СОБЫТИЯ И ЛИЦА В РОССИИ В XV, XVI И XVII вв.


1. ИОАНН III ВАСИЛЬЕВИЧ (1462-1505)

169 Свойства Иоанна. После Василия II Темного Московским княжеством правил его сын Иоанн III Васи

льевич, отличавшийся дальновидностью и осторожностью. Приступая к какому-либо делу Иоанн взвешивал все, что может помочь и повредить ему, и старался достигнуть своей цели с меньшими жертвами; Иоанн III славился также бережливостью: посылая иностранным послам в дар баранов, он требовал, чтобы возвращали шкуру.
Замечательными событиями в его правление были: покорение Новгорода, брак его с Софиею Палеолог и свержение монгольского ига.
170. Покорение Новгорода 1478 г. В Новгородскую общину входили нынешние губернии: Новгородская, Вологодская и Архангельская. Столица общины Новгород был самый многолюдный и обширный город в России; жители титуловали его «Господином Великим Новгородом». В Новгороде во время монгольского ига сохранилось вечевое управление. Бояре, властвовавшие на вече, теснили простой народ, отчего в общине происходили волнения. Пользуясь неурядицей, московские князья вмешивались во внутренние дела Новгорода и, со времени Василия I, посылали туда своих наместников. При Иоанне III бояре думали подчиниться Литовхжо-Русскому княжеству, в котором знатные пользовались большими льготами; во главе этих бояр стояла вдова посадника Марфа Борецкая, женщина преклонных лет, но предприимчивая. Большая же часть новгородского населения тянула к Москве. Кроме православия, были еще и другие причины, вызывавшие расположение простого народа к Москве: в Московской России все население было свободно, в Литве же существовали крепостные...
Однажды в Новгороде собралось вече для того, чтобы решить вопрос: к кому Новгород должен присоединиться — к Литве или к Москве. Приверженцы Марфы кричали: «За короля хотим! Пусть Казимир охраняет Новгород!» (Казимир IV был великим князем литовско-русским и королем Польши); противная партия, состоявшая из купцов, простого народа и духовных, говорила: «До сих пор не были латинами... к Москве хотим!" Произошла перебранка, Приверженцы Литвы стали бросать камнями в противников, и вече решило присоединиться к Литовско - Русскому княжеству. Иоанн сначала увещевал новгородцев не изменять старине, а затем начал с ними войну. Литовско-русский князь Казимир не помог своей партии. Новгородцы смирились и заплатили Иоанну 15 500 руб. (До 80-ти пудов серебра). Позднее Иоанн предпринял новый поход и овладел Новгородом без битвы. Вече и посадники были упразднены: вечевой колокол вместе с Марфою Посадницею отвезен в Москву.
171. Свержение ига 1480 г. За несколько лет до покорения Новгорода Иоанн вступил (1472 г.) в брак с Софиею Палеолог, племянницею последнего византийского императора Константина XI. Склоняя своего супруга к войне с татарами, София говорила: «Неужели ты оставишь меня и детей моих, татарскими данниками?» Впрочем, Иоанн сам сознавал, что наступило время для решительной борьбы с татарами.— Золотая орда сильно ослабела после того, как от нее отпали татары крымские и татары, жившие по средней Волге и Каме; первые образовали Крымское ханство, а вторые — царство Казанское. Дед и отец Иоанна платили дань неисправно и уже не так часто ездили в Сарай на поклон хану, а вместо этого в Москву приезжали послы с басмою (ханский болван), которой князья должны были поклониться. Решив свергнуть татарское иго, Иоанн сблизился с заклятым врагом Золотой орды, крымским ханом Менгли - Гиреем, и так расположил его подарками к себе, что Менгли - Гирей называл московского князя своим «братом». Вскоре затем в Москву прибыли ордынские послы. По обычаю, князь вышел к послам навстречу и принял от них ханскую басму, но вместо того, чтобы ей поклониться, он бросил ее на землю и растоптал, а послов велел задержать. Хан Ахмат, склонив на свою сторону литовско-русского князя Казимира IV, двинулся в Москву и на литовской границе, при р. Угре (которую русские называли поясом Богородицы, охраняющим Россию от Литвы), встретил Иоанна III с войском.
Русское ополчение было многочисленнее татарского, но Иоанн медлил и не начинал битвы; Ахмат также бездействовал, ожидая литовцев. Народ жаловался на князя, подозревая его в трусости, когда же он однажды оставил войско и прибыл в Москву для распоряжений, то в столице поднялся ропот. Вассиан, ростовский епископ, встретив Иоанна в Кремле, говорил ему: «Зачем боишься смерти? Рока своего не перейдет ни человек, ни зверь, ни птица. Дай мне, старику, твои войска, и ты увидишь, что я не уклоню лица своего пред татарами». Великий князь возвратился к войску. Между тем наступила зима, и начались сильные морозы. Легко одетым татарам, надеявшимся обзавестись одеждою в России, приходилось плохо. Не дождавшись литовского князя, занятого Менгли - Гиреем, и узнав о разорении Сарая татарами-ногайцами, Ахмат отступил от Угры и занялся разграблением Литвы. На возвратном пути он был убит одним татарином, а Золотая орда позднее была окончательно разгромлена крымцами. Таким образом, свержение ига обошлось без пролития крови. На месте, где Иоанн разбил ханскую басму, построена церковь Спаса (Спас на Болвановке).
172 Московский герб. Украшение Москвы. После брака с Софиею -Палеолог Иоанн ввел при московском дворе византийские обычаи и церемонии, которые возвышали его особу и ставили в почтительное отдаление от него других князей и бояр. Московский герб, представлявший Георгия Победоносца, поражающего копьем змия  т. е. татар, был соединен с византийским, который изображал орла с двумя головами, обращенными в противоположные стороны Также после брака с Софиею Иоанн вошел в сношение с западною Европою, откуда были вызваны в Москву разные мастера. Они лили пушки, отыскивали руду, чеканили монету (рубль от слова рубить) и возвели кругом Кремля новые каменные стены с башнями и тайниками. В Кремле были построены соборы Успенский и Архангельский и Грановитая палата, назначенная для приема послов и других торжественных случаев (Грановитою она названа потому, что стены ее с внешней стороны покрыты выдавшимися четырехгранниками), каменные палаты для Иоанна и бояр.
В Успенском соборе (построенном итальянским архитектором Фиоравенти) находятся мощи митрополита Петра и Владимирская икона Богоматери, в этом же соборе совершались обряды избрания и посвящения митрополита и священное коронование царей Архангельский собор сделался местом погребения князей и царей московских
Все новые здания были красивее, обширнее и роскошнее прежних, и Москва стала называться Златоверхою и Белокаменною
 

2. ИОАНН IV ВАСИЛЬЕВИЧ (1533—1584)

173. Малолетство Иоанна IV. Венчание на царство 1547 г. После Иоанна III княжил его сын Василий III, положивший конец уделам (Псков, Рязань и др.).
Василию III наследовал его сын Иоанн IV, именовавшийся царем. Он родился от второй супруги Василия Елены Глинской, дочери одного литовско-русского вельможи. В память его рождения отец приказал в один день построить и освятить церковь во имя Иоанна Предтечи. Иоанн остался после отца четырех лет, а восьми лишился и матери.
При московском дворе в то время было много князей, которые сами или отцы которых прежде были удельными князьями. Потеряв свои владения, они поступали на службу к московским князьям в сане бояр занимали должности наряду с другими служилыми людьми не княжеского происхождения. Эти князья не могли забыть своего прежнего значения и потому не всегда доброжелательствовали московским князьям. К числу таких служилых князей принадлежали Шуйские, стоявшие во главе Боярской думы (высшее правительственное место), к которой по смерти Елены перешло управление государством- Шуйские расхищали казну, а Иоанна дурно кормили и одевали и поощряли к грубым забавам, как-то: мучить животных, во время езды по Москве давить конями народ и т. п. Но, несмотря на такое небрежное воспитание, Иоанн учился грамоте и прочел сочинения, находившиеся в библиотеке его отца. Прочитанные им Св. Писание и Церковная Римская история развили в нем понятие о силе царской власти; к тому же Шуйские оскорблявшие царя наедине во дворце, раболепствовали перед ним, когда он появлялся перед народом или выходил к иностранным послам. На 13-м году от роду Иоанн впервые обнаружил свою власть: псари, по его приказанию, схватили одного из Шуйских и замучили; остальные Шуйские были разосланы по городам. Во главе Боярской думы стали Глинские, но Иоанн продолжал предаваться недостойным забавам, а Глинские и их клевреты обременяли народ поборами.
На 17-м году от роду Иоанн, по совету митрополита Макария , венчался на царство. Венчание происходило в Успенском соборе
Вскоре после венчания на царство Иоанн вступил в брак с Анастасиею Романовною, происходившею из боярского дома Романа Юрьевича Захарьина.
174. Мятеж в Москве. Сильвестр и Адашев. Все надеялись, что Иоанн после венчания на царство сам станет править государством, но царь жил, как и прежде, и Глинские своевольничали. Однажды в Москве случился большой пожар. Жители думали только о спасении своей жизни; царь с царицею и боярами удалились на Воробьевы горы. Клевреты Шуйских распустили молву, что Москва сгорела от волшебства княгини Глинской. «Она вынимала сердца из мертвых, - говорили они, - клала их в воду и кропила этою водою улицы». Народ, недовольный Глинскими, поверил этому нелепому слуху, пришел в ярость и растерзал одного из Глинских в Успенском соборе. Пожар Москвы и народный мятеж поразили Иоанна. В это время протоиерей Благовещенского собора Сильвестр, обличая его, напомнил ему о царских обязанностях и убеждал оставить прежний образ жизни. Царь решился сделаться иным человеком.
После того первыми советниками царя сделались Сильвестр и Алексей Адашев. Адашев происходил из простых, или темных, людей; он славился умом, честностью и, как говорили в то время, «уподоблялся как бы ангелу среди грубых людей». Новые советники окружили престол мужами честными и заботившимися о благе государства; между ними были князья (Андрей Курбский, Воротынский и Серебряный), духовные и незнатные. Для обсуждения важных государственных дел в Москву были созваны представители всей Русской земли. Такое собрание, называвшееся «Земским собором», или «Земскою Думою», было первое в Московском царстве. Царь вышел на Красную площадь к выборным, покаялся в прежних поступках и обещал всю жизнь заботиться о благе народа; тут же он подозвал к себе Адашева и велел ему принимать челобитные (от слов — челом бью), чтобы потом рассматривать с ним вместе. - Около того же времени, по настоянию митрополита Макария, в Москве была заведена первая типография (1533 г.).
В 1564 г типографщики дьякон Иван Федоров и Петр Мстиславец напечатали Деяния свв Апостолов Корыстолюбивые и невежественные люди распространили молву, что Деяния что печатная книга не согласна с рукописью, и типографщики были обвинены в ереси, опасаясь преследований, они бежали в Литву Печатный двор сгорел, рассказывали , что он был подожжен. Но печатание книг продолжалось.
175. Завоевание Казани 1552 г. и Астрахани. Из внешних дел Иоанна IV особенно было важно покорение царств Казанского и Астраханского. Казанцы занимались торговлею, но нередко разбойничали по Волге, увечили захваченных людей и, по словам современников, «допекали Руси хуже Батыева разорения». Дед и отец Иоанна назначали царями Казани своих подручных ханов, но казанцы часто изгоняли их и избирали своих.
Иоанн решился присоединить Казань к своим владениям; послал туда большое войско (150 000) и вслед затем, по настоянию Сильвестра, сам пошел под Казань. По прибытии Иоанна был поднят великий стяг (царское знамя) с шитым изображением Нерукотворенного образа, бывшим при Куликовской битве. У стяга был отслужен молебен, и царь сказал речь, которая воодушевила воинов. Казанское войско было в 5 раз малочисленнее русского, и город окружали деревянные стены; несмотря на это, татары решились сопротивляться до последних сил. Через несколько дней русские отрезали Казань от поля; в низменных местах был проведен тын, а на сухих местах поставлены туры, т. е. плетенки из хвороста, наполненные землею, туры были эти на колесах, и, смотря по надобности, их передвигали с одного места на другое; из-за них воины стреляли из пушек и пищалей. Но ненастье задержало осаду. Рассказывали, что при восходе солнца на стену всходили старые татарки, произносили заклинания и махали одеждами на русских воинов, отчего поднималась буря и лил дождь. Иоанн, по совету бояр, велел привезти из Москвы крест, заключавший в себе часть Животворящего древа. Настали ясные дни, и воины ободрились. Татары умирали от жажды, от ран, но о сдаче не думали. Наконец по плану немецкого розмысла (инженера) был сделан подкоп и под стены подложено несколько бочек пороху. Иоанн слушал обедню в то время, когда дьякон, произнося эктению, сказал: «Покорити под нозе его всякого врага и супостата», произошел сильный взрыв, от которого обрушилась часть городской стены. Русские бросились в город, татары встретили их тучею стрел, обливали их кипятком и скатывали бревна, но были вынуждены уступить и выдали Иоанну своего молодого царя (Эдигера). После очищения Казани от трупов царь торжественно вошел в город и поставил крест на том месте, где надлежало быть первому христианскому храму (ныне Благовещенский собор).
Когда царь, возвращаясь из-под Казани, подъезжал к Москве, народ вышел к нему навстречу, желая приветствовать завоевателя басурманского царства- Воеводы получили по золотой медали, что составляло в то время высший знак отличия (Курбский, сверх того, был награжден саном боярина]. В Москве на добычу, взятую при завоевании Казани, построена церковь во имя Покрова Пресвятыя Богородицы (решительный приступ к Казани был сделан в день Покрова, 1 октября), известная более под именем Василия Блаженного.
Вскоре после взятия Казани была завоевана Астрахань, столица ногайцев. Таким образом, вся река Волга сделалась русскою, и Иоанн начал титуловаться «царем Казанским и Астраханским».
176. Казни. Опричнина. Св. Филипп. После казанского похода Иоанн стал тяготиться Адашевым и особенно Сильвестром, который ввел в жизнь царя строгий порядок, даже определил для него время сна, занятий, род пищи, одежду и т. п. Захарьины и другие бояре старались усилить нерасположение царя к его любимцам. Видя охлаждение к себе Иоанна, Сильвестр сам удалился от двора, а Адашева царь отправил в Ливонию (к войску). Когда умерла супруга Иоанна Анастасия Романовна, при дворе заговорили, что Сильвестр и Адашев извели царицу чарами. Царь заточил Сильвестра в Соловецкий монастырь, а Адашева заключил в тюрьму (в Юрьеве). Родственники и приверженцы обвиненных были сосланы или казнены. Затем Иоанн начал преследовать бояр, ненавистных ему с самого детства. Преследования эти усилились после побега в Литву князя Андрея Курбского. На каждого боярина царь смотрел, как на врага, и стал верить доносам и подметным письмам. Опасаясь оставаться в Москве, Иоанн переселился в Александровскую слободу, лежавшую среди дремучих лесов, в 70-ти верстах от Москвы; там он окружил себя людьми незнатными (большею частью из низшего класса), которые составили его стражу, опричнину (опричь — кроме). Отрекаясь от отца и матери, опричники давали царю клятву, что они будут повиноваться только ему-; они должны были как бы грызть его врагов и выметать из Русской земли измену, в знак чего каждый из них, ездя на коне, привязывал к своему седлу метлу и собачью голову. Новых слуг царь жаловал поместьями, одевал в платье, шитое золотом, и позволял им буйствовать и обижать жителей. Изредка только выезжая в Москву, царь прожил несколько лет в Александровской слободе, где казнил бояр и предавался порочным забавам, а для успокоения совести носил монашеское платье, усердно молился, читал богослужебные книги, звонил в колокола и рассылал по монастырям и церквам синодики с приказанием поминать казненных.
Казни совершались по разным случаям. Так, однажды были перехвачены письма польского короля и литовско-русского князя Сигизмунда II Августа к московским боярам, которые будто бы еще раньше тайно соглашались изменить своему государю и переселиться в Литву. После этого опричники стали неистовствовать в Москве, убивая ежедневно от 10 до 20 человек. В числе казненных был боярин Челяднин, участвовавший в возмущении Москвы против Глинских.
Москва была в ужасе. Митрополит св. Филипп печаловался за невинных бояр; когда же это не принесло пользы, он стал обличать царя всенародно, во время богослужения, за что был свержен и заточен в монастырь, где позднее его задушил свирепый опричник Малюта Скуратов.
177 Война с Польшею. Оборона Пскова 1582 г. Преследования д продолжались и по упразднении опричнины. Происходившая о время война с Польшею была весьма несчастлива для России. Началась она при следующих обстоятельствах.
Вскоре после завоевания Астрахани Иоанн объявил войну ливонским рыцарям за то, что они не пропустили в Россию нанятых им на службу иностранных ученых, художников и ремесленников. Война эта, известная под именем Ливонской, была успешна, и русские взяли, между прочим, г. Нарву, открывавший Москве путь к Балтийскому морю. Вскоре затем и Ливонский орден распался, причем земли его по Финскому заливу отошли к Швеции, земли же по Рижскому заливу и по р. Западной Двине захватил литовско-русский князь и польский король Сигизмунд II Август, а магистр ордена удержал за собою только часть нынешней Курляндской губернии, превратив ее в светское владение, зависимое от Польши. Так как некоторые ливонские земли, доставшиеся Польше, прежде принадлежали Рюриковичам, то из-за этих земель Иоанн объявил войну Сигизмунду II Августу. Пока войсками начальствовали лица, приближенные к царю Сильвестром и Адашевым, русские вели войну успешно и взяли г. Полоцк. Но затем начались неудачи, усилившиеся особенно при преемнике Сигизмунда II Августа Стефане Батории, первом избирательном короле (Сигизмунд II Август последний король из дома Гедимина). Стефан Батории был незначительный венгерский князь. Польские паны и иезуиты при избрании поставили ему в условие, чтобы он воевал с Россиею. Готовясь к войне, Батории составил из украинских, или малороссийских, казаков особые полки под названием «казаков реестровых»; начальник их назывался «гетманом русских казацких войск» (начальники собственно польских войск назывались коронными гетманами); знаками отличия его были: булава и бунчук (несколько конских хвостов на древке)

  Перед смертью Сигизмунд издал на сейме в г. Люблине постановление, по которому литовские земли и Польша должны были иметь одного короля, один общий сейм и один сенат; постановление это известно под названием Люблинской унии или соединения. Вскоре юго-западные русские земли, соединившиеся с Польшей утратили свои древние названия и получили уже новые. Так, земли, лежавшие в бассейне Западной Двины и верхнего Днепра, составляли Белую Русь или Белоруссию (древнее княжество Полоцкое, часть Смоленского и др.), на юге и на юго-западе от Белой Руси лежала Черная Русь, и по р. Припети находилось Полесье, на юг от Полесья - Волынь, а по верховьям Южн. Буга Подолия (земля древлян и княжество Волынское); земли по среднему течению Днепра, составлявшие прежде княжества: Киевское, Черниговское и часть Севрского, называли Украиною, Малою Русью и Малороссиею. Со времени татарского ига пограничные поселяне и горожане Украйны жили настороже от татар и на полевые работы выходили в большом числе и с оружием. С течением народонаселение в этих местностях разделилось на поселян и казаков; последние, не оставляя своих прежних занятий, в то же время учились владеть оружием и ездить верхом.
От малороссийских казаков нужно отличать казаков-запорожцев, живших на островах Днепра, ниже порогов. Это были русские бессемейные люди, считавшиеся между собою братьями. Главный укрепленный лагерь их назывался Запорожскою сечью. Запорожцы управлялись избранными атаманами, или кошевыми. В летние месяцы на челнах, сделанных для удобной переноски по сухому пути из буйволовых кож, они плавали по Черному морю, нападали на турецкие и татарские корабли, высаживались также на берега, где все жгли и грабили. По возвращении из походов они вели праздную жизнь и пьянствовали. Запорожцы нанимались на службу к польским панам, они же были в
войсках Валленштейна
.

Батории совершил на Россию три похода. В первый  поход, руководимый князем Курбским, он завладел г. Полоцком причем все православные монастыри и церкви отдал иезуитам' (Баторий любил иезуитов и часто говаривал: «Если бы я не был королем, то был бы иезуитом»). Во время третьего похода Баторий дошел до Пскова. Когда Псков был самостоятельным, то на него часто нападали литовцы. Не имея возможности образовать войска, равносильного рыцарскому, псковичи особенно заботились об укреплении городских стен. При Иоанне Грозном стены были подновлены, а пред походом Батория в город было введено войско Поляки, однако же, скоро успели сделать пролом в стене и укрепились в двух башнях. Русские ратники начали было отступать, но воевода, князь Иван Шуйский, просьбою и слезами удержал их -в то же время появилось духовенство с иконами и мощами св. Всеволода, покровителя города. Ратники, воскликнув: «Не предадим св. Всеволода», вступили в бой, и поляки оставили башни. Осада безуспешно продолжалась более двух месяцев.
Поляки жаловались на короля и особенно на его воеводу Яна Замойского. Замойский получил образование в Италии, почему польские ратники и говорили: «В итальянских университетах он научился всему, кроме самого необходимого — искусства побеждать русских». Наконец польские наемники, страдая от голода и холода, стали разбегаться, и Баторий был вынужден прекратить осаду. Таким образом, Псков остановил успехи поляков. Но походы Батория ослабили Россию. Иоанн помирился с Польшею на тягостных условиях, и вскоре затем он должен был уступить Швеции г. Нарву.
В это тяжелое для России время распространилось радостное известие о завоевании донскими казаками Сибирского царства.
178. Василий Тимофеевич Ермак. Царство Сибирское лежало за Уральским хребтом; татары составляли в нем господствующий класс; главным городом царства была Сибирь на р. Иртыше. Сибиряки, жившие почти в диком состоянии, переходили Уральские горы и нападали на нынешний Пермский край, в котором богатые купцы Строгановы имели соляные варницы. Нуждаясь в военных людях, Строгановы однажды обратились к волжским разбойникам с предложением поступить к ним на службу. Разбойники эти были из донских казаков; так назывались русские бедные и бессемейные поселенцы р. Дона. Они составляли общества, во главе которых стоял выборный начальник — атаман. Донские казаки часто переправлялись за р Волгу для грабежа. Царь Иоанн Васильевич выслал на Волгу войско для усмирения разбойников, а атамана их и товарища его Ивана Кольцо приказал поймать и повесить, но Ермак успел со своею шайкою спастись на р. Каме. Эту-то шайку и пригласили к себе Строгановы, снабдили ее оружием, съестными припасами и провожатыми и отправили в Сибирь (дружина Ермака состояла из 840 человек).— После трудного похода Казаки дошли до сибирской р. Тура, впадающей в Иртыш, встретились там с туземцами и отразили их...
Потом казаки поплыли по р. Иртышу к г. Сибири и там на берегу встретили большое ополчение Кучума. Казалось, их ожидала неминуемая смерть. Казаки составили круг (сходка), и некоторые предлагали возвратиться назад, но Ермак говорил: «Путь нам один - вперед, воротимся назад - замерзнем в глубоких снегах, а если и спасемся, то придем в Россию клятвопреступниками: мы обещали или смирить Кучума, или умереть». Произошло сражение; казаки обратили Кучума в бегство, потеряв 10 человек из своего отряда. Сибирь была взята (1583 г.), и богатства ее, состоявшие из золота, серебра, парчи и дорогих мехов, достались победителям.— По взятии Сибири Ермак отправил атамана Кольцо в Москву «бить челом Иоанну царством Сибирским». Иоанн обрадовался новому приобретению, назначил казакам богатое жалованье, а Ермаку послал дорогие военные доспехи и шубу со своих плеч. На помощь казакам в Сибирь был отправлен отряд Московского войска. Ермак вскоре после этого утонул в р. Иртыше, спасаясь от преследования Кучума.
  Конец Иоанна 1584 г. Несмотря на крепкое телосложение, Иоанн скоро состарился: беспорядочный образ жизни и угрызения совести, пробуждавшейся по временам, лишили его бодрости, а военные неудачи и убиение им своего сына Иоанна окончательно истомили его. Вышедши однажды на крыльцо посмотреть на появившуюся комету, он вдруг изменился в лице и сказал окружавшим его: «Вот знамение моей смерти!» Вскоре после того он умер в тяжких страданиях.


3. ФЕОДОР ИОАННОВИЧ (1584—1598)


179. Патриаршество. Прикрепление крестьян к земле. Убиение Царевича Димитрия. У Иоанна Грозного от брака с Анастасиею Романовною остался сын Феодор, а от последней супруги из рода Нагих„ - Димитрий. Царем сделался кроткий, набожный, но болезненный Феодор, передавший управление государством «Боярской думе», во главе которой скоро стал Борис Годунов, шурин царя. Борис Годунов происходил из незнатного татарского рода и возвысился при Иоанне IV в звании опричника. Когда Грозный стал наносить удары своему сыну Иоанну, Годунов хотел защитить царевича от этого, то сам был избит. Раскаявшись в убийстве сына, царь более прежнего сделался милостивым к Борису. Годунов был человек рассудительный, но честолюбивый и коварный. У Феодора Иоанновича детей не было, и Борис возымел намерение завладеть престолом. Рассказывали, что кудесник предсказал ему, что он будет царствовать 7 лет. «Хотя бы семь дней, лишь бы царствовать!» - воскликнул Борис. Стремясь к своей цели, Борис прежде всего расположил к себе митрополита В 1589 г. в Москву прибыл за милостынею константинопольский патриарх (Иеремия). Годунов щедро одарил его, и он возвел московского митрополита Иова в сан патриарха; после того Иов сделался преданным лицом Годунову. Затем в 1597 г., по настоянию Бориса, был издан указ, чтобы крестьяне оставались у тех помещиков, на землях которых они до того времени жили, таким образом в России впервые появились несвободные крестьяне, называвшиеся позднее крепостными. Этою мерою Борис думал расположить к себе бояр и особенно мелких помещиков, нуждавшихся в рабочих людях.
   В 1591 г. царевич Димитрий был убит. В народе скоро распространилась молва, что убийцы были подосланы Годуновым.
   Димитрий жил со своею матерью в удалении от двора, в г Угличе Ярославской губ Однажды, в праздничный день, когда царевич играл на дворе со своими сверстниками, к нему подошли три человека из придворных чиновников Один из них, Волохов, взял царевича за руку и спросил его «У тебя, государь, новое ожерелье (бармы.)?»— «Нет, старое»,— ответил он, подняв голову Злодей ударил его в горло ножом и убежал, царевич упал, а двое других, докончив убийство, поспешили скрыться В городе произошло смятение, забили в набат, жители сбежались и растерзали убийц Феодор послал в Углич для расследования нескольких бояр, которые донесли царю, что царевич сам закололся в припадке падучей болезни. Жители Углича после этого были наказаны за самоуправство, а царица Мария пострижена в монахини

сс.113-122

Далее


История России Историки России История Урала История Оренбуржья Курс лекций Планы практических занятий Тесты Художественная литература Советы и рекомендации Учебные вопросы Литературные задачи Биографические задачи Проблемные задания Библиотеки Документы Хронология Исторический календарь  Архив Ссылки Карта проекта Автор Обновления Титульная страница

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

© Заметки на полях. УМК. 1999 - 2008