 г. народники перешли к террору как средству политической борьбы.
   Часть общества оказывала моральную поддержку и сочувствие террористам — важнейший показатель падения престижа власти. Ситуация требовала кардинальных и немедленных перемен, «революции сверху» в духе либерализма. Но правительство царя-реформатора прибегло к испытанным методам — ужесточение судопроизводства, введение чрезвычайного положения в ряде губерний.
   21 января 1880 г. состоялось Особое совещание при царе для обсуждения давних проектов 1863 и 1866 гг. о народном представительстве. Характерна краткая записка царя о его итогах: «Совещание с Костей (брат царя) и другими, решили ничего не делать». Такова стратегическая установка на «революцию сверху». Могла ли она измениться в недалеком будущем?
   12 февраля 1880 г. была учреждена Верховная распорядительная комиссия во главе с М. Лорис - Меликовым. Получив диктаторские права, он путем репрессий и уступок добился приостановки террористической деятельности и некоторой стабилизации общества. В августе 1880 г. комиссия была ликвидирована, а Лорис - Меликов стал министром внутренних дел с расширенными полномочиями. 28 января 1881 г. в специальном докладе царю он предложил завершить «великое дело государственных реформ». Речь шла всего лишь о совершенствовании губернского управления, земского и «городового» положений, о решении финансовых дел. Разработку проектов он предложил временным подготовительным комиссиям с привлечением представителей земств и городов. Далее законопроекты должны были поступить в Общую комиссию, в состав которой привлекались выборные от местных органов. При обсуждении проектов в Государственном совете следовало пригласить 10— 15 выборных, работавших в Общей комиссии. Таково на деле содержание проекта, который в литературе получил название «конституция Лорис-Меликова».
   5 февраля Александр II план в целом одобрил. 9 и 14 февраля Особое совещание приняло проект Лорис-Меликова, исключив из него пугавший царя пункт о представителях земств в Государственном совете. Утром 1 марта 1881 г. царь назначил на 4 марта заседание Совета Министров для его утверждения, а через несколько часов он был убит.
   На престол взошел новый царь Александр III. Он был вторым сыном Александра II, поэтому его готовили только к военной карьере. Наследником он стал в 1865 г. после смерти старшего брата. По характеру Александр III был полной противоположностью отцу и напоминал своего деда Николая I. Надо отметить и то, что в свое время либеральный ученый и общественный деятель К. Д. Кавелин был отстранен от должности воспитателя Александра III. На его место заступил ярый монархист К. П. Победоносцев. Учтем также психологическое состояние и обстановку, в которой Александр III пришел к власти. Все толкало его на путь авторитарных, а не либеральных изменений. В стране за короткое время произошло отступление от дел Александра II во всех сферах общественной жизни.
   В мае 1883 г. Александр III провозгласил свой курс, названный в публицистике и исторической литературе «контрреформами». Вот их краткий обзор.
   Особо надо назвать мероприятия в области печати (т. н. карательная цензура) и школы 1882—1884 гг. Были закрыты многие издания, уничтожена автономия университетов. Все начальные школы передавались церковному ведомству - Синоду, значительно повышалась плата за обучение, ограничивался прием учеников из малообеспеченных семей. В 1889 г. для усиления надзора за крестьянами и ущемления их правового статуса были введены должности земских начальников с широкими правами. Они выдвигались из местных дворян-землевладельцев. Был уничтожен мировой суд. Другой крупной контрреформой было новое положение о земствах 1890 г. Его основная идея - усиление сословного дворянского представительства и лишение представительства крестьян. В 1892 г. было принято тесно связанное с вышеназванными Городовое положение, которое усиливало власть городского головы. Избирательного права лишились приказчики и мелкие торговцы, другие малоимущие слои города. Изменению подверглась судебная реформа, были приняты законодательные акты ограничивающего характера (1887 г.).
   В этих мероприятиях проявился подновленный вариант идеи «официальной народности» - лозунг «Православие, самодержавие и дух смирения». Ее идеологи М. Н. Катков (редактор «Московских ведомостей»), князь В. Мещерский (издатель газеты «Гражданин»), Д. Толстой, К. Победоносцев опустили в формуле Николая I «Православие, самодержавие и народ» слово «народ» (как опасное) и проповедовали смирение его духа перед самодержавием и церковью, отрицали реформы и либеральные уступки. На практике это направление политики правительства вылилось в стремление укрепить самодержавие, поддержав дворянство страны в качестве его опоры. Административные меры подкреплялись экономической поддержкой помещичьих хозяйств с учетом ситуации в деревне. После реформы одна часть помещиков не могла приспособиться к новой ситуации, распродавала свои земли, разорялась. Другая часть дворян вела хозяйство по старинке, сохраняя кабальные для крестьян условия аренды земли. Третьи же постепенно переходили к новым формам ведения хозяйства. Правительство стремилось поднять цены на помещичью землю: Крестьянский банк (1882 г.) скупал ее по высокой цене и перепродавал в рассрочку сельским общинам и крестьянам-кулакам по ссуде. В свою очередь Дворянский банк (1885 г.) начал субсидировать помещиков на льготных условиях (4,5% годовых - по сравнению с 6,5% годовых Крестьянского банка). Им также предоставлены льготы при взимании налогов. А крестьянам ставились помехи в уходе из деревни в город, принимались законы, усложняющие выход из общины, строго наказывались уходящие раньше окончания срока найма. Все это поддерживало помещичье землевладение.
   20 октября 1894 г. в Крыму от острого воспаления почек внезапно скончался 49-летний Александр III. На императорский престол вступил Николай П. Либерально настроенные деятели земских учреждений и часть интеллигенции возлагали надежды на нового царя, однако его прошлое лишало их уверенности.
   В январе 1895 г. на первой встрече представителей дворян, верхушки земств, городов и казачьих войск с новым царем Николай II заявил о готовности «охранять начала самодержавия так же твердо и неуклонно, как охранял» его отец. В эти годы в управление государством нередко вмешивались представители царской фамилии, которая к началу XX в. насчитывала до 60 членов. Большинство великих князей занимали важные административные и военные посты. Особенно большое влияние на политику оказывали дяди царя, братья Александра III - великие князья Владимир, Алексей, Сергей и Николай Николаевич, Александр Михайлович (двоюродные дяди).

  сс. 23 - 30


Следующий  раздел лекции Важнейшие даты и события

Переход к лекциям [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12][13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22]

История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008