Иловайский  Д. И. Краткие очерки русской истории

--------------------------

Отделение второе

IV. Эпоха первых

трех царей из дома Романовых

1645—1649—1653—1667—1672—1676—1682

V. Внутренне состояние Московского государства
 

   Царь. Во главе, государства находился царь, самодержавный и неограниченный властитель над своими подданными. Московское самодержавие имеет великое историческое значение: оно сообщило политическое единство раздробленным дотоле русским областям и связало в одну плотную массу племена, рассеянные на равнинах Восточной Европы; оно дало русскому народу государственное устройство, которое помогло ему выйти победителем из долгой борьбы с восточными и западными соседями, поработившими Русь удельно-вечевую...
   Московского царя окружал многочисленный двор, составленный из людей высших классов, которых ч и н   и  ч е с т ь  зависили от большей или меньшей близости к царской особе. Двор этот отличался восточною пышностию и строгим исполнением разных обрядов и церемоний...
   Сословия. Господствующее сословие в государстве было с л у ж и л о е, которое образовалось из прежней княжеской дружины и разделялось на разные степени. Верхнюю степень составляла боярская аристократия, сильная своим числом и значением. В состав ее, кроме древних боярских родов, вошли потомки удельных князей, вступивших в службу московских государей; они сохранили свой княжеский титул. Далее, значительная часть наших боярских фамилий вела свое происхождение от иноземных  выходцев, именно: литовских, немецких и более всего татарских мурз и царевичей. В XVI и XVII вв. эта аристократия представляет довольно замкнутое сословие или касту, почти недоступную для людей низших классов. По своей знатности боярские роды разделялись на несколько «статей»; сообразно с таким делением они занимали разные должности при дворе, в гражданском управлении и в войске. Бояре, не занятые войною или службою в городах, постоянно жили в Москве и каждый день съезжались во дворец на государю. В грамотах писались они государевыми "холопами" и называли себя уменьшительными именами *. * «Боярин» (в тесном смысле) означал высший придворный чин; за ним следовал «окольничий», потом «думный дворянин». Эти три статьи заседали в царской думе.  Далее следовали чиновники, отправлявшие службу при царской особе, именно спальники, стольники, стряпчие, жильцы и пр. В такие должности обыкновенно поступали дети знатных людей, пока не переходили на высшую ступень. Происхождение московских придворных чинов большею частью  относится к удельному, княжескому периоду

   Среднюю ступень служилого сословия составляли д в о р я н е, а низшую многочисленный класс б о я р с к и х  д е т е й. И те другие в свою очередь подразделялись на разные статьи.
    Все эти люди должны были служить всю жизнь там, где  укажет государь; главною же их обязанностию по-прежнему оставалась военная служба.    За свою службу,  кроме  денежного  и   хлебного   жалованья,   они   получали   п о м е с т ь я   и   в о т ч и н ы. Первые давались в пожизненное владение, вторые составляли полную, наследственную собственность; различие это потом уничтожилось, и поместья сравнялись с вотчинами. Между тем как дети боярские образовали класс мелких землевладельцев, бояре и некоторые из дворянских фамилий сосредоточили в своих руках обширные владения и имели иногда по нескольку тысяч крепостных людей.
   Сословие людей «тягловых», или податных (з е м щ и н у) составляли посадские и крестьяне. Под именем п о с а д с к и х  разумелось вообще городское и пригородное население, занимавшееся торговлею, промыслами и платившее подати в царскую казну. В видах постоянного исправного сбора государственных доходов, посадские люди были прикреплены к своим посадам, как крестьяне к земле. Более зажиточные из посадских  носили древнее название «лучших людей», остальные назывались  «меньшими»: в правительственном отношении они разделены были по сотням и слободам **. ** В столице существовали особые, высшие разряды торговых людей именно,  гости, гостинная сотня и суконная сотня, из них нназначались    смотрители   («головы») при  разных казенных сборах, напр. при таможнях,   питейных домах, при соболиной казне и др В случае убытков или недоборов они отвечали собственным имуществом, поэтому служба их была иногда разорительна, зато им предоставили некоторые права и привилегии, напр. гости могли владеть населенною землею. Эти высшие торговые разряды пополнялись самыми богатыми людьми из черных сотен, московских и иногородних.
 Кроме податей, посадские обязаны были отправлять царскую службу в качестве разного рода приставов или целовальников.
   Крестьяне по отношению к земле распадались на три главные разряда: во-первых, те, которые жили на землях, принадлежащих государю, во-вторых, поселенные в поместьях и вотчинах служилых людей; в-третьих, жившие на землях монастырских и вообще духовенства. Первый разряд подразделялся на две части: именно: дворцовые, доходы с которых исключительно шли на содержание двора, и крестьяне черных волостей, или  ч е р н о с о ш н ы е,  платившие подати в государственную казну.

   В конце XVI в., как известно, крестьяне лишились права свободного перехода и были прикреплены к земле. Но они не скоро могли примириться с этим лишением, а в действительности переходы еще долго продолжались. Самое прикрепление не было полное и безусловное; в некоторых случаях последующими указами переход дозволялся (напр., от мелкого владельца к мелкому). Для беглых сначала была назначена пятилетняя давность, т.е. спустя пять лет после ухода крестьянина землевладелец не имел права  отыскивать его и возвращать на свою землю. Потом крепостное право получило дальнейшее развитие. Михаил Феодорович вместо пятилетнего назначил десятилетний срок для возвращения беглых крестьян к прежнему владельцу, а Уложением царя Алексея Михайловича срок совершенно отменен: крестьяне со своими семействами и со всем потомством должны были принадлежать к той земле, за которой они записаны в писцовых бумагах 1626 г.
   Крестьяне, по-видимому, лишены были только права перехода и сделались к р е п к и м и   з е м л е, а сами они не составляли такой же собственности землевладельца, как его холопы или рабы. Но помещики не замедлили распространить свою власть и на личность крестьянина, которому трудно было отыскивать управу на помещика. Во второй половине XVII в. дворяне уже продают крестьян и отдают их в приданое, без земли; а к концу того же века крестьяне в своих отношениях к помещику весьма мало отличались от его холопей. Впрочем, и сами они иногда давали на себя  к а б а л у, т. е. шли в холопы, чтоб избавиться от казенных повинностей (так как с холопов подати в государствственную казну не  собирались).
   Беспрерывные побеги, при малолюдном населении, были весьма чувствительным злом для Московского государства. Беглые крестьяне, холопы и посадские отчасти уходили на Дон или В Запорожье, отчасти укрывались в лесах и составляли разбойничьи шайки. В течение всего XVII в. правительство должно было вести неутомимую борьбу с этим явлением; оно отправляло во все стороны отряды сыщиков, которые отыскивали беглых и возвращали их на прежние места, ловили и вешали разбойников.
   Управление. Высшим правительственным и судебным учреждением была б о я р с к а я   д у м а, которая вела свое происхождение от древнего обычая князей советоваться о делах со старшею дружиною.Когда усилилась в Московском государстве боярская аристократия, то дума не раз делала попытки ограничить самодержавие и приобрести большую самостоятельность. Но это удавалось ей только или в малолетство государя, или при царях слабых характером. В думе обсуждались меры, касавшиеся всего государства, решались вопросы внешней политики и те дела, которые не могли быть решены низшими учреждениями. В отношении к царю дума имела только совещательное значение, когда на грамотах ее обыкновенно писалось: «Царь указал и бояре приговорили». В ней заседали бояре, окольничие и думные дворяне; иногда призывались патриарх и другие архиереи.
   Московский подьячий в XVII в Кошихин следующим образом заседание думы:
   «Когда случится царю сидеть с боярами и думными людьми и рассуждать о своих или иноземных делах, то думные люди садятся поодаль от царя на лавках; размещаются они по степени своей знатности, сначала бояре, потом окольничие, потом думные дворяне, а думные дьяки стоят, иногда впрочем царь приказывает им сидеть Когда государь объявит свою мысль и спрашивает совета у думных людей, тогда, кто из них поумнее, говорит свое мнение, а иные бояре б р а д ы  с в о и   уставя, ничего не отвечают, потому что царь многих жалует в бояре не по разуму их, а по великой породе, и многие из них грамоте не ученые»" (* Кошихин написал свое сочинение после бегства из Москвы, под влиянием своего нерасположения к московскому боярству, что ясно выражается в его тоне). Когда же  же дело после обсуждения бывает решено, царь приказывает думным дьякам записать приговор.
   Кроме боярской думы, в XVI и XVII вв. московские цари в самых важных делах имели обыкновение созывать выборных от все свободных сословий своего государства, что называлось «земским собором» или «великою земскою думою». Это было также продолжением древнего обычая князей собирать иногда на совет не одну дружину, но и лучших людей города; когда же Русь объединилась, то лучшие люди собирались уже со всей земли. Первые соборы упоминаются при Иване IV; значение их поднялось в Смутное время, особенно в эпоху междуцарствия. При Михаиле Феодоровиче, когда от народа требовались большие жертвы для   устроения государства, мы видели частые земские соборы; встречаются и при Алексее Михайловиче; но после него уже выходят из употребления. На соборе мнения выборных людей отбирались не поголовно, а по сословиям (дворяне, дети боярские, гости, торговые и посадские люди).
   Далее из постоянных правительственных учреждений в Московском государстве следуют п р и к а з ы. Происхождение приказов относится еще ко временам удельным, они развились преимущественно из домашнего или хозяйственного княжеского управления, когда же уделы были уничтожены, все приказы сосредочились в Москве и здесь подразделялись на многие отрасли, что в XVII в. число их простиралось до 40** ** Важнейшие из них были следующие 1) приказ большого дворца, который заведовал приходами и расходами царского двора, 2) приказ большой казны - вообще государственными доходами, 3) поместный - делами о поместьях и вотчинах, 4) посольский — сношениями с иностранцами, стрелецкий, пушкарный, судный, разбойный и т д Ведомости приказов вообще не были строго разделены и разграничены между собою, иногда дела одного рода производились в разных приказах и наоборот. Дпя разных областей существовали особые приказы, например, Новгородская четверть, Казанского дворца, Сибирский, Малыя России и др. Приказы, смотря по их важности, поручались дьяку, иногда с товарищами, иногда один и тот же боярин или дьяк заведовал несколькими приказами Для наблюдения за правлением вообще и за точным испонением царских повелений Атексей Михайлович учредил еще "приказ тайных дел", где  заседал дьяк с подьячими и куда бояре не допускались.

  Письменная часть в приказах находилась в руках дьяков и подьячих, известных под общим именем «приказных людей», они назначались из грамотных людей разных сословий, преимущественно из духовного звания.

   В отношении областного управления земли Московского государства, главным образом, делились на уезды. Величина уездов была весьма  неравная; они определялись историческими условиями, обыкновенно древние уделы или части уделов, по мере того как присоединялись к Московскому государству, составляли особый уезд. Подразделение уездов составляли, станы, погосты, губы; более распространенною единицею деления служили волости, которые так же, как уезды, по объему своему были весьма различны.
   Областные правители, перешедшие в Московское государство из удельно-вечевой Руси, т. е великокняжеские наместники и волостели в 16 столетии были заменены отчасти другими лицами. При Иоанне IV мы встречаем правителей, выбираемых из служилого сословия самими общинами, как-то: губных старост, излюбленных голов и пр. В XVII в. выборные власти опять уступают места лицам назаченным от правительства; во главе областного управления становятся воеводы. Прежде воеводы встречались только в пограничных городах, но при Михаиле Феодоровиче они являются почти повсюду, и только в некоторых областях потом упоминаются губные старосты в значении правителей* Ведомство губных старост в тесном смысле простиралось толоко на дела губные или уголовные, т е душегубство, разбой и воровство с поличным. Им предоставлена была поимка и суд разбойников и воров. Губные старосты вели себя не лучше других чиновников и притесняли жителей, так что последние просили царя  поручить губные дела воеводам.
    Воеводы сменялись весьма часто, так что редко оставались в одном городе более 3 лет. Круг воеводской деятельности не был строго определен, большею частию в руках воевод сосредоточивалась власть военная, гражданская и судебная. Воеводство давалось как нагража за военную службу, потому что оно предоставляло служилому человеку возможность увеличить свое состояние ("покормиться"). Хотя взятки были запрещены, но, кроме царского жалованья, воевода мог получать от жителей добровольные приношения, которые не считались взятками в строгом смысле этого слова.
   Дела подлежавшие воеводскому управлению, производились в так называемой с ъ е з ж е й  или  п р и к а з н о й избе. В Московском государстве кроме того существовали многие земские должности на которые посадские и крестьяне выбирали людей из своей  среды.    Таковы з е м с к и е  с т а р о с т ы,  заправлявшие раскладкою податей и городским хозяйством, они заседали в  з е м с к о и избе. Потом следуют разного рода головы и целовальники;им поручались сборы в казну пошлин торговых,  питейных, судных и др. Выборы в головы и целовальники производились ежегодно. Эта земская служба была вообще обременительна  для выборных людей, за убытки и недоимки они отвечали собственным имуществом. Низшие чиновники назывались: приставы, недельщики, доводчики и др.
   Судопроизводство и доходы. Формы судопроизводства начально были довольно просты и несложны. В XV и XVI вв. на суде наместников и волостелей встречаются «староста и целовальники», выбранные от городских и сельских общин и известных под общим именем «судных мужей». При Иване Грозном многие общины даже получили право собственного суда, т. е. судились только своими выборными людьми; но после они теряют это право и суд сосредоточивается в руках областных начальников. Судопроизводство было по преимуществу словесное. Главными доказательствами на суде служили: письменные акты, свидетели и присяги. В уголовных делах употреблялся повальный обыск, т. е. допрос  местных жителей о самом преступлении или о поведении заподозренного человека. Древний обычай испытания водою и железом уже не встречается; место его при исследовании дела заступил жестокий обычай судебной пытки. По судебникам царей Ивана III и Ивана IV в случаях тяжбы между истцом и ответчиком допускали  п о л е; но к концу XVI в. поле уже выходит из употеребления.
   С течением времени судебный процесс более и более усложняется, письменное судопроизводство берет перевес над словесным, число инстанций увеличивается; а вместе с тем растут медленность в решениях и издержки подсудимых. Те дела, которые почему-либо не могли быть решены простыми судьями, переносились в высшие инстанции; т. е. сначала к наместнику или воеводе главного города, потом в один из приказов, наконец, подавался д о к л а д  царю, который или сам решал дело, или поручал его боярской думе. По окончании тяжбы тому, кто ее выигрывал, выдавалась п р а в а я грамота. Право суда над крепостными людьми, за исключением уголовных преступлений, принадлежало самому владельцу. В пытках и казнях того времени вполне выражались грубость и жестокость нравов; наиболее употребительные были: виселица, четвертование, колесование и сажание на кол, и самым обыкновенным наказанием за проступки служили плети и палки, от которых не было изъято и боярское сословие. Несостоятельного должника заимодавец имел право поставить на п р а в е ж, который заключался в том, что несчастного ежедневно по нескольку часов били палками, пока он не  заплатит долга. (Помещики обыкновенно ставили вместо себя на правеж крепостных людей).

   Главным источником казенных доходов в Московском государстве были подати (тягло); они налагались не на отдельные лица, а на целые общины, которые уже сами раскладывали их между своими членами. Крестьянские общины облагались податями по числу  с о х,  т.е. известного количества земли, которою они владели, а посадские по количеству тягловых дворов, означенных в писцовых книгах за каждым посадом. Почти все ремесла и торговые статьи были обложены пошлиной. Кроме обыкновенных податей существовали постоянные сборы на некоторые потребности государства, например, п о л о н я н и ч н ы е деньги - для выкупа пленных у татар, по временам производились и чрезвычайные сборы на военные издержки. Из повинностей наиболее значительные были: ратная (поставка ратных людей и продовольствия во время войны), ямская гоньба (для провоза послов и царских чиновников), постройка и починка крепостей, казенных зданий, мостов и пр. Вообще финансовая система в Московском государстве представляла довольно много запутанности, и тяжесть налогов падала неравномерно на разные сословия и на разные местности государства *            Закладываясь за частными владельцами или переходя в стрельцы и казаки, многие посадские и черносошные крестьяне уклонялись от государственныхподатей;а  между тем городские и сельские общины должны были платить и за этих "выбылых" людей, отчего они разорялись еще более и казенные недоимки возрастаали. С другой стороны, вследствие древнего обычая великих князей давать монастырям и частным владельцам разные льготные грамоты (тарханные, обельные и др.), многие деревни и села были изъяты от некоторых казенных сборов и повинностей, что еще более увеличивало неравномерность податного бремени.
    Естественные произведения, торговля и промышленность. Европейские   путешественники XV, XVI и XVII вв. изображают Московское государство обширною равниною, которую покрывают огромные сосновые  и березовые леса и во всех направлениях пересекают  большие судоходные реки. Почва этой страны местами песчана, но вообще плодородна и в изобилии производит растения, свлйственные умеренному поясу. Климат Московии по ее большому протяжению не одинаков; области, прилегающие к столице государства отличаются чистым и здоровым воздухом. Что особенно поражало вниимание иностранцев, это резкая противоположность между зимней и летней природою. Зимою господствует страшный холод и вся страна задернута сплошной пеленою снега; напротив, летом, после разлития вод, леса, луга, нивы оживают и быстро покрываются роскошною зеленью, а летние жары бывают так же  сильны как и зимние морозы.
   Главные  произведения страны следующие. Земледелие доставляет разного рода хлебные растения, как-то: рожь, пшеницу, овес, ячмень и др.; пчеловодство, весьма распространенное в лесистой Московиии, доставляло значительное количество меда и воска; реки изобиловали рыбою, особенно Волжская система (белуга, стерлядь); в лесах водилось множество дичи. Звероловный промысел занимал важное место в народном хозяйстве по количеству ежегодно добываемых мехов (чернобурые и другие лисицы, соболи, горностаи, бобры, белки); лучшие меха привозили из Сибири, Печерской и Пермской областей. Но все этобогатство естественных произведений оставалось весьма мало разработанным и едва доставляло народу предметы первой необходимости. Земледельческая промышленность находилась на довольно низкой ступени развития; успехам ее препятствовали редкость населения и развитие крепостного права (которое служило плохим поощрением крестьянскому труду). Цены на хлеб, по замечанию иносстранцев, хотя были низки, но непостоянны: по беспечности сельских хозяев, в неурожайные годы происходил голод, и богатые люди,имевшие большие запасы, обыкновенно пользовались этим временем, чтобы продавать хлеб как можно дороже.              

   Средоточием торговой деятельности в Московском государстве была столица, которая по самой наружности своей отличалась весьма промышленным характером; она была наполнена рынками, гостинными дворами, рядами и лавками; здесь всегда можно было встретить купцов и ремесленников многих европейских и азиатских наций. Сам царь принимал непосредственное участие в торговле. Из Москвы торговое движение распространялось в разные стороны, преимущественно: по Волге, в Литву, к Новгороду и к Белому морю.
        На восток по Оке и Волге шел путь в Астрахань, где постоянно жили купцы персидские, бухарские и армянские, торговавшие преимущественно товаром и хлопчатобумажными тканями. На этом пути лежали важные пристани Нижний и Казань.От Нижнего до Астрахани ежегодно весною и осенью ходили караваны "казенных" печеских судов. Но плавание их было небезопасно, все нижнее течение Волги представляло пустынную страну, в которой караваны часто подвергались нападению разбойничьих шаек и делались их добычею, несмотря на конвойные стрелецкие отряды. От Волги вверх по Каме отделялась главная сибирская дорога. По ней отвозили в Сибирь хлебные и военные запасы для служилых людей, а из Сибири привозили драгоценные меха Главными торговыми пунктами в Западной Сибири были  Верхопутье и Тобольск Во второй половине XVII в служилые люди вместе с русскими промышленниками углублялись все далее и далее на восток, налагая дань (ясак) на мелкие туземные племена и местами воздвигая свои острожки, они расшрили  московские пределы до берегов Восточного океана и нижнего течения Амура. Тогда  завязалась торговля с Китаем, а Нерчинск сделался важным пунктом этой торговли.

   На запад от Москвы, в Литву и Польшу главная дорога шла через Смоленск. Из Польши приводились лучшие лошади для царских конюшен. С юго-запада, из турецких владений, иногда приезжали в Москву греческие купцы с женскими украшениями, конским прибором, жемчугом, фруктами и пр. Прямой путь в Москву был для них небезопасен от Запорожских казаков, поэтому купцы объезжали другою дорогою, через польские владения. Самые торговые города на Западной украине были Киев и Путивль Южные кочевые народы, особенно ногайские  татары, пригоняли в Московское государство огромные конские табуны, которые покупались большею частию для царской конницы
   На северо-западе пролегала дорога к Новгороду и Пскову.Торговля Новгорода с ганзейскими городами при Иване III почти прекратилась, она возообновилась при Василие III, но уже не в таких размерах, как прежде. Открытие Беломорского пути англичанами, погром Ивана Грозного Смутное время, потеря в XVII в. берегов — одно за другим подрывали благосостояние Новгорода. Новгород и Псков все еще были в числе самых промышленных и богатых русских городов. Сюда приезжали преимущественно шведы и немцы, отсюда шли пути за границу: к Нарвской пристани и к Риге.
   Самай важный путь Беломорский, шел от Москвы на торговые города Ярославль и Вологду, потом р Сухоною на Устюг и далее Северною Двиною до Архангельской пристани.  К этой пристани со второй половины XVI в каждое лето приезжали европейские корабли с товарами. Сначала исключительными привилегиями пользовались англичане, которые завели свои фактории во многих внутренних городах России; но мало-помалу их соперниками на этом пути явились и другие купцы, именно, голландские, немецкие и французские, а в царствование Алексея Михайловича, как известно, англичане лишились права на повсеместную беспошлинную торговлю и ограничены одним Архангельском.
     Из Западной Европы в Россию привозились: металлические изделя, сукна, полотна, вина, сельди, сахар, бумага, огнестрельные снаряды, зологая и серебряная монета, разные пряности и пр. Таможенные чиновники обыкновенно отбирали самые лучшие товары и покупали их для государя (товары эти шли отчасти на потребности царского двора, отчасти назначались в продажу). Из  России иностранцы вывозили сырые произведения; самую важную статью отпуска составляли меха; потом следовали: воск, мед, кожи, сало, икра, лен, пенька и отчасти хлеб. Русские торговые люди почти не издили со своими товарами в Западную Европу; на такие поездки неблагоприятно смотрели как само московское правительство, так и иностранные купцы.
   Что касается до внутренней торговли, то почти каждый посад служл рынком для своих окрестностей. Большие расстояния между городами и неудобство путей сообщения условливали обычай ежегодно в известное время собираться в определенном месте, таким образом произошли ярмарки. Они соединялись обыкновенно храмовыми праздниками и помещались около церкви, примечательны ярмарки в монастырских имениях; сюда съезжались охотнее, потому что крестьяне монастырских земельбыли более зажиточны, чем в других местах, и самые торги менее стеснялись вмешательством таможенных чиновников. Из наиболее таких ярмарок наиболее знаменита Макарьевская около монастыстыря св. Макария Желтоводского.
    Иностранцы, посещавшие Россию, отзываются о ее жителях, как о народе, весьма склонном к торговой и промышленной деятельности. Они  удивлялись изворотливости и сметливости русских купцов, но раметили и другую черту, которая приносила большой вред торговле, - это недостаток честности. Обычай запрашивать в несколько крат дороже настоящей цены, божиться и в то же время обманывать покупателя был весьма распространен между московскими торговцами. Подобная черта является прямым следствием необразованности и порчи народного характера. Далее, на торговлю имели неблагоприятное влияние следующие обстоятельства. На   всех рынках русский купец встречал подрыв со стороны  царских товаров; например, являясь на ярмарку в Архангельск, он не имел права  торговать прежде, нежели окончится торговля царская, для которой  отбирались всегда лучшие товары. Некоторые ветви тоговли находились исключительно в руках казны, напр, дорогие меха, продажа хлебного вина и пр. Вообще торговая деятельность  в Московском государстве пользовалась весьма ограничен свободою, товары при всяком движении подвергались подробной оценке и должны были оплачиваться многочисленными пошлинами. Сюда же присоединялись обиды от воевод и приказных людей, таможенные головы и целовальники хотя назначались из торговых  сотен, однако притесняли и брали взятки не менее приказных. Пути сообщения - необходимое условие для торговой деятельности - находились еще в первобытном состоянии. Самое  обычное время для путешествия была зима, тогда на дороге между главными торговыми пунктами тянулись огромные обозы с товарами (так, между Москвою и Ярославлем можно было встретить обозы в 700 и 800 саней) Летом главным средством сообщения служили реки, но плавание по ним было соединено с препятствиями мелководья и волоков, которые требовали довольно частой перегрузки, а каналы в то время еще не были известны в России. Наконец, торговля и вообще народное благосостояние много страдали от разбоев.
   Что касается до заводской и фабричной промышленности,то она была еще весьма мало распространена в Московском государстве и находилась большею частию в руках иностранцев. Первые железоплавильные заводы устроены в царствование Михаила Феодоровича голландским купцом Виниусом около Тулы. Вслед за ним гамбургский купец Марселиус устроил заводы на рр. Костре, Шексне и Ваге, а в царствование Алексея Михайловича основаны Олонецкие железные заводы На этих заводах отливали для правительства пушки, ядра, делали ружья и другие железные вещи; мастерами были иностранцы, заводчики, однако, обязывались научать своему мастерству присылаемых к ним русских работников. Кроме того, в XVII в. встречаются некоторые суконные и полотнянные фабрики, впрочем, назначенные только для царского двора.
 

Источник: Учебники дореволюционной России по истории. Сост. Т.В. Естеферова, М.,1993, стр. 293-313

 Содержание учебника  Далее


История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь  Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008